NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1154:
Молодой транжира

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

— Собрат даос, ч-что вы только что сказали? — От изумления у девушки округлились глаза.

— Я сказал, что мне не нужны эти семь предметов, заверни остальное.

Внешне Мэн Хао сохранял спокойствие, но при виде лица девушки в его душе поднялось невиданное ранее чувство. Ему вспомнился один случай: ещё в уезде Юньцзе он как-то зашёл в лавку и застал там старосту Чжоу, который покупал что-то в точно такой же манере, как он это сделал сейчас. Выражение лица того приказчика, его дрожащий голос точь-в-точь совпадали с реакцией этой девушки. Ей явно стало тяжело дышать и, похоже, у неё даже закружилась голова. За годы работы здесь она насмотрелась на всевозможные типы покупателей, но ей впервые попался кто-то вроде Мэн Хао.

— П-почтенный... без этих семи предметов здесь выставлено всего сто двадцать четыре артефакта, — переведя дух, она продолжила чуть более спокойно: — Покупка всех обойдётся вам в 4,000,000 духовных камней... это 4,000 бессмертных нефритов...

Мэн Хао чуть выше задрал подбородок и спросил:

— И что? Вы их продаёте или нет?

У него на руках было несколько сотен миллионов бессмертных нефритов, что означало, он мог приобрести не только все эти магические предметы, но и выкупить весь ассортимент лавки или скупить все товары на рынке. Такого количества денег хватит для покупки целого поля астероидов.

Эскапады в мире Бога Девяти Морей сделали Мэн Хао, пожалуй, самым богатым человеком всего мира Горы и Моря, но даже такое богатство не подарило ему душевного спокойствия. Зная о любви медного зеркала пожирать астрономические суммы духовных камней и бессмертных нефритов, изнутри его постоянно подтачивало чувство тревоги.

И всё же вид ошеломлённой девушки был просто бесподобным. Наконец он мог сполна насладиться жизнью богача. Взмахом руки он высыпал 4,000 бессмертных нефритов. От небольшой сверкающей горы тут же повеяло бессмертным ци, который быстро заполнил всю лавку. По полу застелился туман, отчего помещение стало похоже на райскую обитель.

При виде такого количества бессмертных нефритов у девушки чуть глаза не выкатились из орбит. За всю жизнь она ещё никогда не видела сразу столько денег. В глазах остальных людей в лавке смешались изумлённый и алчный блеск. Несколько практиков задрожали при виде такого количества бессмертных нефритов, а потом невольно покосились на бездонную сумку Мэн Хао. Их глаза странно блеснули, и они быстро вышли. Краем глаза Мэн Хао заметил их уход, при этом его губы растянулись в слегка застенчивой улыбке.

— Почтенный, такая сделка вне моей компетенции, пожалуйста, подождите немного, мне надо найти старейшину.

Девушка хотела шмыгнуть назад, но не успела она даже обернуться, как с заднего двора лавки ударил мощный порыв ветра, превратившийся в старика. Он был облачён в экстравагантный, явно очень дорогой наряд и выглядел как небожитель. Сложив ладони, он поклонился Мэн Хао.

— Меня зовут Шуй Мотянь. Приветствую, собрат даос. Пожалуйста, в знак дружбы примите в подарок эти семь предметов.

Старейшина добродушно рассмеялся и быстро выполнил магический пасс. Невидимые сдерживающие чары на стене рассеялись, и магические предметы закружились в воздухе вокруг Мэн Хао, сияя при этом аурой драгоценностей и сокровищ. Мэн Хао коротко кивнул старейшине, а потом смёл их в бездонную сумку.

— Шуй Мотянь, я запомню это имя, — на прощание сказал он и пошёл к выходу.

После этой фразы старейшина чуть не затанцевал от радости и любезно проводил Мэн Хао из лавки, не переставая кланяться и расшаркиваться. Такое его поведение оставило остальных приказчиков в полном шоке. Сумма сделки, конечно, была совершенно неслыханной, но их всё равно сбило с толку поведение старейшины Шуй Мотяня. Такая вежливость эксперта царства Древности к простому практику царства Бессмертия выглядела крайне странно.

Миловидная девушка, стоящая рядом с Шуй Мотянем, прильнула к его уху и прошептала:

— Старейшина Шуй, если этот парень с лёгкостью выложил 4,000 бессмертных нефритов, тогда в этой бездонной сумке...

Прежде чем она успела закончить, Шуй Мотянь ожёг её взглядом и с размаху залепил пощёчину. Зашатавшись, девушка поражённо прижала к кровоточащим губа ладонь.

— Закрой пасть! — холодно прошипел он. — Ты хоть знаешь кто это? Услышь он, что ты сейчас сказала, и с его статусом ему не составит труда убить меня, тебя и стереть с лица земли всю секту Чернильных Небес! Он может в мгновение ока уничтожить весь рынок Небесные Облака!

Как только Мэн Хао вытащил 4,000 бессмертных нефритов, он сразу понял, кто перед ним сейчас стоит. Проверив странного покупателя божественным сознанием, тот показался ему знакомым, но, чтобы сопоставить все факты, ему потребовалось какое-то время. Именно тогда он решил подарить ему семь магических предметов.

— Кто... кто это был? — спросила миловидная девушка.

Любому другому человеку Шуй Мотянь не стал бы отвечать, но, раз она сопровождала Мэн Хао, он наклонился и прошептал ей на ухо:

— Кронпринц клана Фан, единственный ученик сразу трёх великих даосских сообществ. Он на царстве Бессмертия, но ему по силам убить даже экспертов царства Древности. Это был... Мэн Хао!

