NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1181:
Великий Тан, всевышний

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

— Отец... — с тревогой сказал Мэн Хао, он нервничал даже больше Фан Сюфэна.

— Не волнуйся. Если даже с помощью патриархов Шоудао и Яньсюя у меня ничего не выйдет, тогда считай, что все годы моих занятий культивацией прошли зря! — Фан Сюфэн добродушно рассмеялся, а потом уже более серьёзно продолжил: — Я практик... вся моя жизнь была посвящена вступлению на Дао! С царства Духа к Бессмертию. С царства Бессмертия к Древности. С царства Древности к Дао. Чем дальше, тем меньше шансов на успех, но это не повод избегать опасности, не отговорка, чтобы не делать последний шаг! Я преодолел треволнения ламп души царства Древности, затушив их одну за другой. Что мне сделает жалкое треволнение при вступлении на Дао? Если всё провалится, тогда у меня останется сто лет долголетия, чтобы позаботиться о защите тебя с сестрой. Одно жаль... я так и не выполню своё обещание стеречь планету сто тысяч лет!

После этих слов у Фан Сюфэна не осталось ни капли тревоги относительно предстоящего вступления на Дао. Он мог избрать путь гуру Небесные Облака и воздержаться от решающего шага. Такая осторожность точно позволила бы ему прожить намного дольше. Нет треволнений — нет риска, а значит, он мог бы жить в полной безопасности. Вдобавок помимо угрозы самого треволнения главной причиной, почему многие практики оставались на великой завершённости царства Древности, было их желание не подвергать себя лишним опасностям и оставаться в живых.

— Отец, у тебя всё получится! — заверил его Мэн Хао не как сын, а как будущий лорд мира Горы и Моря.

Фан Сюфэн улыбнулся. Тем временем к ним подлетели Мэн Ли, Фан Юй и Сунь Хай. Все в воздухе с тревогой смотрели на Фан Сюфэна.

— Ладно, ладно, — с тёплой улыбкой сказал Фан Сюфэн жене и дочери. — Вам всем не надо отправляться со мной. Хао’эра будет вполне достаточно.

Мэн Ли кивнула.

— Я буду ждать твоего возвращения, — тихо сказала она.

— Я обязательно вернусь, — ответил он со смехом.

А потом он вместе с Фан Яньсюем и Фан Шоудао умчался вдаль. Провожая взглядом мужа, Мэн Ли дрожащим голосом попросила:

— Мэн Хао, позаботься об отце. Оставляю его... на тебя.

— Не бойся, мам, — попытался успокоить её Мэн Хао, — с отцом всё будет хорошо!

Он кивнул Фан Юй и Сунь Хаю, а потом последовал за Фан Сюфэном и остальными.

— Пап, — прошептала Фан Юй. Она закусила губу, не в силах сдерживать тревогу, — удачи во вступлении на Дао. Я буду молиться за тебя!

Издалека донёсся смех Фан Сюфэна, полный радости и несгибаемой решимости. Вчетвером они направились к запретному дворцу Великого Тан! Мэн Хао никогда не интересовался структурой власти Великого Тан, но во время встречи с императором Тан много лет назад понял, что тот обладал глубокой культивацией, сравнимой с могуществом его отца. Великий Тан и вправду был крайне загадочным местом.

— Так мы направляемся в Великий Тан, — пробормотал себе под нос Мэн Хао, постепенно приближаясь к имперскому городу.

Это процветающее и оживлённое место населяло множество смертных. Уже смеркалось, но зажжённые лампы ярко освещали улицы, создавая по-настоящему чарующее зрелище. Сам запретный дворец напоминал гигантского спящего зверя! Наконец Мэн Хао смог разглядеть человека в императорском халате, сидящего на троне дракона. Он явно ожидал их.

Пока Мэн Хао разглядывал имперский город Великого Тан, Фан Шоудао повернулся к нему и с улыбкой спросил:

— Хао’эр, тебе кажется это странным?

— Да, почему мы направляемся в Великий Тан? Что за секрет хранит это место?

— Хао’эр, клан Фан прошлого был всевышним кланом, — медленно объяснил Фан Шоудао, — последним членом линии крови того клана был патриарх первого поколения. Основанный им клан Фан, который ты знаешь сегодня, до сих пор играет одну из ведущих ролей в жизни Девятой Горы и Моря.

Что-то из этого Мэн Хао уже знал, что-то уже не требовалось от него скрывать, особенно с учётом нынешнего статуса.

— Есть ещё пара вещей, о которых тебе нужно знать. Современный клан Фан стал всевышним после того, как ты пробудил нашу линию крови. Вот почему ты наш вечный патриарх! Чем сильнее ты, тем быстрее пойдёт процесс пробуждения. По его завершении использовать силу всевышнего будет значительно легче, а её эффективность возрастёт! Если ты ступишь на царство Дао, тогда клан Фан не только станет сильнее, но и сможет вернуть себе былую славу!

Пока Фан Шоудао это говорил, его глаза ярко горели. Лицо обычно немногословного Фан Яньсюя тоже сияло радостью и предвкушением. При взгляде на Мэн Хао его губы растягивались в тёплой улыбке.

— Возможно, ты уже знаешь о существовании всевышних кланов в мире бессмертных, который существовал до мира Горы и Моря. В мире Бессмертного Парагона самыми прославленными кланами были именно всевышние. Даже парагоны относились к ним с уважением. Вместе с кланом Фан всего их было девять! — медленно рассказывал Фан Шоудао. — Разумеется, девять всевышних кланов пали во время древней войны, многие члены тех кланов погибли. К примеру, война практически полностью уничтожила клан Фан. Что до единственной выжившей линии крови, патриарх первого поколения лишь спустя очень много лет появился здесь на Девятой Горе и Море. Нынче потомков тех девяти кланов рассеяло по всем девяти горам и морям. Некоторые, как наш клан Фан, можно считать восстановленными. Другие остались лишь на страницах исторических трактатов. На Девятой Горе и Море не один всевышний клан. Помимо нас существует ещё один... зовётся он Великий Тан!

