NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1331:
Тушение шестой лампы

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Голос Мэн Хао эхом разлетелся по остаткам рушащегося измерения. Вместе с местом, где хранилась восьмая звезда, разваливался на части и мир. Земля резко просела, и воздух затопил яростный рёв. С неба начали градом бить молнии, казалось, наступил конец света. Что до Мэн Хао, он парил в воздухе, не касаясь земли и не взлетая в небо. Его волосы и полы халата развевались на ветру. Глаза сияли загадочным светом.

— Пришло время соединить... накопленные ци и кровь в результате тушения моих ламп души!

Он взмахнул рукавом и коснулся пальцем грудной клетки. Это движение открыло закупоренную ци и кровь внутри него. С рокотом взорвалось бурлящее море силы ци и крови. Теперь он выглядел как величественный исполин ростом в несколько сотен метров. В то же время стремительно росла его общая сила и мощь физического тела. Хоть этот рост уступал тому, который произошёл после поглощения крови бога, результат всё равно оказался весьма впечатляющим.

Его сердце билось всё быстрее и быстрее. Кости становились крепче и твёрже. Плоть и кровь буквально пели от переполняющей их силы. Нынешняя мощь его физического тела наконец преодолела уровень средней ступени 5 эссенций. С блеском в глазах Мэн Хао опять поднял руку и надавил себе на лоб. С рокотом произошёл выброс второй волны скрытой внутри ци и крови, затопив его физическое тело.

— Этого всё ещё недостаточно!

После магического пасса он нажал пальцами на свой даньтянь. Сила ци и кровь забурлили. Теперь его рост достиг отметки в тысячу восемьсот метров. Такой исполин внушал трепет. К этому моменту его физическое тело достигло поздней ступени 5 эссенций.

— У меня ещё осталось два резерва, — произнёс он с блеском в глазах.

У него имелись ци и кровь, оставленные пятью потушенными лампами души. Из них он уже использовал три таких резерва. Без колебаний он выполнил магический пасс и нажал на своё темя. В голове загудело, мир перед глазами расплылся. В это же время в его голове взорвалась мощь ци и крови. Когда эта сила затопила его тело, он запрокинул голову и взревел. Мэн Хао вырос до двух тысяч ста метров. Его била крупная дрожь, сопровождалось всё это ощущением, будто плоть, кровь и сердце находилось на грани разрыва.

Небо и Земля искривились, воздух вокруг него дрожал под гнётом свирепой ауры. Сила физического тела достигла пика 5 эссенций. Он находился в одном шаге... от уровня 6 эссенций! Как только это произошло, объединённая сила физического тела и культивации подняла его на пик уровня владыки дао. Его ещё рано было считать экспертом в одном шаге от парагона, но он был как никогда к этому близок.

— Последний! — взревел он.

Выполнив двойной магический пасс, он надавил руками на грудь и даньтянь. Высвобожденная сила пронеслась через него, подобно яростному океану. Он вырос до двух тысяч четырёхсот метров. Из распоровшейся кожи хлынула кровь. Мэн Хао пронзила нестерпимая боль. Если бы не железная выдержка и сила воли, он бы просто потерял сознание от боли.

С очередным рёвом он вырос до двух тысяч семисот метров. Ощущение невероятной силы окончательно убедило Мэн Хао... если бы ему сейчас предстояло сразиться с Белым лордом, тот бы потерпел поражение после первого же удара. Одна атака могла расколоть звёздное небо, разбить его светила и убить лорда Горы и Моря!

С рокотом измерение сильно затрясло. Мэн Хао теперь мог почувствовать Дао! Сила Дао... Дао Неба и Земли... нечто, к чему он мог едва прикоснуться... И всё же он до сих пор находился на уровне 5 эссенций. Да и его физическое тело ещё не добралось до уровня 6 эссенций. Будь оно на 6 эссенциях, тогда он бы не просто касался Дао, нет, оно бы лежало прямо у него на ладони! Только с такой силой он мог пережить встречу лицом к лицу с парагоном с 7 эссенциями. Более того, он вполне мог посеять семена страха в сердце такого парагона!

— Не могу поверить, что физическое тело 6 эссенций так сложно получить... Но раз я уже дал слово, то точно получу физическое тело пика владыки дао.

Ци и кровь циркулировали через тело, да и сам Мэн Хао продолжал расти. К этому моменту его рост достиг двух тысяч девятисот девяноста метров. Осталось каких-то три метра, но сейчас они стали пропастью между Небом и Землёй. Преодолеть этот последний отрезок так же трудно, как предыдущие две тысячи девятьсот девяносто семь метров целиком!

— Древние лампы, явитесь!

С безумным огоньком в глазах Мэн Хао взмахнул рукавом. Вокруг него появились тридцать три лампы души: пять были потушены, двадцать восемь ещё горели. В их мягком свечении Мэн Хао напоминал бессмертное божество. После ещё одного взмаха рукава он сосредоточил своё внимание на шестой лампе души.

— Я уже преодолел первое опустошение. Пришёл черёд второго, опустошения физического тела. Я уже достиг уровня, необходимого для тушения шестой лампы души!

Без малейших колебаний он решительно наставил руку на шестую лампу души.

— Погасни!

