NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1302:
Попытка вселения и поглощения

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

— Как тебя называть? Цзи Дунъян или же... патриарх клана Цзи?

Настороженно подобравшись, Мэн Хао с прищуром наблюдал за Цзи Дунъяном. Выработанное с годами чутьё говорило: с каждой секундой опасность будет только нарастать. Причём это чувство было даже ярче, чем во время схватки с Белым лордом. Сейчас Мэн Хао был как никогда слаб. Появление Цзи Дунъяна именно в этот момент ясно показывало, что тот уже довольно давно следил за ним. Вряд ли он наткнулся на него в таком состоянии в силу простой случайности.

На мысль об истинной личине Цзи Дунъяна Мэн Хао натолкнул один любопытный факт. За всё время слежки он ни разу не почувствовал его присутствия. Поэтому-то Мэн Хао и озвучил своё предположение. К тому же Цзи Дунъян ненароком оговорился, дав ему несколько крупиц важной информации. Вполне возможно это произошло из-за волнения, ведь ему наконец представился шанс, которого он так долго ждал. Узнай он о том, что Мэн Хао сделал свой вывод на основании всего одной фразы, у него бы от изумления глаза выкатились из орбит.

Цзи Дунъян на мгновение приоткрыл рот, но потом лишь хохотнул. Сейчас уже не имело значение, что Мэн Хао знал об его истинной личине.

— Ныне я известен под именем Цзи Дунъян, но раньше меня звали... Цзи Тянь!

После признания Цзи Дунъяна глаза Мэн Хао превратились в узкие щёлки. Цзи Тянь ни кто иной, как патриарх клана Цзи, могущественный эксперт из эпохи первого патриарха клана Фан. В борьбе за трон лорда Девятой Горы и Моря из них двоих он вышел победителем.

— Бессмысленно пытаться выиграть время. Твои раны слишком серьёзные, чтобы их можно было излечить в столь короткий срок. Даже я опасаюсь силы Белого лорда и его боевого мастерства. Знаешь, если бы мне пришлось с ним драться, я бы точно проиграл. Что до тебя, ты меня очень, очень порадовал... Решение сделать тебя моей девятой жизнью, наверное, лучшее из всех, что я когда-либо принимал... Давай же, Мэн Хао, стань единым со мной. Стань моей девятой жизнью. Я верну всё на свои места, объединю Девятую Гору и Море для сражения с 33 Небесами, для противостояния их возвращению. Пожертвовав собой, ты поможешь не только мне, но и всему миру Горы и Моря! Обещаю, я позабочусь о твоём клане Фан... Всё, что когда-то было твоим... теперь станет моим.

Цзи Дунъян от души расхохотался. Его глазах искрились. И всё же он всё ещё не решился приблизиться к Мэн Хао. Он видел недавнее сражение от начала до конца, и увиденное произвело на него неизгладимое впечатление.

Мэн Хао никак не ответил. Он мрачно смерил Цзи Дунъяна взглядом, продолжая парить в пустоте. Мэн Хао не двигался, как и Цзи Дунъян не предпринимал ничего опрометчивого. Десять вдохов они смотрели друг на друга, как вдруг Цзи Дунъян нахмурился и внезапно сделал в сторону Мэн Хао три шага.

Глаза Мэн Хао заблестели жаждой убийства. Он тоже зашагал навстречу Цзи Дунъяну. Сердце Цзи Дунъяна дрогнуло. Словно испуганная лань, он отскочил назад. Но в этот момент Мэн Хао внезапно сделал то же самое — не прошло и секунды, как он умчался вдаль.

В глазах Цзи Дунъяна промелькнул холодок. Мысленно он с облегчением выдохнул и пустился в погоню. Постепенно нагоняя Мэн Хао, он выставил перед собой руку и послал в него луч чёрного света. Мэн Хао мысленно вздохнул. Сладить с Цзи Дунъяном будет очень непросто. Люди вроде него не могли достичь такого уровня силы, не обладая осторожностью и выдержкой. Именно этим Цзи Дунъян и занимался — он прощупывал почву.

