NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1319:
Возвращение в 33 Преисподние

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

33 Преисподние. Мэн Хао планировал отправиться именно туда... в 33 Преисподние. После нисхождения 1 Небес и начала войны в мире Горы и Моря он почувствовал, как закипела кровь парагона в его фрукте дао. Это позволило ему понять, что его культивация, просветление и всё остальное... находились на грани головокружительного рывка!

Что интересно, это чувство испытывал не только он, но и все практики мира Горы и Моря. Как будто... начало войны сподвигло мир Горы и Моря... высвободить резервы, которые веками накапливались ради одной цели — усилить свой народ. Но у Мэн Хао почему-то появилось дурное предчувствие. Он сразу понял, что такое поведение мира Горы и Моря могло означать только одно... эта война будет тяжёлой, очень тяжёлой.

"Жить ради Гор и Морей, умереть ради Гор и Морей!" — с железной решимостью подумал он.

Мэн Хао не знал, что готовило будущее и как сложится его жизнь. Неясной оставалась и судьба его семьи и друзей. Кто знает, что случится в ходе этой войны. Выживут ли они?..

Мэн Хао был не из той породы людей, кто получал удовольствие от сражений и убийств. Он мечтал разбогатеть и жить в мире и согласии со своей семьёй и возлюбленной. Простая мечта, но воплотить её в жизнь было совсем непросто.

Мэн Хао хорошо себя знал и понимал истину... глубоко в душе он никогда не был невероятно амбициозным человеком. Его идеалы и устремления вряд ли могли свернуть горы. Его Дао и сердце больше всего ценили свободу и независимость, свободу от оков или преград. Им не двигала неутолимая жажда постоянно повышать свою культивацию. Более того, единственным аспектом, который вполне мог сойти за настоящую одержимость, была его тяга к богатству. Он просто плыл по течению жизни и искал на пути своё собственное счастье. Ему нравилось дурить людей, собирать долговые расписки... Для него это стало своеобразной формой счастья. Но с появлением 1 Небес все эти прекрасные мечты разбились. Всему виной чужаки.

Наблюдая, как сражаются и погибают практики мира Горы и Моря, на сердце Мэн Хао постепенно надвигалась тень. На фоне всей этой боли его мечты казались детскими фантазиями. Он будто бы проснулся или, возможно, просто вырос.

"Если Горы и Моря прекратят своё существование, в чём тогда будет смысл моего одинокого существования?.."

Глаза Мэн Хао наполнились решимостью. Внезапно его захватило сильное желание действовать, а также надежда сделать свою культивацию ещё сильнее. На это его сподвигло не желание стать богаче или какие-то другие его идеалы. Нет... просто потому, что это место было его домом! Мир Горы и Моря был его домом...

На его дом напали, и живущие здесь уже сражались и проливали свою кровь. Он являлся будущим лордом мира Горы и Моря, заклинателем демонов в девятом поколении и преемником парагона Девять Печатей. Он... был обязан стать сильнее!

"Я даже не могу убить владыку дао чужаков", — мрачно осознал он.

Без колебаний он на всех парах помчался вглубь территории альянса Небесного Бога. Его божественное сознание подавил противник, поэтому он не мог заранее проверить место назначения. Правда это никак не помешало ему двигаться с умопомрачительной скоростью. В луче искрящегося света он стремглав мчался вперёд, преследуемый морем пламени. За ним по пятам следовал огромный, высотой в три тысячи метров, чужак. Он не смог убить Мэн Хао в их изначальном столкновении. С его статусом и боевой мощью это было настоящим позором. Особенно после того, как прямо у него на глазах Мэн Хао зарубил его младшего собрата по клану. После этого инцидента его ненависть взмыла до Небес.

Они летели сквозь звёздное небо, раскалывая пустоту на своём пути. Где бы они ни пролетали, чужаки и практики мира Горы и Моря уходили с дороги, никто не решался встать у них на пути.

С грохотом гигант послал в беглеца магическую технику. Такая странная магия разительным образом отличалась от колдовства, используемого в мире Горы и Моря. Изредка он превращался в зверя, который бросался на Мэн Хао, пожирая всё на своём пути или ударяя в него бритвенно-острыми когтями. Казалось, они появились из ниоткуда. Больше всего изумлял длинный хвост и его невероятные по своей силе удары. Им он раскалывал звёздное небо и посылал в Мэн Хао могучие взрывные волны.

Из уголков губ Мэн Хао капала кровь, но он умудрялся ловко лавировать между всеми этими атаками. И всё же он чувствовал, что его культивация медленно дестабилизируется. К тому же он ощущал разделяющую его и владыку дао пропасть. Сколь бы маленькой она ни была, эта пропасть могла послужить причиной его гибели.

— Земное Пламя Крылатой Саламандры; Да Забудут Небеса!

Сообразив, что все посланные им атаки не достигли цели, чужак-гигант в ярости выполнил двойной магический пасс. Море пламени у него под ногами забурлило и превратилось в огромную саламандру, способную изрыгать земное пламя. Из пасти чудовища вырвалась в Мэн Хао тугая струя алого пламени. Огонь мгновенно достиг цели.

Только у Мэн Хао изо рта брызнула кровь, как появился холодец. Разразившись проклятиями, он превратился в защитный барьер, который защитил Мэн Хао от обжигающего огня. Пламя чуть не растопило барьер, однако ему удалось продержаться до окончания атаки. Мэн Хао не без укола вины послал холодца обратно в сумку. После чего стиснул зубы и продолжил бегство.

— Чёрт, чёрт, чёрт тебя подери!!! — бушевал чужак позади.