Божественная воля вырвалась наружу. В это же время шестая лампа души негромко загудела. Из неё повалил зелёный дым, который тотчас поглотил Мэн Хао. Как только дым оказался внутри его тела, Мэн Хао затрясло, ощущение было такое, будто его тело медленно разъедал зелёный дым. На это Мэн Хао лишь улыбнулся. Процесс сопровождался болью, но ему доводилось переживать пытки и пострашнее.

Обычно к семи опустошениям практики подходили с особой тщательностью: они проходили их во время уединённой медитации с защитником дхармы на страже.

Чувствуя всю эту боль, Мэн Хао не сомневался в своей способности пережить первое треволнение второго опустошения. Его физическое тело достигло такого невероятного уровня силы, что опустошению оно было уже не по зубам. Его тело продолжало разъедать, костный мозг был вытравлен из костей. Как будто внутри него раскрылась чёрная дыра, которая высасывала его изнутри. И всё же усыхание тела совершенно его не беспокоило.

К этому моменту измерение полностью развалилось. Небо и земля были уничтожены. Долина Погребённых Богов рассыпалась на части. Мэн Хао сделал глубокий вдох. Усыхание никак не могло навредить его культивации или силе физического тела. Молниеносным движением руки он притянул и схватил Юйвэнь Цзяня, после чего вылетел за пределы долины Погребённых Богов в звёздное небо Седьмой Горы. Практически сразу после этого пустота зарокотала силой Дао Треволнения физического тела. Оно всегда наступало после того, как физическое тело практика переступало черту и вступало на Дао! Вот только было в этом треволнении нечто странное. Треволнение царства Дао почему-то так и не началось, быть может, дело было в войне мира Горы с чужаками или присутствии 1 Небес!

Мэн Хао задумчиво нахмурился, но в итоге решил на время отложить этот вопрос. Всё потому, что его физическое тело в своём нынешнем состоянии без труда могло преодолеть это треволнение даже со вторым опустошением внутри него.

Алтарь, ведущий в долину Погребённых Богов, с треском развалился. От измерения не осталось ничего, кроме пепла. Юйвэнь Цзянь потерял сознание, но он пульсировал аурой крови бога. Особо заметным стал его указательный палец, из него исходили довольно устрашающие эманации.

"Так ему всё же удалось поймать удачу за хвост", — подумал Мэн Хао.

Оглядевшись, он растворился в пустоте вместе с Юйвэнь Цзянем. По возвращении на планету Тигровая Клетка он оставил Юйвэнь Цзяня местным практикам и двинулся в путь. Одарив планету прощальным взглядом, он исчез в черноте звёздного неба. Он чувствовал ужасающую мощь своего физического тела. В сравнении с тем, каким оно было до вылазки в долину, его физическое тело находилось сейчас на совершенно ином уровне. Во время путешествия по звёздному небу он сжал пальцы в кулак. Всё вокруг задрожало и покрылось страшной рябью.

— Спустя ещё какое-то время... опустошение закончится.

Судя по траектории полёта, Мэн Хао направлялся к Четвёртой Горе и Морю. Его буквально сжигало желание поскорее увидеть Сюй Цин. После этого он попытается совершить нечто, способное всколыхнуть не только мир Горы и Моря, но и 33 Неба! В случае успеха боевой дух практиков мира Горы и Моря воспрянет из пепла и его имя зазвучит на всех 33 Небесах. Все узнают о практике из мира Горы и Моря по имени... Мэн Хао!

Он посмотрел на звёздное небо, а потом в луче сияющего света растворился вдали. Вскоре впереди показался барьер между Седьмой и Шестой Горами и Морями. Для Мэн Хао этот барьер перестал являться серьёзной преградой. Влетев в него и практически сразу найдя выход, он прорвался на Шестую Гору и Море. Он впервые здесь оказался, однако среди звёзд витала очень знакомая аура. Аура чужаков! Они оккупировали Шестую Гору и Море так же, как и Седьмую Гору и Море.

На новой горе и море тело Мэн Хао усохло ещё сильнее. Он совсем исхудал. Однако его боевая мощь не только не снизилась, наоборот, она возросла. Приближался конец опустошения. По его завершении физическое тело вспыхнет силой, и он по-настоящему взойдёт на уровень владыки дао физического тела!

К этому моменту он уже перестал обращать внимание на опустошение. Разослав божественное сознание через звёздное небо, он сразу же обнаружил множество чёрных кубов. В некоторых местах ещё шли боевые действия, а в одном месте творилось нечто совсем странное. Там Мэн Хао увидел красный барьер, за ним с закрытыми глазами неподвижно сидел статный мужчина в длинном пурпурном халате. Бледность его лица намекала на серьёзные повреждения внутренних органов. С другой стороны о защитный барьер бился чужак, явно пытаясь пробить его. Чужаку помогал старик. Несмотря на умиротворённое выражение лица, глаза старца жадно блестели всякий раз, как он смотрел на мужчину за барьером.

Мэн Хао сразу же узнал чужака. Это было одно из воплощений вражеского владыки дао! Его клон. Что до помогавшего ему старика, от него исходила едва уловимая аура Гор и Морей. Это помогло Мэн Хао понять, что старик, как и Белый лорд, был предателем. Он носил титул... лорда Шестой Горы и Моря!