NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1360:
Рискнуть всем

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Сюань Фан начал расплываться, словно вокруг него искажалось время. Постепенно стало казаться, будто промелькнули десятки тысяч лет, бесчисленные века... а с ними сменилось бесконечное число образов Сюань Фана! Это была ни с чем не сравнимая спасительная магия. Её Сюань Фан получил после того, как стал парагоном и овладел эссенцией времени. Она символизировала все шестидесятилетние циклы, прошедшие за десятки тысяч лет его жизни. Такая жуткая магическая техника могла помочь ему сбежать целым и невредимым из лап парагона с 8 эссенциями!

Только после уничтожения всех душ, оставленных в потоке времени, можно было окончательно убить его. Если упустить хотя бы одну, то он мгновенно восстановится. К сожалению, он мог использовать такую непревзойдённую магию лишь раз в жизни. В случае злоупотребления этой магией откат великого Дао времени сделает его самого частью времени. Его сознание истлеет, и он станет рабом эссенции.

К этому моменту прошло уже шестьдесят процентов от установленной четверти часа. Такое не могло не впечатлять, учитывая, что Мэн Хао всё это время сражался с экспертом, чья боевая мощь находилась на 7 эссенциях. Особенно поражало то, что Мэн Хао сумел заставить Сюань Фана прибегнуть к своей ценнейшей магии. Даже если Мэн Хао проиграет... никто не посмеет обвинить его в трусости. В этой схватке он бился как лев.

Парагон Сюань Фан запрокинул голову и взревел, полностью высвободив силу своей непревзойдённой магии. Он не мог увернуться от шара хаотичного света, нацеленного в его душу, поэтому просто выставил руки перед собой и что есть силы ударил пальцами. С грохотом пространство в направлении сферы искривилось, а потом оно же обрушилось на неё в попытке раздавить.

"Я сделал ставку на незавершённость этой магии. Этой неполной магии недостаточно, чтобы уничтожить все мои души во времени".

Сюань Фан взвыл, когда эссенция времени вошла в контакт со сферой хаотичного света. Слепящая вспышка света странным образом остановилась в трёх сотнях метров от сферы. Но внутри этой области она стала вторым солнцем, величественным и ослепительным. Скривившийся парагон Сюань Фан тоже оказался в радиусе трёхсот метров. Сфера света распалась на шесть струек дыма, которые проникли в эссенцию времени. Этот дым принялся истреблять души парагона, сокрытые в десятках тысяч лет времени.

В искривлённом времени вокруг парагона Сюань Фана беззвучно вспыхивали огни. Дым стёр больше десяти процентов душ! Потеря такого количества душ заставила парагона помрачнеть. Это число быстро выросло до двадцати, тридцати, сорока, а потом и до пятидесяти процентов...

Как только был пробит этот рубеж, в сердце парагона закрался леденящий душу страх и неверие в реальность происходящего. Он отказывался верить в свою скорую смерть, не хотел даже допускать, что в его расчёты закралась ошибка. К тому же он просто не мог принять того факта, что самая сильная спасительная магия, которую можно было использовать один раз в жизни, не устоит против незавершённой даосской магии.

— Невозможно! — взревел он.

Кровь в его жилах забурлила, отчего ци и кровь душ в потоках времени засияли могучей духовной силой. Уничтожив пятьдесят процентов душ, шесть струек дыма начали слабеть. И всё же им удалось стереть ещё десять процентов душ. После ещё десяти процентов душ они наконец стали рассеиваться. Они продолжали давить, но так и не сумели уничтожить восемьдесят процентов душ Сюань Фана... наконец они полностью исчезли.

Мэн Хао закашлялся кровью и устало понурил плечи. На его лице не было ни кровинки. Откат, полностью разворотивший его внутренние органы, до сих пор сотрясал тело сильным тремором. Его культивация еле держалась, сознание гасло. Он проиграл... У него не осталось сил даже печально рассмеяться. Он понимал, что потерпел сокрушительное поражение. Ему ещё никогда не доводилось проигрывать настолько разгромно. Даже отчаянная схватка с Белым лордом Седьмой Горы закончилась победой. Но сегодня, несмотря на все усилия, у него не осталось даже крохотной надежды на победу. Сердце Мэн Хао сжали в тиски горечь и боль.

Вечное Заклятие Зелёного Императора всё ещё работало, но без достаточного количества времени оно не могло исцелить его хотя бы до состояния, чтобы он мог поднять руку и послать во врага божественную способность. К тому же сейчас время нависало над ним, подобно заточенному топору палача. Прошло около семидесяти процентов от четверти часа, выжить оставшееся время будет крайне непросто.

Поле боя снаружи скрывал плотный слой тумана, да и Мэн Хао не хотел отвлекаться по мелочам, сконцентрировавшись на сражении с парагоном Сюань Фаном, поэтому он чувствовал лишь то, что ситуация снаружи была такой же безрадостной, как и на солнце.

Сюань Фан находился на некотором отдалении от магической формации солнца. Его трясло. Слепящий свет вокруг него быстро потух, вместе с ним закончилась и магия шести объединённых заговоров. Парагон Сюань Фан выглядел крайне скверно: волосы спутались, часть из них налипла на лоб, его наряд тоже весь промок от пота, лицо приобрело крайне замысловатое выражение, словно он чудом избежал могилы. Он повернулся и посмотрел на выдохшегося Мэн Хао внутри магической формации.

— На 33 Небесах в такое состояние меня могут загнать только два парагона с 8 эссенциями. Но сейчас к ним прибавился ещё один человек... ты.

