NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1155:
Окровавленная нефритовая бирка

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Старика раздирали сомнения. С одной стороны, его сжигала алчность, с другой, происхождение Мэн Хао вынудило умерить её до определённого уровня. После нескольких секунд неуверенности его глаза внезапно заблестели, и он посмотрел за пределы здания. Практики в красном халате согнул спину и почтительно сложил вместе ладони.

— Патриарх, цель на пути к аукциону. Похоже, он планирует принять в нём участие.

Глаза старика сверкнули решимостью, и он поднялся на ноги. Выйдя из здания, он зашагал в сторону аукциона вместе с четырьмя практиками в красных халатах. Все они выглядели очень свирепо и буквально источали жажду убийства.

"Мне плевать, кто ты и откуда взялся, если у тебя меньше 1,000,000 бессмертных нефритов, я оставлю тебя в покое. Пока больше не узнаю о твоём прошлом, я не стану тебя трогать..."

Приняв решение понаблюдать за Мэн Хао ещё какое-то время, глаза старика блеснули. Как и сказал практик в красном, Мэн Хао закончил спускать деньги в лавках и лотках и отправился к главному аукционному дому в центре рынка. Внутри он встал в стороне от главной сцены, где один за другим выставлялись лоты, однако немногие делали ставки. В толпе то и дело мелькали малиновые халаты, они вели учёт участников аукциона и держались весьма угрожающе. Никому не дозволялось делать фальшивых ставок, к тому же любого, сделавшего ставку, обязывали в случае победы сразу же заплатить озвученную им сумму. Всех тех, кто нарушал порядок, могли не только прогнать с рынка Небесные Облака, практики в малиновых халатах имели право казнить особо злостных нарушителей.

Мэн Хао наблюдал за ходом аукциона с непроницаемым выражением лица. Многие сразу же его заметили и с радостью принялись сплетничать о цели его визита. Вскоре весь аукционный дом знал, что он находился внутри. Всё-таки за те полдня, что Мэн Хао провёл на рынке, он выкупил практически треть выставленных на продажу товаров. Очевидно, он был безумно богат. В такой ситуации он просто не мог не привлекать внимание, особенно со стороны женской половины мира практиков. При взгляде на него у них начинали блестеть глаза, и они неосознанно поправляли причёску или свой наряд, чтобы выглядеть как можно привлекательней. Они явно надеялись привлечь его внимание в надежде приобщиться к его богатству. Несколько людей хмурили брови, задумавшись, где же они его раньше видели. Спустя пару мгновений они с ошеломлением понимали, кто он такой. Распорядитель аукциона тоже смекнул, кто осчастливил своим присутствием его аукционный дом. В ходе торгов он то и дело скашивал на него взгляд и вообще уделял ему особое внимание.

Мэн Хао равнодушно отнёсся к вызванному им переполоху. Он спокойно стоял, оперившись на стену, однако глубоко внутри был весьма озадачен.

"Чего они ждут? Что-то не так. Они столько времени за мной таскались, то появляясь, то куда-то исчезая. После этого они должны были доложить кому-то о результатах слежки. Может быть, эти ребята не такие уж и хорошие грабители?"

Мэн Хао нахмурился. У него не было времени сидеть здесь и дожидаться, пока они наберутся храбрости. Немного подумав, он пришёл к выводу, что именно его нахождение на рынке было решающим фактором, почему его преследователи до сих пор ничего не предприняли.

"В таком случае, — подумал он, — я вполне могу им подыграть и уйти. Это даст им отличный шанс напасть".

Приняв решение, он уже собирался уйти, как вдруг распорядитель вынес нефритовый поднос и поднял его высоко над головой.

