NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1357:
Поединок с парагоном Сюань Фаном

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Всё выглядело так, будто он последовал по траектории стрелы к человеку, её пустившему, и благодаря какой-то необъяснимой божественной способности переместился назад во времени на несколько вдохов. В результате этого путешествия во времени рана, полученная от удара стрелы света, исчезла, а сам он оказался на поверхности солнца! С оглушительным рокотом солнце завибрировало. Такой неожиданный поворот событий заставил Мэн Хао прищуриться.

"Эссенция времени!"

За свою жизнь Мэн Хао повидал немало искусных противников, хотя в плане опыта он всё же немного уступал Сюань Фану. Поэтому он отреагировал без малейших колебаний. Его тело среагировало даже быстрее головы: культивация вспыхнула, зачерпнув силу у магической формации, созданной из ста тысяч практиков, и ударила в супостата мощной атакой. В эту атаку была вложена вся сила солнца, правда направлен этот луч света был не в Сюань Фана, а в чёрную жемчужину. От одного её вида у Мэн Хао появилось дурное предчувствие.

Золотое свечение парагона Сюань Фана немного померкло. Использование такой противоестественной магии временного сдвига явно далось ему нелегко. Вероятно, в ближайшее время он не сможет ещё раз провернуть нечто подобное. В этом плане его магия походила на эссенцию пространства Мэн Хао.

В любом случае появление парагона Сюань Фана удивило не только Мэн Хао, но и Грёзы Моря. Она тут же задействовала свою силу для перемещения к солнцу. Мэн Хао же послал божественной волей приказ парагону-марионетке возвращаться и помочь ему выбраться из этой передряги.

В царящем грохоте сверкающий луч света мчался к жемчужине парагона с достаточной скоростью, чтобы перехватить её до момента столкновения с поверхностью солнца. Сюань Фан холодно фыркнул и внезапно отпустил чёрную жемчужину, позволив лучу ударить в неё. С оглушительным грохотом жемчужина разбилась вдребезги. Из её осколков появился чёрный туман. Мэн Хао сразу почувствовал скрытую в нём страшную запечатывающую силу. К счастью, она была уничтожена до контакта с солнцем, иначе даже парагону пришлось бы попотеть, чтобы снять запечатывающий эффект. Эта жемчужина явно являлась ценным сокровищем, которое мог создать только парагон!

Как только жемчужина раскололась, парагон молниеносно переместился на другую часть солнца. Удивительно, но в его руке появилась ещё одна жемчужина. Его губы изогнулись в хищной ухмылке, словно к нему сейчас не летели парагон-марионетка и Грёзы Моря.

— Я всегда тщательно планирую свои атаки, — холодно объяснил он, — когда за дело берусь я, ситуация редко выходит из-под контроля!

С этими словами он с размаху бросил чёрную жемчужину в солнце.

"Почему он так хочет ударить этой штукой по солнцу?" — мысленно спросил себя Мэн Хао. Внезапно его осенило. Над головой появился Треножник Молний и уже в следующую секунду Мэн Хао переместился прочь из магической формации. У Сюань Фана отвисла челюсть, когда он поменялся местами с Мэн Хао в результате транспозиции объектов. Мэн Хао ловким движением успел перехватить чёрную жемчужину в нескольких сантиметрах от поверхности солнца. Стоило ему её коснуться, как он всё понял.

"Он не хочет запечатать этот момент времени, не хочет этой жемчужиной убить меня... он хочет запечатать солнце!"

Его зрачки превратились в узкие щёлки, когда он увидел в руках парагона Сюань Фана третью жемчужину. В этот раз Сюань Фан ничего не сказал. Не успел Мэн Хао посмотреть на него, как парагон вместо того, чтобы бросить жемчужину вниз, просто раздавил её. Из неё вырвался густой чёрный туман, мгновенно накрывший всё солнце и создавший уникальную Сферу. В этот момент парагон-марионетка Мэн Хао добрался до места и ударил кулаком по чёрному туману. Чёрная пелена поглотила силу удара так же, как океанская пучина проглатывает тяжёлый камень. К тому же туман вообще никак не отреагировал на атаку. Что до парагона Грёзы Моря, добравшись до места, она быстрым движением пальца послала силу парагона в чёрный туман, но тот лишь забурлил и немного истончился.

— Это сумрачные жемчужины!

Грёзы Моря поменялась в лице. Сумрачные жемчужины были не с 33 Небес. Во время катастрофической войны мира Бессмертного Парагона одна из двух противостоящих ему сил создала их с единственной целью — ловить могущественных экспертов мира бессмертных. После активации силы жемчужины, рассеять её было очень непросто. Она могла поймать в ловушку всё в радиусе её действия на четверть часа. За это время всё, угодившее внутрь тумана, оказывалось отрезанным от остального мира!

Глаза парагона Сюань Фана внутри тумана сияли леденящей жаждой убийства. Изначально он сделал вид, что его целью был парагон-марионетка, но потом переключился на Мэн Хао. Когда все подумали, что он собирается убить Мэн Хао, он запечатал солнце сумрачной жемчужиной! Он заготовил три жемчужины, чтобы гарантированно не дать врагу использовать силу солнца. Это уберёт одно из важнейших препятствий на пути армии вторжения.