Сюань Фан на полном серьёзе сложил ладони и поклонился.

— Этот поклон — дань уважения. Я должен убить тебя, в этом вопросе у меня нет выбора, но в то же время ты достоин моего уважения. К этой войне нас привели разные точки зрения, по этой же причине произошла и наша дуэль. Я понимаю, что и у тебя не было особого выбора. Несмотря на статус парагона, я обладаю лишь 7 эссенциями, поэтому и мне не предоставили особого выбора. Мэн Хао... Я запомню это имя. А теперь пришло время... навсегда покинуть этот мир.

Сюань Фан сделал глубокий вдох. Из всех душ, сокрытых в потоке времени, уничтожено было порядка восьмидесяти процентов. Однако даже с одной его нельзя было окончательно убить. Больше всего он сетовал на то... что никогда уже не сможет использовать эту технику. Если Мэн Хао каким-то чудом второй раз пошлёт в него этот жуткий шар света... тогда его гарантировано ждёт смерть.

Мэн Хао сидел в тишине и лишь вздыхал про себя. Оказавшись на грани между жизнью и смертью, он не испытывал страха. Перед его мысленным взором проносилась вся его жизнь: детство, юношество после пропажи родителей, как он хотел стать учёным, уезд Юньцзе, как мечтал пройти имперские экзамены и как волею судьбы оказался на горе Дацин. В тот роковой день он попал в мир культивации и Дао. Перед глазами проносились образы его семьи, жены, друзей...

Сюань Фан сделал шаг вперёд, чтобы войти в магическую формацию. Когда он уже готовился устранить Мэн Хао, сто тысяч практиков, те самые люди, кого Сюань Фан всё это время игнорировал, взревели во всё горло. Никто не стал ничего говорить или объяснять. Они лишь дали волю ярости, клокотавшей в их душах.

Сотни тысяч практиков с покрасневшими глазами высвободили всю силу своей культивации и даже жизненной силы, чтобы дать отпор парагону Сюань Фану. Они не хотели позволить ему войти в магическую формацию и навредить Мэн Хао!

Сюань Фан холодно хмыкнул и ударил ногой по земле. Солнце задрожало, когда массивная волна силы покатилась от него к магической формации и Мэн Хао. В ходе дуэли Мэн Хао получил не так уж много ран, но имеющиеся были крайне серьёзными. Поэтому вместо него удар приняли на себя сто тысяч практиков. Из их ртов брызнула кровь, плоть некоторых усохла до опасного для жизни состояния.

Грохот и крики вырвали Мэн Хао из забытья. При виде сотни тысяч людей, отказывавшихся сдаваться и готовых пожертвовать за него своими жизнями, по его телу словно разряд тока прошёл.

Сюань Фан продолжал идти вперёд. Глубоко внутри он не удержался от вздоха, не зная, что в этот момент можно было сказать. Однако он продолжал... свой суровый напор. Его жажда убийства постепенно росла. Он сделал восемь шагов, продираясь сквозь магическую формацию к Мэн Хао. С каждым шагом магическая формация вздрагивала. Сто тысяч практиков кашляли кровью, некоторые посылали свою жизненную силу в магическую формацию, пока не падали замертво на землю. Всё ради защиты Мэн Хао! Хотя лучше было сказать, что они защищали не Мэн Хао, а свой родной дом.

Для некоторых людей угроза уничтожения родного дома пробудила в них не жажду мести, а отчаяние и замешательство. Но были и те... чей дух оказалось не так-то просто сломить. Когда на кону стояла судьба родного дома, такие люди жертвовали собой. Месть этих людей не никогда не истает, даже после уничтожения их родины. Пожертвуй собой, дабы сберечь свой дом!

Люди никогда по-настоящему не сражались на войне за ресурсы. Точнее сказать, войны за ресурсы, вне зависимости от количества жертв, всегда были довольно умеренными... Настоящие жестокости войны человек мог увидеть только, когда стороны хотели раздавить дух и сломить волю целой нации! Только сломив дух и волю людей... они могли быть по-настоящему истреблены! Во время такого истребления уничтожались не просто жизни, а сердца и души всего народа!

В самом начале войны между миром Горы и Моря и 33 Небесами Мэн Хао разжёг в сердцах людей пламя. Он разрушил континент 1 Небес, дабы открыть глаза практикам мира Горы и Моря. Он пробудил... дух и душу народа. С тех пор война изменилась. Возможно, 33 Небесам удастся истребить народ мира Горы и Моря, но им не стереть души его практиков!

Тем временем каждый шаг парагона вынуждал одного из практиков идти на финальную жертву. Кровь текла рекой, один за другим замертво падали практики. Они жертвовали своими жизнями... чтобы выиграть немного времени.

— Не... делайте... этого...

Сквозь застилавшую глаза пелену Мэн Хао посмотрел на окружавших его практиков. До войны он никогда с ними не встречался. Они были незнакомцами. У каждого была семья, секта, любимый человек и даже дети. Но сейчас... они без колебаний жертвовали собой, дабы замедлить продвижение Сюань Фана. Тела лишались энергии, таяли души. Они, подобно свечам, гасли под лёгкими порывами ветра.

Из горла Мэн Хао вырвался крик, полный безысходности. Его глаза вспыхнули алым, в груди разгорелось пламя. Мэн Хао поднял глаза и посмотрел на Сюань Фана. К этому моменту он разыграл все свои карты! Осталось сделать только одно. Взмахом руки он зачерпнул силу жизненной силы, чтобы призвать все 33 лампы души.