NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1172:
Встреча с Шуй Дунлю

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Незаметно промелькнули семь дней. После окончания лекции Мэн Хао на святом острове, собравшиеся там практики, звери, птицы, рыбы и даже растения, казалось, полностью ушли в процесс поиска просветления, несмотря на то, что он уже перестал говорить. Мэн Хао медленно поднялся на ноги и окинул взглядом толпу.

— Раз мы связаны судьбой, — прошептал он, — я помогу всем вам ещё один раз.

От взмаха его руки бессмертный ци и духовная энергия в округе забурлила. Она впитывалась в землю святого острова, напитывая его. Теперь это место навеки станет истинной святой землёй. В последующие века один день культивации здесь будет равняться году занятий где-либо ещё. Это затронуло даже земли на берегу озера. Эффект был не такой сильный, и всё же территория вокруг озера тоже стала отличным местом для занятий культивацией. Закончив, Мэн Хао последний раз взглянул на дом, а потом растворился в воздухе. Дверь закрылась, навсегда запечатав две статуи в красных нарядах, которые с улыбкой смотрели друг другу в глаза. Отныне священная земля будет открыта для всех желающих, но никто с культивацией ниже Мэн Хао не сможет зайти в деревянный сруб.

Оставив остров, Мэн Хао отправился в ущелье Кровавого Принца, которое было запретной зоной, куда никого не пускали. Если остров был святой землёй для Южного Предела, то ущелье Кровавого Принца являлось таким местом для секты Кровавого Демона. Патриарх Кровавый Демон давно уже ушёл из жизни во время медитации, тем не менее Мэн Хао сложил ладони и низко поклонился его пещере. Он остался в ущелье Кровавого Принца ещё на семь дней, правда никто в секте Кровавого Демона не знал об этом, поэтому эта неделя прошла в тишине и покое.

В ущелье он достал из бездонной сумки чёрную летучую мышь. Даже с его нынешним уровнем культивации Поиск Души не выявил какой-либо полезной информации. Всё, что удалось выяснить, так это сильное желание летучей мыши вселиться в него. К тому же он ясно чувствовал в ней ауру... мятежного духа.

От безвыходности он даже обратился за помощью к попугаю. После короткого осмотра попугай заявил Мэн Хао, что эта чёрная летучая мышь... точно имела душу мятежного духа где-то в её линии крови. Это подтвердило подозрение Мэн Хао относительно мятежного духа, которого мастиф пытался вобрать в себя в мире Сущности Ветра, тот и вправду оказался неполным. Немного подумав, он отдал чёрную летучую мышь на съедение мастифу. Пёс радостно взвыл и принялся поглощать её.

Семь дней спустя Мэн Хао покинул ущелье Кровавого Принца. Напоследок... он насытил это место бессмертным ци, сделав его похожим на святой остров — идеальным местом для занятий культивацией. Не забыл он и запечатать стоящий там сруб. Он не знал, когда вернётся, но глубоко в душе надеялся... что по возвращении с Сюй Цин найдёт это место таким же, каким он его оставил.

Следующей остановкой стал древний храм Погибели, где он создал статую... мастифа. Пёс был кровавым духом, произошедшим от Кровавого Бессмертного. Если бы Кровавый Бессмертный находилась сейчас в присутствии Мэн Хао, она бы безнадёжно уступала ему в силе. Тем не менее Мэн Хао посчитал правильным создать статую мастифа, чтобы помочь ему нащупать связь со своим предком. Рассмотрев статую, мастиф со смесью эмоций окинул взглядом древний храм Погибели.

В конце концов Мэн Хао отправился с мастифом в Пещеру Перерождения. Все эти годы, пока Мэн Хао странствовал среди звёзд, к Пещере Перерождения продолжали приходить практики в надежде на перерождение. К сожалению, никто не преуспел, если судить по увеличившемуся количеству человеческих костей. Он двинулся вглубь пещеры, пока не остановился перед той самой стеной, которую видел в прошлый раз, после чего принялся внимательно разглядывать слегка неровный камень. Он никогда не забывал о двери, которую увидел здесь в прошлый раз перед самым своим уходом. В тот раз она, подобно мимолётной иллюзии, мгновенно исчезла, но Мэн Хао ни капли не сомневался, что ему не показалось. С его прошлым уровнем культивации он не смог разгадать загадку двери. И вот сегодня он вновь оказался перед той самой стеной.

"Интересно, удастся ли мне выяснить что-то новое с моей нынешней культивацией..."

