NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 274:
Флаг Развевается на Ветру, Уничтожение Трех Существований!

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

В этот решающий момент вся духовная энергия в округе влилась в Мэн Хао. Через несколько секунд она исчезла, вся до последней капли слившись с Мэн Хао. Извержение Дао гейзера прекратилось, он начал высыхать. Дао проекция в небе замерцала и растворилась в воздухе. Дао гейзер действительно… полностью иссяк.

Десятки тысяч Практиков не в силах были вымолвить ни слова. Дао гейзер, ставший в этом году главным событием Южного Предела, высох, его остатки превратились в пепел, который унес с собой ветер. Ничего не осталось. Мэн Хао, судя по всему, истощил все свои запасы духовной энергии. Лишившись способности даровать просветление, гейзер исчез. Нависла гробовая тишина. Десятки тысяч Практиков ошарашенно переглядывались… однако это оцепенение длилось недолго.

— Дао гейзер… пропал?

— До его исчезновения оставалось еще несколько дней… почему он высох?

— Что за прорыв совершил Фан Му? Очевидно, что он не достиг стадии Создания Ядра. Но он… умудрился… раньше срока иссушить Дао гейзер!!!

Дети Дао Черных Земель Ло Чун и Сюй Фэй тяжело дышали. Визит в западный регион Южного Предела потряс их до глубины души. Причиной тому был… Мастер Тиглей подразделения Пилюли Востока из секты Пурпурной Судьбы! Два Практика в лазурных масках с напускным равнодушием наблюдали за происходящим, внутри их сердца готовы были выскочить из груди, и не из-за иссушения Дао гейзера, а из-за последних атак Мэн Хао. Впервые в жизни они стали свидетелями схватки стадии Возведения Основания с Созданием Ядра. Несмотря на заведомо невыгодное положение, Мэн Хао не проиграл. Еще более невероятным выглядел его прорыв в Культивации прямо во время боя. Такое не часто увидишь. Но еще реже можно увидеть, как человек остановил пальцами Судьбоносный Меч!

— Практик стадии Возведения Основания в принципе не может коснуться такого меча… он… точно алхимик? — этот вопрос сейчас крутился в головах обоих экспертов в лазурных масках.

Пока народ возбужденно обсуждал увиденное, многие Практики смотрели на Мэн Хао со смесью восхищения и зависти. Выражение лица самого Мэн Хао не изменилось. Даже под пронзительными взглядами несметного числа Практиков на его лице не дрогнул ни один мускул. Он точно не знал сколько мощи скрывается в его десяти Дао колоннах, но глубоко внутри уже зрел ответ… раньше, несмотря на всю его осторожность, он был не ровня Практикам начальной ступени Создания Ядра. Но теперь… всё изменилось. Сейчас ему противостоял Практик стадии Создания Ядра с поврежденным долголетием и душой. Он не был до конца уверен в победе, но раз его противник получил несколько серьезных внутренних повреждений… убить его будет не трудно!

Глаза Мэн Хао холодно сверкнули. Он по-прежнему держал пальцами кончик меча. Внутри него начали вращаться десять Дао колонн, небывалая сила потекла по его рукам к пальцам! Послышался треск, и внезапно на клинке образовалось несколько трещин. В следующие несколько вдохов меч рассыпался на части. Душа внутри исчезла с душераздирающим воплем.

Как только разбился меч и исчезла душа, из глаз, носа и ушей Практика без маски полилась кровь. Когда зрители увидели его бледное, перекошенное в свирепом оскале лицо, многие подумали, что он лишился рассудка. Он хлопнул по бездонной сумке и вытащил черную статуэтку, которая выглядела как некая помесь дракона с питоном. Это была статуэтка Водяного Дракона! У него была иссиня-черная шкура, две когтистые лапы и длинный рог, торчащий изо лба. Вместе с ним появилась свирепая аура, отчего чистое небо внезапно затянули черные тучи. Послышался едва различимый рёв, словно из древних времен, он эхом прокатился по толпе Практиков внизу. Этот рёв внезапно разбудил ото сна древнее Ядро Инлуна внутри первой Дао колонны Мэн Хао. Оно начало вибрировать.

В следующий миг вокруг Мэн Хао задрожал воздух, и позади него возник призрачный образ древнего Инлуна. Он смотрел на статуэтку Водяного Дракона… как на еду! В древности Водяные Драконы были не более, чем едой для Инлунов! Призрачный образ Инлуна был невидим для окружающих. Рёв Водяного Дракона из статуэтки резко стих. Практик без маски посмотрел на Мэн Хао и медленно произнес, чеканя каждое слово:

— Трансформируй Ци Ядра в Предка Водяного Дракона! Открой великий Дао кровью Культивации. Накорми детеныша дракона с помощью тела. Используй душу, дабы начать резню! — он прикусил кончик языка и выплюнул немного крови на статуэтку. — Я взываю к силе Предка Водяного Дракона!

Он задрожал и с воем запрокинул голову к небу. В этот момент статуэтка Водяного Дракона с треском рассыпалась на куски. Но, прежде чем кусочки осыпались на землю, поднявшийся ветер собрал их вместе, изломал и превратил в образ Водяного Дракона. Образ выглядел очень реалистично. От него волнами расходился леденящий холод. Практик без маски свирепо посмотрел на Мэн Хао и произнес:

— Предок Водяного Дракона, я прошу тебя убить этого человека!

От этих слов призрачный Водяной Дракон повернул голову. На его морде вспыхнули две точки холодного света, напоминающие глаза. Они лишь на миг уставились на свою жертву, и внезапно дракон рванул на Мэн Хао. При его приближении холод, казалось, достиг небес, словно дракон мог заморозить всё на своем пути. В мгновение ока он оказался в трех сотнях метров от Мэн Хао!!