— Дамы и господа, собратья даосы, следующий лот имеет весьма таинственное прошлое, — с гордостью произнёс он. — Во имя процветания нашего рынка патриарх Небесные Облака решил выставить через наш аукционный дом одну из редчайших вещей своей коллекции! Эту нефритовую подвеску, эту верительную бирку, создали не на Девятой Горе и Море (1). Она попала сюда с Восьмой Горы и Моря. На одной стороне вырезана молния, а на другой — иероглиф Мэн. Патриарх подозревает, что это... верительная бирка одного из членов клана Мэн с Восьмой Горы и Моря. Сложно сказать, кому она принадлежала, но одно ясно точно, этот человек имел высокий статус! Откуда мы это знаем, спросите вы? Эта бирка является сокровищем царства Древности, вот только она запятнана кровью, которая полностью её запечатала, поэтому из неё исходит только сила царства Бессмертия. Наш патриарх не смог снять печать, но на Небе и Земле полно всемогущих экспертов, наверняка найдётся тот, кому будет по силам её сломать!

Он поднял нефритовую подвеску, и та заискрилась зелёным светом. Вдобавок в помещении послышались приглушённые раскаты грома. В искрящемся свете подвески можно было с трудом разглядеть собирающуюся зелёную молнию. Несмотря на весьма удивительный вид, от неё исходила только сила царства Бессмертия. И всё же для любого практика царства Бессмертия эта подвеска представляла собой большую ценность.

Поверхность подвески пересекала глубокая борозда, ставшая тёмно-бордовой, словно в ней забилась засохшая кровь. Внешне предмет выглядел крайне причудливо.

— Начальная цена 8,000,000 духовных камней! — громко объявил распорядитель.

Мэн Хао уже хотел уйти, но тут остановился и ошеломлённо взглянул на нефритовую бирку. У него перехватило дыхание, а в голове пронеслась мысль: "Как она вообще могла попасть на этот рынок?!" Это точно была верительная бирка клана Мэн с Восьмой Горы и Моря. К тому же такой предмет просто не мог принадлежать рядовому члену клана. Перед глазами Мэн Хао внезапно встал образ старика, который стоял рядом с убитым горем дедушкой Фаном, когда его застало первое Семилетнее Треволнение. Этот старик был ему знаком, это был дедушка Мэн! Он являлся главным старейшиной клана Мэн с Восьмой Горы и Моря! Мэн Хао помнил, как в детстве игрался с его верительной биркой, которая выглядела точь-в-точь как бирка, выставленная сейчас на аукционе!

Дыхание Мэн Хао стало прерывистым, голова кружилась. Он никогда не забывал, что ради его спасения оба дедушки отправились на поиски Чужака. Позже Чужак действительно явился и объяснил родителям Мэн Хао что делать, однако дедушка Мэн и дедушка Фан... так и не вернулись. Мэн Хао никогда не забывал их жертвы. Он надеялся когда-нибудь найти их или хотя бы какие-то намёки на то, что с ними стало.

При виде нефритовой бирки его пронзило сильнейшее чувство... эта верительная бирка точно принадлежала его дедушке Мэну. Его сердце задрожало. Он не знал, чья кровь запятнала подвеску, но вид артефакта вновь пробудил в нём тревогу за деда.

— 50,000,000 духовных камней! — воскликнул он голосом, способным крошить гвозди и раскалывать железо. — Отдай мне эту подвеску!

Стоило ему это сказать, как в помещении стихли все звуки. Те, кто уже хотели сделать ставку, охнули и закрыли рот, так и не озвучив её. Один за другим люди начали поворачивать головы к Мэн Хао. Даже распорядитель поражённо захлопал глазами. По его прикидкам, стоимость этой нефритовой подвески не превышала 30,000,000 духовных камней. И всё же Мэн Хао неожиданно сделал ставку в 50,000,000.

— Эм... есть ли ещё желающие сделать ставку? — спросил он без задней мысли.

Никто не ответил. Собравшиеся практики были слишком поражены названной Мэн Хао суммой. Распорядитель сглотнул комок в горле и произнёс:

— Хорошо, раз никто не сделал ставку, этот лот уходит...

Он уже замахнулся молотком, но тут...

— Я ставлю 100,000,000 духовных камней, — словно с Небес прогремел голос.