Когда люди, казалось, раскусили замысел Сюань Фана, он опять сменил тактику. Вместо того чтобы пытаться удержать печать на солнце он вновь обратил свой взор на Мэн Хао. По правде сказать, немногие могли понять... какие цели он преследовал.

Сейчас солнце оказалось отрезанным от остального мира туманом. Грёзы Моря и парагон-марионетка снаружи всеми силами пытались снять печать и пробиться внутрь. Тем временем Мэн Хао оказался один на один с парагоном.

— Чтобы разобраться с тобой, у меня четверть часа. Более чем достаточно!

Сюань Фан громко расхохотался, а потом вспыхнул силой культивации и сделал шаг в сторону Мэн Хао. Тот резко помрачнел. Сюань Фан превратился в настоящую головную боль. Проблема заключалась не только в его глубокой культивации, но и в умении строить по-настоящему изощрённые и многоступенчатые планы. Он оказался более проблемным противником, чем Игу.

Когда Сюань Фан пошёл в атаку, Мэн Хао был вынужден броситься в противоположную сторону. Божественной волей он собрал силу магической формации и превратил её в стрелу света, которая со свистом ударила в Сюань Фана. Парагон с рёвом исполнил двойной магический пасс. У него за спиной появился огромный золотой лев, который накрыл собой Сюань Фана и принял удар стрелы на себя.

Стрела света с грохотом вошла в иллюзию льва, исказив зверя. Не успело существо взреветь, как оно разбилось вдребезги. Немного потускневшую стрелу молниеносным движением перехватил Сюань Фан. Раздавив её, он отступил на пару шагов. Несмотря на некоторую бледность лица, на его губах играла презрительная улыбка.

— Сокровище, оставленное парагоном Девять Печатей, внушает уважение. К несчастью для тебя, ты можешь использовать лишь часть его силы. Быть может, если ты раз за разом будешь им атаковать, у тебя появится шанс прикончить меня. И снова незадача, ты можешь использовать его силу только благодаря помощи магической формации и поддержке ста тысяч практиков. Смехотворно! К тому же минимум в следующие десять вдохов ты не сможешь прибегнуть к силе солнца!

Прямо во время своей тирады Сюань Фан набросился на Мэн Хао. Вокруг него сверкало золотистое свечение, а кулак был направлен ему в грудь.

— Вижу на тебе следы культивации физического тела, поглядим, насколько прилежно ты развивал этот аспект!

Удар его кулака мог смести горы и разворотить землю. Солнце задрожало. В слепящем золотом сиянии кулака появился образ огромного льва, который с рёвом накинулся на Мэн Хао. Сила парагона рассеивала естественные законы в округе, поэтому сто тысяч практиков закашлялись кровью. Некоторых вообще разорвало на части.

Культивация Мэн Хао внезапно дестабилизировалась, и он зашатался. Из-за туманной пелены раздался полный тревоги крик Грёзы Моря, правда Мэн Хао показалось, будто он доносился из другого пространства и времени.

— Мэн Хао, продержись четверть часа! Это крайний срок, за который нам удастся пробить печать.

Оказавшись в такой жуткой опасности, Мэн Хао почувствовал бешеный стук крови в висках. Хоть он и обладал силой, позволявшей ему сражаться с верховными владыками, между ним и парагоном пролегала слишком глубокая пропасть. Он оказался заперт, бежать было некуда, поэтому ему ничего другого не оставалось, как сражаться. Сражаться до самой смерти. В такой критической ситуации Мэн Хао отказался от мыслей придумать какой-то хитрый план. Вместо этого его захватило одно желание… сражаться.

"Четверть часа..." — подумал он с кровожадным блеском в глазах и послал свирепую атаку божественного сознания в Сюань Фана.

Вместо того чтобы отступить, он сделал шаг навстречу давлению и нанёс свой удар кулаком! Истребление Жизни! Всё вокруг задрожало. Во все стороны ударил ураган, когда кулак Мэн Хао достиг парагона Сюань Фана. Изо рта Мэн Хао брызнула кровь, но он с небывалой свирепостью сделал ещё шаг и нанёс следующий удар кулаком. Кулак Одержимости! У неодержимого нет шанса выжить! Мэн Хао пронзительно рассмеялся. Высвобожденная ударом кулака энергия породила душераздирающий грохот. Даже парагон Сюань Фан слегка оторопел. Изо рта Мэн Хао брызнуло ещё больше крови, тело натужно захрустело. Он обладал физическим телом владыки дао, но Сюань Фан был парагоном с физическим телом намного сильнее, чем у него.

— Так не терпится умереть?! — с холодным смешком спросил Сюань Фан.

Вращая свою культивацию, он раскинул вокруг себя могучее давление. Золотой лев взревел, полностью подавив Кулак Одержимости, и возник прямо перед ним. В эту же секунду глаза Мэн Хао ярко блеснули... и он ударил в третий раз Убивающим Богов Кулаком!