Глаза Мэн Хао ярко засияли. Он не бросился бежать и не стал уклоняться, вместо этого он сделал глубокий вдох и рассек подушечки пальцев. Пять пальцев окропила кровь. Он закрыл глаза, нагнулся и выставил вперед руку.

— Кровавый Мир Смерти! — воскликнул он голосом, наполненным кровавой аурой.

В следующую секунду мир перед его глазами стал цвета крови. В это же время кровавая аура из его руки окрасила всё в радиусе трех километров алым. Водяной Дракон оказался внутри этого мира крови. Этот необычный мир был… третьей магической техникой Наследия Кровавого Бессмертного, которую он до сих пор не мог использовать… Кровавый Мир Смерти! Рядом с Мэн Хао появились пять кровавых призраков. Это, разумеется, были… пять неразрушимых Кровавых Клонов!

Прогремел взрыв, отчего десятки тысяч Практиков пораженно притихли. Практик без маски стал белее мела. Он никак не ожидал появление чего-то похожего на технику Кровавый Мир Смерти. Еще сильнее его поразила реакция Водяного Дракона, это, казалось, совершенно невероятная сущность сейчас истошно выла, словно пытаясь вырваться из Кровавого Мира Смерти. Дракон боролся с какой-то невидимой силой, но никак не мог от нее избавиться.

Пока дракон выл, Мэн Хао медленно выпрямился. Он начал медленно сжимать в кулак правую руку. Кровавый Мир Смерти внезапно тоже начал сжиматься, по-видимому следуя за движением руки. Когда границы мира достигли Водяного Дракона, они понесли его с собой. В мгновение ока Кровавый Мир Смерти полностью исчез в кулаке Мэн Хао. Сквозь его пальцы просачивалась едва различимая аура крови. Выражение лица Мэн Хао не изменилось. Когда он медленно разжал пальцы, на его ладони лежала горстка иссиня-черного порошка, который тут же подхватил и унес с собой ветер.

Снизу послышались пораженные вскрики, зрители поняли, что этот порошок… был останками статуэтки Водяного Дракона!

— Этот поединок может закончиться только смертью, — Практик без маски в ярости буравил Мэн Хао взглядом, — стадии Возведения Основания… просто не сравниться со стадией Создания Ядра.

Он поднял руку и ногтями вырезал у себя на лице треугольник. Порезы оказались настолько глубокими, что в них можно было разглядеть белеющую кость. Однако Практик без маски ни разу не скривился от боли. Его взгляд, направленный на Мэн Хао, стал еще свирепей. Внизу принялись хрипло перешептываться Практики:

— Это же…

— Запретная техника Черных Земель: Замогильная Печать[1] Трех Существований[2]!

Их шепот прервал зловещий голос Практика без маски:

— Три существования вырезаны в желтых источниках, три существования, что могут уничтожить все существования! Замогильная… Печать Трех Существований!

В глазах Практика без маски вспыхнула причудливая аура. Это была его самая мощная магическая техника. Ее использование обойдется ему недешево, но сейчас это его не заботило. На его лице загорелись три кровавых пореза, всё глубже втравливаясь в его лицо. От огня порезы зарубцевались. Его глаза загорелись безумным светом. Одновременно с заклинанием он поднял руку в сторону Мэн Хао, а потом рубанул вниз. Поначалу ничего не произошло, однако Мэн Хао сразу почувствовал неладное.

Взгляд Мэн Хао, направленный на Практика без маски, напоминал удар молнии. Он сумел уничтожить Водяного Дракона только благодаря мощи Инлуна в Кровавом Мире Смерти. К сожалению, она рассеялась вместе с Кровавым Миром Смерти.

— Пора покончить с этим, — сказал он мягко, немного расслабившись.

Он хлопнул по своей бездонной сумке, но, вместо того чтобы вытащить какой-то предмет, он послал Духовное Сознание внутрь кровавой маски. Оно остановилось рядом с флагом о трех хвостах, сокровищем, которым до сих пор он не мог воспользоваться. Это сокровище было частью Наследия Кровавого Бессмертного.

Когда Духовное Сознание зависло над флагом о трех хвостах, тот зашевелился и внезапно развернулся. Флаг вошел в тело Мэн Хао, наполнив его просветлением. Он поднял руку и резко ей взмахнул.

Позади него, вокруг него, во все стороны… Заполонив небо, покрыв землю, возник истрепанный и в тоже время, источающий Небесную мощь… один из трех хвостов флага!!!

Ветхий, посеревший от времени, он растянулся до самого горизонта. Когда он развернулся… казалось, пересохли желтые источники, три существования были уничтожены, всё наполовину провалилось в ад!!!

[1] Замогильную Печать еще можно перевести, как Печать Желтых Источников. — Прим. пер.

[2] Чтобы понять, что такое «три существования» следует обратиться к буддийской концепции двенадцатичленной формулы бытия или 12 нидан, которая образует круговорот страдания (сансару). Первую и вторую нидану обычно относят к предыдущей жизни, с третьей по десятую к настоящей, одиннадцатую и двенадцатую к следующей жизни. Отсюда три существования: одно до рождения (прошлое), текущая жизнь (настоящее) и следующая жизнь (будущее). Это в каком-то смысле перекликается с мыслью Лао-Цзы в главе 42 Дао дэ Дзин: Дао рождает одно (нерасчленённое единство), одно рождает два (раздвоенность), два рождает три (триаду), от трёх рождаются все существа (вещи). — Прим. пер.