Все резко повернули головы к старику, вошедшему в аукционный дом вместе с четырьмя практиками в красных халатах. На лице старика виднелись коричневые пятна, однако он всё равно выглядел довольно угрожающе. Его культивация находилась на царстве Древности и практически была единой со своим окружением. Его внезапное появление переполошило всех собравшихся.

— Гуру Небесный Ветер!

— Это же младший брат гуру Небесные Облака — патриарха рынка Небесные Облака!

— Что он здесь делает? И зачем сделал ставку, да ещё в 100,000,000... Неужто эта нефритовая бирка обладает какой-то невероятной силой или особыми свойствами?!

Толпа тут же встала на уши. Распорядитель ошеломлённо захлопнул рот. Отложив молоток в сторону, он сложил ладони и почтительно поклонился гуру Небесный Ветер. И не только он. Все практики в малиновых халатах, а также все посетители вежливо поклонились ему.

Гуру Небесный Ветер улыбнулся, удостоив их коротким кивком. После этого он с напускной добротой и сожалением посмотрел на Мэн Хао. Его сердце забилось быстрее, когда он понял, что уже где-то его видел, а потом у него расширились глаза, когда до него дошло, что перед ним стоит Мэн Хао. Однако же он притворился, что не узнал его.

— Юный друг, прими мои искренние извинения. Мой старший брат по ошибке послал этот предмет на аукцион. Он никогда не должен был быть выставлен на продажу. Однако репутация рынка Небесные Облака превыше всего, поэтому я не стану отменять его, а просто выкуплю. Надеюсь ты войдёшь в моё положение.

Услышав это, присутствующие мысленно рассмеялись. Объяснение казалось вполне приемлемым, но давший его человек, по сути, владел аукционным домом, а значит, мог ставить сколько угодно денег.

Взгляд Мэн Хао похолодел. Скользнув взглядом по старику, он проигнорировал его и произнёс:

— 100,000 бессмертных нефритов.

По толпе прокатился коллективный вздох. Его ставка равнялась 1,000,000,000, духовных камней. От такой суммы денег у любого бы потекли слюнки. У Мэн Хао явно водились деньги, но озвученная им ставка всё равно потрясла их. У гуру Небесный Ветер всё внутри задрожало, однако внешне он никак не показывал волнения.

— Мы не можем продать её тебе, юный друг. Я ставлю на один бессмертный нефрит больше тебя.

— 500,000 бессмертных нефритов! — спокойно бросил Мэн Хао.

— Юный друг, пожалуйста, не усложняй...

— 1,000,000 бессмертных нефритов! — холодно процедил Мэн Хао, после чего взмахнул рукавом и начал вращать культивацию. — Отдай мне эту бирку!

От его ледяного голоса, похожего на порыв леденящего горного ветра, все в помещении невольно поёжились. Но никакой холод не мог затмить их изумление от ставки Мэн Хао.

— 1,000,000 бессмертных нефритов равняется 10,000,000,000 духовных камней... Небо! Ч-что такого в этой нефритовой подвеске?!

— Безумие! Они все обезумели...

Пока толпа гудела, сердце гуру Небесный Ветер бешено забилось. Чем дольше он смотрел на Мэн Хао, тем тяжелее давался контроль над эмоциями. Наконец его глаза покраснели.

— Рынок Небесные Облака не позволяет фальшивых ставок! — хрипло сказал он.

В ответ на это Мэн Хао хлопнул по своей бездонной сумке, и оттуда посыпались бессмертные нефриты. В мгновение ока рядом с ним образовалась гора из 1,000,000 бессмертных нефритов. При виде внушительной кучи денег у всех в помещении перехватило дыхание. Они оцепенело уставились на переливающуюся гору, слыша только звон в ушах. Высыпав бессмертные нефриты, Мэн Хао во вспышке рванул к главной сцене в попытке забрать нефритовую бирку у распорядителя.

В этот момент гуру Небесный Ветер тоже сорвался с места и встал у него на пути. Он свирепо посмотрел на него и хрипло произнёс:

— 10,000,000 бессмертных нефритов и она твоя!