К этому моменту сердце Мэн Хао начало биться быстрее. Фан Сюфэн не выглядел удивлённым, несколько разговоров с Фан Шоудао ввели его в курс дела относительно ситуации с всевышними кланами. К тому же за время стражи планеты Южные Небеса он неплохо узнал Великий Тан.

— На самом деле Великий Тан — это клан Ли , причём не тот клан Ли, что сейчас существует на Девятой Горе и Море! В действительности из девяти всевышних кланов их пострадал меньше всего. К концу войны, когда создавался мир Горы и Моря, их клан не был уничтожен вместе с остальными. Всё потому, что на них возложили особую миссию. Силой всевышнего клана им было поручено защищать мир Горы и Моря. Но после создания мира среди звёзд всё ещё бушевала война. В последнем сражении в мире Горы и Моря была проделана прореха. Если бы её разорвали до конца, то мир Горы и Моря... перестал бы существовать. В той нелёгкой ситуации последний всевышний клан Ли решился на неслыханную кровавую жертву. Каждый члены клана: мужчины, женщины, старики и дети, пожертвовали собой, чтобы создать дверь. Эта дверь закрыла прореху и гарантировала, что никакая сила из внешнего мира не сможет пробиться внутрь. Так закончилась война длиной в десятки тысяч лет! Эта прореха до сих пор находится на Девятой Горе и Море, позади планеты Южные Небеса! Поэтому-то планета Южные Небеса и считается особой планетой всего мира Горы и Моря. Она также известна, как Дверь Южных Небес! С тех времён на планете Южные Небеса появилась империя под названием Великий Тан. Весь клан Ли пожертвовал собой, чтобы защитить мир Горы и Моря. Для наблюдения за древними механизмами и предотвращения вторжения из внешнего мира в живых был оставлен один член клана. Даже оставшись совсем один, он всё равно продолжал выполнять порученную ему миссию. С тех далёких времён вплоть до сегодняшнего дня.

Всё это Фан Шоудао узнал во время недавнего визита к клону патриарха первого поколения.

— Твой отец был поставлен охранять планету Южные Небеса, а клан Ли — Дверь Южных Небес! Именно ввиду особой природы планеты Южные Небеса на неё не могут попасть эксперты царства Дао. Только подавив культивацию до великой завершённости царства Древности, нам позволено сюда войти. В противном случае... вся планета примет нас за врагов и уничтожит на месте! Однако это не значит, что здесь невозможно находиться практикам царства Дао. Чтобы эксперт царства Дао мог остаться здесь, ему надо получить одобрение планеты Южные Небеса. К тому же единственный человек, кто может в этом помочь... Великий Тан, клан Ли!

Услышав это, сердце Мэн Хао дрогнуло. Многие из открытых ему секретов он уже знал, но это знание не было получено им из первых рук. Поэтому его понимание ситуации было неполным. Например, он и не подозревал об истинном названии Великого Тан. Он даже представить не мог, насколько тяжело клану Ли было наблюдать за уничтожением одного всевышнего клана за другим, не в силах вмешаться из-за порученной им миссии. Творящиеся зверства разрывали их сердца на части, но и наполняли стойкостью. Когда в мире Горы и Моря открылась прореха, они без колебаний пожертвовали кровью всего клана, дабы сотворить Дверь Южных Небес. Они запечатали прореху и своей героической жертвой выполнили возложенную на них миссию.

Теперь он понял, почему при встрече с императором почувствовал сквозящее в его величии пронзительное одиночество. Последний выживший целой линии крови. Жертва клана стала его проклятием. Все последующие поколения таких же, как он, императоров Великого Тан продолжали нести свою вечную стражу у Двери Южных Небес, защищая мир Горы и Моря от угрозы извне. После этой истории Мэн Хао проникся к ним настоящим уважением.

Их группа влетела в имперский город Великого Тан и двинулась к запретному дворцу. Солнце уже почти закатилось за горизонт, как вдруг Мэн Хао вспомнил о словах Фан Шоудао. Без одобрения планеты Южные Небеса здесь не могли находиться практики царства Дао, а что же тогда гигант и голова обезьяны, с которыми он недавно сражался.

— Без одобрения люди на царстве Дао будут уничтожены? — внезапно спросил он.

— Без исключений, — подтвердил Фан Шоудао.

Сердце Мэн Хао задрожало, и он тяжело задышал. Его захлестнула волна удивления, а потом в голову начали закрадываться сомнения. Насколько он мог судить, существовало три возможных объяснения: либо гигант и обезьяна получили одобрение клана Ли, что в принципе было невозможно; либо мир Божественного Пламени был особенным местом; либо… от последнего варианта Мэн Хао стало совсем не по себе. Возможно, гигант и обезьяна только выглядели как эксперты царства Дао, в то время как их версии в мире Божественного Пламени на самом деле не обладали такой культивацией!

К примеру, Мэн Хао сейчас мог убить практика царства Дао с 2 эссенциями, несмотря на то, что он ещё не достиг царства Дао. И всё же планета Южные Небеса не пыталась его уничтожить. Третья версия выглядела совсем абсурдной, но чем больше Мэн Хао думал об этом, тем правдоподобней она казалась.