— Так это был он?! — шёпотом вскрикнула девушка. Она повернулась к двери, но Мэн Хао уже исчез в толпе. Как вдруг девушка кое-что вспомнила и выпалила: — О нет, плохи дела! Только что несколько покупателей выскользнули из лавки, когда увидели его бессмертные нефриты. Кажется, они задумали неладное!

— Не беспокойся, этим они сами подпишут себе смертный приговор, — заверил её Шуй Мотянь с холодным смешком. Он понимал, что со статусом Мэн Хао даже гуру Небесные Облака не допустит ничего плохого.

Тем временем в отдалённой части рынка стояло здание, которое все старались обходить стороной. Проходя мимо, они с тревогой и страхом взирали на строение, а потом быстро опускали голову и ускоряли шаг. Снаружи в позе лотоса расположились четверо мужчин с культивацией пика царства Бессмертия. Стоявшую тишину нарушало только их размеренное дыхание. Ритм дыхание создавал своего рода резонанс с Небом и Землёй, из-за него всё строение изредка мутнело и расплывалось.

В настоящий момент к зданию на всех парах мчались два практика. Они остановились перед людьми в красных халатах на входе и низко поклонились, после чего один них что-то сказал одному из привратников. Тот поднялся и с блеском в глазах скрылся внутри. Спустя пару мгновений он вернулся и приказал:

— Следите за ним, куда бы он ни направился. Надо узнать, сколько у него при себе бессмертных нефритов. Если меньше 10,000, тогда не стоит беспокоить уважаемого.

Двое практиков с энтузиазмом поклонились и радостно поспешили выполнять поручение. Мужчина в красном принял позу лотоса, и вновь опустилась тишина. На втором этаже, скрестив ноги, сидел старик. На его лице имелось несколько коричневых отметин, но стоило ему открыть глаза, как в них появился яркий блеск. От него исходили волны культивации поздней ступени царства Древности.

— Старший брат слишком осторожничает, — холодно произнёс он. — Весь смысл рынка Небесные Облака — упростить наши занятия культивацией. Раз старший брат медитирует в уединении, я тут всем заправляю. Хм, 4,000 бессмертных нефритов... Мне плевать, кто он такой... с таким толстым кошельком ему бы лучше поделиться с нами, если он хочет выбраться отсюда живым! — сказал он и закрыл глаза.

Мэн Хао продолжал в импозантной манере бродить по рынку. Он заходил во все лавки и скупал приглянувшиеся магические предметы, целебные растения, трактаты, описывающие магические техники и множество других вещей. Он даже покупал то, что даже не было выставлено на продажу. Одной из таких покупок стала огромная ширма с вышитым на ней белым тигром. Она ему приглянулась и за внешний вид, и за исходящую от неё духовную энергию. Взмахом рукава он высыпал столько денег, что у приказчика отвисла челюсть.

Мэн Хао указал на трон из множества летающих мечей и сказал:

— А эта штука весьма ничего! Отцу должно понравиться! Беру!

Ему попалась статуя, вырезанная из духовных камней, которая сама по себе была магическим предметом.

— Чудесно! Я возьму и её!

— И это тоже!

— Какие хорошие доспехи, дайте мне тысячу комплектов!

— Эти даосские халаты хорошо сшиты! Забираю!

— Сколько за все нефритовые свитки в твоей лавке? Я хочу купить их всех!

Раз его отец не мог покинуть планету Южные Небеса, Мэн Хао решил купить целую книжную лавку, чтобы ему было что почитать. Когда дело касалось подарков для более хрупкого пола, Мэн Хао был уже не так уверен. Не зная, что любит его мать, он просто решил выкупить весь магазин!

— Занятная коллекция марионеток, беру!

Хозяева лавок встречали его практически со слезами радости на глазах. Вскоре весь рынок с жаром обсуждал молодого богача. Некоторые даже начали преследовать его и считать, сколько он потратил. В конечном итоге он просадил около 1,000,000,000 духовных камней или 100,000 бессмертных нефритов. Практики, которых послали следить за ним, доложили об этом своему руководству, и вскоре в воздухе запахло бурей.

Словно ничего этого не замечая, Мэн Хао продолжал просаживать деньги на понравившиеся вещи. Он даже начал останавливаться у различных лотков. Любая понравившаяся вещь тут же отправлялась в его бездонную сумку, а иногда с ней туда попадало и всё содержимое всего лотка.

Мэн Хао вёл себя как молодой транжира. Обычно такие безумные траты вызвали бы у него острую боль в висках, но сейчас он покупал подарки родным, поэтому не видел в этом ничего страшного. Он даже купил несколько подарков своей сестре. Вскоре он скупил примерно треть товаров на рынке, а его бездонная сумка стала на 300,000 бессмертных нефритов легче.

Что до двух практиков, посланных шпионить за ним, они вернулись к зданию на отшибе со своим докладом. Сидящий в позе лотоса старик, открыл глаза. Они сияли жаждой убийства.

"300,000 бессмертных нефритов... Раз он не постеснялся столько потратить, значит, в его бездонной сумке лежит больше 1,000,000. Небеса, 1,000,000 бессмертных нефритов..."

От захлестнувшей его алчности старик тяжело задышал, но вместе с ней пришли и сомнения. Его жертва имела слишком много денег, чтобы быть простым практиком. С такими людьми нельзя было так просто связываться, ведь зачастую за ними стояли могущественные покровители.