NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 128:
Ли Даои и Шестая Формация

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Одновременно с Мэн Хао, который нес на руках мастиффа, из пятой формации вышел Ван Лихай. Его Кровавому Божеству свирепой Черной Черепахе тоже пришлось несладко, всё ее тело покрывали раны. В их гонке пока лидировал Ли Даои, уже вступивший в шестую формацию, второе место делили Мэн Хао и Ван Лихай, следом шли еще пять человек, которые пока не прошли пятую формацию.

Ван Лихай скользнул по Мэн Хао подозрительным взглядом, после чего сел в позу лотоса подальше от него. На платформе за пределами пятой формации к Мэн Хао устремился бурный поток духовной энергии неба и земли, которую юноша незамедлительно начал передавать умирающему мастиффу. Мэн Хао вытащил целую горсть целебных пилюль и начал по одной давать раненому животному, в надежде, что они поспособствуют его выздоровлению.

К счастью, на платформе уровень духовной энергии оказался довольно высок, особенно на выходе с пятой формации. Духовная энергия лилась в мастиффа бурным потоком от Мэн Хао, его раны начали медленно затягиваться, а раздробленные кости начали постепенно срастаться вместе. Спустя какое-то время смерть наконец отпустила пса из своих холодных рук, угроза миновала. Восстановившись немного, он лизнул ладонь Мэн Хао и попытался подняться на ноги, чтобы самостоятельно начать поглощать духовную энергию.

Снаружи, в Южном Пределе, в толпе зрителей случился настоящий переполох. Около десяти тысяч пар глаз смотрели на Мэн Хао и Ван Лихайя. Практики оживленно обсуждали двух людей, занимающих сейчас второе место.

Время шло. Через семь дней Сун Цзя, шатаясь, выбралась из пятой формации. Кровавого Феникса с ней не было… Она сразу же приняла позу лотоса. Вскоре из каменного алтаря вдалеке вырвался зеленый шар света и полетел к Сун Цзя. Когда девушка поделилась с ним кровью своей Культивации в неяркой вспышке возникла кровавая бабочка, которая начала кружить вокруг нее. Мэн Хао сразу понял, что ее Кровавое Божество не выжило в последнем испытании. Он не знал, как ей удалось пройти пятую формацию, но, чтобы не случилось, ей дали шанс выбрать новое Кровавое Божество.

Спустя еще пару дней Ван Лихай закончил медитацию. Он решительно направился к шестой формации, спустя довольно большой промежуток времени Сун Цзя последовала за ним. Со временем всем участникам турнира удалось покинуть пятую формацию, всем кроме ученика Секты Золотого Мороза, который так и не появился на платформе. Его смерь стала первой… среди участников турнира за Наследие Кровавого Бессмертного. После его смерти другой Практик занял его место в зоне Наследия. Вот только все участники уже миновали пятую формацию, только с небывалой удачей у новичка есть шанс их догнать, в противном случае ему стоит забыть про Наследие. Времени, чтобы нагнать всех было слишком мало.

Кончина ученика Секты Золотого Мороза заставила юного члена Секты Пурпурной Судьбы задумчиво замереть на платформе по выходу с пятой формации. Спустя некоторое время он решил выйти из турнира, будучи неуверенным, что ему по силам пройти шестую формацию. Возможно это его последний шанс выбраться из этого места живым. После долгих раздумий участник от Секты Одинокого Меча тоже решил, что продолжать участвовать в состязании неразумно и опасно.

Ученик Секты Кровавого Демона, тот самый юноша, который выглядел как Ван Юцай семь-восемь лет назад, с каменным лицом покинул пятую формацию и пару дней поглощал духовную энергию. После чего он и его Кровавый Пикси последовали за Ли Даои, Ван Лихайем и Сун Цзя в шестую формацию, тем самым переместив его на четвертое место в гонке.

В девяти формациях турнира за Наследие Кровавого Бессмертного с каждой новой формацией сложность увеличивалась в разы, особенно четко это было заметно после четвертой. Даже подготовленным участникам испытания давались с трудом. А в шестой, седьмой, восьмой и девятой формации будет еще сложней. За семь турниров только одному человеку удалось дойти до девятой формации. Этим человеком был Избранный Ли Клана!

Помимо него только тринадцать участников смогли пройти дальше шестой формации, и лишь шестеро добрались до седьмой. Начиная с шестой формации резко возрастала сложность, как и ужесточались последствия неудачи. Вот почему многие снимались с турнира после пятой формации. Эти люди пришли сюда не для обретения Наследия, а только ради тренировки. Многие Практики во внешнем мире отдали бы всё, чтобы получить бесценный опыт от участия в турнире за Наследие Кровавого Бессмертного.

Спустя еще несколько дней Мэн Хао наконец открыл глаза. Духовная энергия вокруг него почти полностью истончилась. Вторая Дао Колонна внутри оформилась на девяносто процентов. После шестой формации он не сомневался, что сможет завершить ее.