Не желая сдаваться, он продолжил погоню. Преследуемый чертыхающимся чужаком, Мэн Хао наконец добрался до территории, когда-то принадлежавшей альянсу Небесного Бога. Вскоре впереди показались и 33 Преисподние. В области, где они находились, царила абсолютная тьма. Словно они могли поглощать любой свет. Почувствовав странную ауру разложения, владыка дао чужаков слегка поменялся в лице.

"Эта аура..." — поёжившись, подумал он.

Мэн Хао, не сбавляя хода, устремился в черноту. Хотя 33 Преисподние ещё не открылись, как только он оказался на их территории, эссенция жизненной силы Жадности пробудилась и начала расползаться во все стороны. Пустоту подёрнула могучая рябь. Казалось, сейчас в пространстве откроется вход. На территории смолистой черноты Мэн Хао внезапно остановился и холодно смерил взглядом владыку дао чужаков.

— Ты уже давно меня преследуешь. Если хочешь драться, что ж, давай сразимся здесь! — бросил вызов Мэн Хао.

Утерев кровь с губ, он позволил проявиться кровожадному блеску у себя в глазах. Исполинских размеров чужак огляделся и презрительно хмыкнул. Выбранное им место для сражения выглядело весьма причудливо, но с его культивацией он без страха вступил внутрь и пошёл в атаку на Мэн Хао.

В руке Мэн Хао возникло демоническое оружие Заброшенный Курган. Отбросив все мысли о побеге, он помчался навстречу гиганту. В мгновение ока они обменялись несколькими тысячами ударов. Мэн Хао призывал горы, кровавого демона, мастифа и Мост Парагона. Демоническое оружие Заброшенный Курган со свистом рассекало пространство. Мэн Хао трижды ударил кулаком: каждый новый удар был страшнее предыдущего.

Чужак тоже не сидел сложа руки. Его чешуя взмыла вверх, после чего поднялся ураган. Сила эссенции приняла форму сильного давления. Чёрное пламя огненной саламандрой с рёвом пыталось проглотить Мэн Хао.

Стоял жуткий грохот. Изо рта Мэн Хао текла кровь, его постепенно теснили. Что до владыки дао чужаков, тот поменялся в лице, когда демоническое оружие оставило на его груди кровоточащую рану. Эта рана зажила довольно быстро, хотя Мэн Хао, несмотря на более серьёзные ранения, исцелялся ещё быстрее. Глаза Мэн Хао засияли звёздным светом. Он превратился в метеор и помчался через звёздное небо. Чужак выполнил магический пасс двумя руками, а потом развёл их в стороны. После этого огненная саламандра ударила по метеору лбом.

С грохотом метеор разбился. Из обломков камня лазурной стрелой вылетел Мэн Хао в образе птицы Пэн. Пронзив саламандру насквозь, он оказался прямо перед владыкой дао. Чужак поменялся в лице. Когда он уже хотел уклониться, лазурные когти рубанули его с силой, способной рвать железо и раскалывать камни.

— Жить надоело? — свирепо прорычал владыка дао чужаков.

Он позволил птичьим когтям выколоть ему правый глаз. Проигнорировав боль в глазу, он схватил птицу Пэн. С хрустом лазурная птица была раздавлена. Вот только не было ни крови, ни плоти, только фонтан крошечных огоньков. В то же самое время вдаль улетала фигура.

— Сдохни! — закричал чужак вслед убегающему Мэн Хао.

Чужака окутало кровавое сияние. На нём концентрировалась безграничная аура смерти. Это была магия Смертельного Проклятия! Перед Мэн Хао появился запечатывающий символ, отчего изо рта вновь брызнула кровь. И он был вынужден отступить назад. Когда его грудь начала гнить, а жизненная сила таять, его опять скрутило в приступе неконтролируемого кровавого кашля. Могучая аура смерти неумолимо поглощала его.

— Ты лишил меня глаза и убил моего младшего собрата по племени. Не беспокойся, после того, как я убью тебя, твоя кровь поможет мне отыскать всю твою родню. Они разделят твою судьбу!

Исполинских размеров чужак взмахом руки превратил море пламени в огромную статую. Она ударила Мэн Хао ладонью. Эта ладонь заставила ауру смерти в округе забурлить и приглушённо загудеть. Звёздное небо задрожало, небеса потускнели. Но тут губы Мэн Хао изогнулись в презрительной улыбке. Чужаку внезапно стало не по себе. Прежде чем он успел хоть что-либо сделать, гигантский разлом разверзся прямо под ногами Мэн Хао, и тот без промедления нырнул в него.

Гигант поёжился. В его сердце поднялось чувство надвигающейся смертельной опасности. Исходило оно из разлома. Внутри чужак чувствовал... присутствие какой-то невероятной ауры. У него возникло чувство, будто по другую сторону разлома, если он всё же решится войти в него, его ждёт некая неведомая опасность. Поэтому он решил уйти, пока ещё не поздно.

Как вдруг Мэн Хао выбросил руку и использовал магию Срывания Звёзд. С рокотом владыку дао чужаков потащило назад. Его глаза полыхали яростью. Ему пришлось использовать всю свою культивацию, чтобы вырваться. Стоило ему это сделать, как ухмылка Мэн Хао стала ещё шире.

— Транспозиция объектов, — тихо произнёс он.

В сопровождении треска молний он и чужак поменялись местами. Чужак пытался сбежать из этого места, но после перемещения, наоборот, по инерции полетел прямо в разлом. Сразу же затормозив, он с ужасом увидел разлом. Вот только уже с обратной стороны!