Дав волю своей культивации, его залил лазурный свет. Его царство Всевышнего Дао Бессмертного стало более крепким, как и слияние с третьим фруктом нирваны. Он взмахнул пальцем и послал силу своей культивации и лазурное свечение в стену, полностью озарив её светом. Прямо у него на глазах стена начала меняться. Она искажалась и искривлялась, пока на её месте не появилась древняя дверь. Вот только выглядела она нестабильной, словно её постоянно кидало между материальным и иллюзорным состояниями. От неё исходила зловещая аура, в которой Мэн Хао уловил немного необузданной энергии, сумевшей проникнуть в него. Словно кто-то кипел от ярости и выкрикивал слова, которые он был не в силах понять. Как если бы всё живое шёпотом стенало у него над ухом.

— Иллюзии и мороки! — холодно процедил он.

Он попытался толкнуть дверь, но та лишь заскрежетала и не сдвинулась с места. Мэн Хао нахмурился и приложил больше силы, но дверь не поддавалась.

— Ты не сможешь её открыть... — внезапно раздалось у него за спиной.

Со всей его культивацией Мэн Хао не сумел заранее почувствовать чужого присутствия. Он резко развернулся и оказался лицом к лицу со стариком, обладавшим манерами бессмертного и обликом даоса. На его губах играла едва заметная улыбка. Мэн Хао остолбенел, он знал его... именно этот старик написал его портрет... Шуй Дунлю!

— Почтенный Шуй Дунлю!

— Ты не сможешь и не должен открывать эту дверь, — сказал Шуй Дунлю, с одобрением глядя на Мэн Хао.

— Что за ней находится? — спросил Мэн Хао, не успев даже подумать, как вообще старик здесь оказался.

Много лет назад он сказал Мэн Хао, что ни один человек в его памяти не может быть стёрт отсечением Кармы клана Цзи. Ещё тогда старик этим продемонстрировал ему всю невероятность и глубину своей культивации. Более того, Мэн Хао подозревал... что сила Шуй Дунлю выходила за пределы его воображения, впрочем, доказательств не было, так ему подсказывало чутьё.

— Эта дверь ведёт в другой мир, хочешь... взглянуть? — медленно сказал Шуй Дунлю. По взмаху его руки на двери образовалась воронка. — Помести руку на воронку и всё увидишь.

Стоило Мэн Хао коснуться воронки, как у него поплыло перед глазами. Когда всё прояснилось, перед ним раскинулось бескрайнее звёздное небо без гор, морей или планет. В этой безграничной пустоте Мэн Хао увидел несколько бабочек титанических размеров. Они были настолько большими, что на их крыльях помещались целые миры! Причём не только миры, но и практики их населяющие! От летящих по звёздному небу бабочек отходили нити, связывающие их с огромным массивом земли, которые эти гигантские существа и тащили за собой. Этот массив земли имел форму человека! Там, где пролетали бабочки, в звёздном небе раскалывались звёзды и рушились Небеса!

Внезапно видение потускнело, а потом и вовсе исчезло, Мэн Хао судорожно втянул в лёгкие воздух. Дверь всё ещё никуда не делась, но воронка пропала.

— Они скоро будут здесь... — голос Шуй Дунлю гулким эхом прокатился по Пещере Перерождения. — Они идут из-за пределов 33 Небес. Когда они доберутся до этой планеты, Южные Небеса будут смещены. Что положит... начало катастрофе.

Мэн Хао обернулся, но Шуй Дунлю уже исчез. Осталось только эхо его голоса. Дверь тем временем медленно таяла. Когда на её месте вновь появилась стена, Мэн Хао серьёзно призадумался. Он немало знал об истории мира Горы и Моря и понимал, что грядёт страшная катастрофа. И самое главное... всё это было как-то связано с медным зеркалом в его бездонной сумке.

— Они идут, от них не спрячешься... — пробормотал он, — но ещё есть время стать сильнее.

После этого он отправился к древним Дао Озёрам. Под ними скрывался мир Божественного Пламени, место, которое он очень хотел посетить ещё раз. В прошлый раз ценой невероятного риска он сумел добыть частичку эссенции Божественного Пламени. С тех пор эссенция Божественного Пламени стала одним из его козырей. Теперь он намеревался посетить древние Дао Озера и мир Божественного Пламени под ними. Он не уйдёт с частичкой Божественного Пламени, в этот раз он планировал забрать столько, на сколько удастся наложить руки... По его мнению, именно там он мог заметно увеличить свою боевую мощь.

Мэн Хао с нетерпением вышел из Пещеры Перерождения и вместе с мастифом превратился в луч света, после чего они на огромной скорости умчались вдаль. Оставляя за собой цветные вспышки в небе и разогнанные облака, они через несколько вдохов оказались над древними Дао Озёрами. Его взгляд остановился на самом крупном из них. С ярким блеском в глазах он, словно метеор, начал пикировать вниз, подняв при этом ураганный ветер. Озеро было всё ближе и ближе!