Рядом стоял мастифф, полностью оправившийся от ран, его боевой дух был высок, как никогда. Культивация пса вновь скакнула вверх на среднюю стадию Создания Ядра. Тело увеличилось до пятнадцати метров в длину, делая мастиффа похожим на маленькую гору. В его рубиновых глазах пылало яростное пламя, алая шубка вновь приобрела прежний люстр и пышность. Длинные и невероятно острые клыки ярко сверкали. Когти стали особенно пугающими, размером с человеческую голову, достаточно мощные, чтобы разорвать земную твердь на части.

Когда Мэн Хао поднялся, мастифф выглядел особенно радостно. Мэн Хао направился вперед, маленькая лохматая гора следом. Сердца всех без исключения людей, наблюдающих за этой сценой в Южном Пределе, учащенно забились: образ человека и его громадного спутника навсегда запечатался в их памяти.

«Шестая формация… — Мэн Хао глубоко вздохнул и обернулся к мастиффу. Его свирепый оскал тут же исчез, глаза ярко засияли, и он опустил голову, прося Мэн Хао погладить его по голове. Когда рука Мэн Хао легла ему на голову, тот от удовольствия зажмурился. — Я точно заберу тебя с собой во внешний мир!» — улыбнулся Мэн Хао, в его глазах мелькнула твердость.

Убрав руку с головы мастиффа, он направился вперед и исчез в шестой формации, во вспышке света мастифф последовал за ним.

Шестая формация!

В этом мире верховодили гром и молнии. По прибытию Мэн Хао в уши ударил раскатистый грохот. Было очевидно, что этот мир не очень большой, земля представлял из себя топкое болото, от которого разило смертью и разложением. А вдалеке… высились огромный древний храм цвета обсидиана и гигантская статуя. Статуя изображала человека в простом халате, его правая рука была поднята к небу, а левая лежала на эфесе меча.

Меча… парящего в воздухе.

Храм выглядел старым, от него исходила древняя аура, будто он стоит здесь с незапамятных времен. Издали строение вообще напоминало гору. Серебряные росчерки молнии ударяли вниз, словно желая уничтожить храм, словно небо не одобряло само его существование.

Во вспышке молнии можно было разглядеть топь, мириады рук, тянущиеся из ила, которые пытались что-то схватить. Лес рук растянулся до самого горизонта. В болоте виднелись лица, из их ртов вырывались мучительные вопли. Мужчины и женщины, дети и старики. Из лиц росли зеленые щупальца, которые странным образом раскачивались из стороны в сторону…

Мэн Хао смотрел на этот чудовищный пейзаж. Ему еще никогда не доводилось видеть нечто подобное, да и храм вдалеке он видел впервые, но имя словно по наитию возникло в его разуме.

«Погибель…»

Крики лиц в болоте слились в один общий отчаянный гимн ненависти к небу, пели его люди погибшие против своей воли. Их ярость никогда не угаснет, неважно сколько лет минует. Это слово было частью названия их Клана.

Погибель!

Существование Древнего Клана Погибели шло вразрез с волей небес. Истребительное Треволнение пало на них, но Клан не желал так просто сдаваться. В своей непокорности небесам они собрали всю мощь их Клана и создали храм, сделали эти священные земли своими. Земле нельзя повредить, как и разрушить храм. Клан Погибели не может быть полностью уничтожен!

На вершине храма покоился огромный черный барабан, словно в течение многих веков его раз за разом окропляли кровью. У основания храма, рядом с гигантской статуей, стояла слегка приоткрытая каменная дверь. Изнутри лился яркий свет, в котором можно было разглядеть вырезанных на камне свирепых чудовищ.

Подобно грому прогремел древний голос, объявший весь мир, заглушивший все вопли и крики: «Желающий мое Наследие, да вступит он в храм мой!»

Глаза Мэн Хао сверкнули, пятнадцатиметровый мастифф оскалил зубы и свирепо огляделся. Из его горла послышалось утробное рычание, а глаза превратились в два сверкающих рубина. Его огромный корпус, роскошный алый мех, вместе с торчащими из него костяными шипами создавали совершенно невероятную картину.

Гром непрестанно рокотал в небе, темноту то и дело прорезали вспышки молний. Тело Мэн Хао превратилось в луч радужного света, который полетел прямиком к древнему храму. Позади мастифф с ревом последовал за хозяином. Как только оба поднялись в воздух, руки, тянущиеся из болота, внезапно начали растягиваться. В мгновение ока они достигли Мэн Хао и чуть было не схватили его.

Он холодно хмыкнул, хлопнул по своей бездонной сумке и послал вперед два деревянных меча. Мечи закружились вокруг юноши, отрубая руки, прежде чем те успевали даже коснуться его халата. Кровь черным дождем полилась вниз. Мерзкий, тошнотворный запах разом заполнил каждый уголок этого мира. Тело мастиффа начало испускать красное свечение, ни одной руке не удалось коснуться его, еще на подходе их всех разрывало на куски.

Когда Мэн Хао и мастифф были на полпути от храма лица в болоте в унисон завизжали. Зеленые щупальца-паразиты на лицах этих людей в болоте распрямились. Они превратились в множество острых стрел, которые рванули вверх к Мэн Хао.