Сам Мэн Хао находился не в том положении, чтобы расходовать энергию зазря. Его тяжёлые раны только начали исцеляться. Нахмурившись, он взмахнул рукой и разбил луч чёрного света. В результате отката его губы опять окрасились алым. Позади раздался мягкий смех.

— Брат Мэн, не надо так нервничать. У нас куча времени. Ты серьёзно ранен, а я очень терпеливый человек. Мне не составит труда дождаться момента, когда ты от бессилия потеряешь сознание. Разумеется, ты всегда можешь дать мне бой, коли захочешь. Я гарантирую... прежде чем ты сумеешь убить меня, ты потеряешь сознание. Поэтому тебе стоит хорошо подумать... стоит ли вообще мне противиться.

Цзи Дунъян с блеском в глазах посмотрел на Мэн Хао, а потом выполнил магический пасс, послав в него ещё десять лучей чёрного света — каждый нёс в себе силу кармы. Мэн Хао никак не попытался заблокировать атаку, только прибавил скорости. В следующий миг он увеличил расстояние между ними. Вот только летел он не в сторону альянса Небесного Бога, а к разлому между Седьмой и Восьмой Горами! Тем же самым путём, которым недавно сбежал Белый лорд.

С невероятной скоростью Мэн Хао промчался мимо рыжеволосого старика и других практиков Седьмой Горы. Те лишь успели ошарашенно задрать головы. Цзи Дунъян у него на хвосте выглядел слегка сбитым с толку. У него имелись планы на случай атаки Мэн Хао и на случай, если он не станет этого делать. Во втором случае он был готов заставить его пойти на конфронтацию. На случай прямого столкновения он был готов измотать своего противника. Но он никак не ожидал, что Мэн Хао решит сбежать через разлом, ведущий на Седьмую Гору и Море. Там он окажется в серьёзнейшей опасности, но, кажется, он считал, что его шансы выжить на другой Горе были выше, чем здесь. Разумеется, в опасности окажется и Цзи Дунъян. Его шансы на выживание... тоже будут весьма низкими. Всё-таки на Седьмой Горе и Море между истинной сущностью и этим клоном теперь будут лежать целых две Горы и Моря. Такое расстояние влекло за собой задержку в реакции, что в таком серьёзном предприятии было фатальным недостатком. По изначальному плану он планировал вселиться в Мэн Хао на Восьмой Горе и Море. Вторжение Седьмой Горы вынудило его отсрочить свои планы.

— Проклятье!

Цзи Дунъян поменялся в лице. Ему пришлось нарастить скорость. Пока Мэн Хао приближался к разлому, Цзи Дунъян с кровожадной гримасой выбросил вперёд руку и сомкнул пальцы. Нити кармы сплелись в огромную руку, которая понеслась вслед за Мэн Хао. Но рука оказалась слишком медленной, Мэн Хао уже прошёл половину разлома и оказался на грани исчезновения. В этот критический момент у Цзи Дунъяна не осталось времени на размышления. Ему пришлось отбросить всю осторожность, малейшее промедление с его стороны, и Мэн Хао улизнёт. Заскрипев зубами, он зачерпнул силу культивации. Вместе с мощью Девятой Горы и Моря его энергия рванула вверх, засияв могуществом лорда Горы и Моря. Благодаря этой подпитке он бросился за Мэн Хао, оставляя за собой остаточные образы. Мэн Хао же уже прошёл восемьдесят процентов разлома.

— Вселение! — взвыл Цзи Дунъян.

Его тело, казалось, начало таять, а душа грозилась вылететь наружу, чтобы вселиться в Мэн Хао. Только он открыл рот, чтобы выпустить душу, как Мэн Хао внезапно обернулся. Его губы были изогнуты в презрительной ухмылке. Судя по всему, у него и в мыслях не было сбегать на соседнюю Гору. Всё это было спектаклем, чтобы заманить Цзи Дунъяна в ловушку! Эту тактику он перенял у Белого лорда. У Цзи Дунъяна от страха забегали глаза.

— Волк Пожирает Всё! — проревел Мэн Хао.

У Мэн Хао и вправду осталась лишь крупица энергии. Главный вопрос заключался в том, как он её использует. Именно эта кроха энергии должна была решить победит он Цзи Дунъяна или нет. С её помощью он стимулировал эссенцию жизненной силы Жадности, скрытую в дао фрукте. Позади него тут же возник поразительный образ огромного небесного волка. Иллюзорный волк запрокинул голову и завыл.

Пока Цзи Дунъян пытался вселиться в Мэн Хао, волк пытался сожрать Цзи Дунъяна! Сложно сказать, кому в итоге удастся преуспеть. Душа Цзи Дунъяна вторглась в Мэн Хао и достигла моря сознания. Тем временем тело Цзи Дунъяна стало квинтэссенцией жизненной силы, которую пожирал небесный волк.

Послышался гул, и Цзи Дунъян исчез. По телу Мэн Хао прошла дрожь. Внутри него поднялась волна силы, вырвавшая его из портала и переместившая прочь. Ни Мэн Хао, ни Цзи Дунъян не желали, чтобы свидетелями их борьбы стали армия практиков Седьмой Горы и Моря. Поэтому оба одновременно решили переместиться.

В удалённом уголке Восьмой Горы и Моря появился Мэн Хао. Его тело напоминало труп, которое время от времени пульсировало жизненной силой. Изредка слышался приглушённый рокот, в это же время его раны, полученные в бою с Белым лордом, исцелялись. Источником этой целительной силы стала поглощённая жизненная энергия Цзи Дунъяна. Восстанавливались и его повреждённые внутренние органы. Тем не менее в море сознания Мэн Хао шла неслыханная по своим масштабам битва между двумя силами: поглощения и вселения! Их борьба достигла своей кульминации. Кто бы ни проиграл — его ждёт смерть. Вдобавок проигравший не только погибнет, но и поможет победителю стать сильнее.

Цзи Дунъян, хитрый и подлый лис, дожидался момента, когда Мэн Хао окажется ослабленным как в плане культивации, так и в плане божественного сознания. Если бы всё пошло по плану, тогда он бы вселился в него безо всяких проблем. Цзи Дунъян долгое время готовился к этому моменту. К одной единственной попытке вселиться в чужое тело. Он тщательно изучил Мэн Хао, знал о его пугающем божественном сознании и невероятно сильной культивации. Он знал, что тот являлся будущим лордом мира Горы и Моря, правда это знание лишь усилило его одержимость. Он терпеливо выжидал шанса вселиться в Мэн Хао. Когда ему показалось, что всё ожидание было напрасным и Мэн Хао покинет эту Гору и Море, неожиданно настал момент, которого он так долго ждал: Мэн Хао схлестнулся в бою с Белым лордом. В результате он был тяжело ранен и сильно ослаблен. Радости Цзи Дунъяна не было предела!

В его практически безупречный план закрался всего один изъян. Хоть он втайне и последовал за Мэн Хао в 33 Преисподние, попасть в некрополь ему не удалось. В тот раз, когда людей начало затягивать в некрополь, он, как и главный защитник дхармы сообщества Небесного Бога, предпочёл сбежать. Поэтому он и не знал об истории с Жадностью. По этой же причине он не имел ни малейшего представления, какой силой Мэн Хао воспользовался в последний момент. Эссенция Жадности могла поглотить всё, включая жизненную силу и душу Цзи Дунъяна. Даже его сила вселения была поглощена!

Через несколько дней из тела Мэн Хао послышалось нечто, похожее на отдалённый вопль:

— Нет!!!

Вздрогнув, Мэн Хао открыл глаза. На его губах до сих пор играла всё та же презрительная ухмылка.