NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 31:
Сражайся!

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

«Последний матч испытания, – объявил Главный Старейшина Оуян, ободряюще глядя на Мэн Хао, – Мэн Хао против Ван Тэнфэя. Победитель будет повышен до Внутренней Секты».

Под пристальным взглядом толпы Мэн Хао запрыгнул на платформу. Ван Тэнфэй открыл глаза и тоже спокойно на неё поднялся. Ученики Внешней Секты загомонили.

«Посмотрите, Мэн Хао решился вступить на платформу. Его Культивация и вправду ничего, он смог убить Хань Цзуна, но теперь ему предстоит встретиться со Старшим Братом Ваном. Похоже, он не понимает, когда надо остановиться».

«На пути к могуществу всегда будут кочки и ухабы. Он всего лишь камушек, который должен переступить Старший Брат Ван Тэнфэй на своем пути к вершине».

«Я помню, как он присвоил себе магический предмет, который Старший Брат Ван Тэнфэй  подарил другому человеку. Когда Старший Брат Ван забрал его, этот парень был похож на букашку», – в разговорах учеников явственно слышалась издевка. Не все присутствующие ненавидели Мэн Хао, просто глубоко внутри у каждого засела мысль: «Не стоит связываться с Ван Тэнфэем».

«Если он падет от руки Ван Тэнфэя, будет сложно достать его бездонную сумку», – нахмурившись, Шангуань Сю не спускал глаз с Мэн Хао.

Пока все глумились над Мэн Хао, не ставя его ни во что, площадь прорезал крик:

«Давай Мэн Хао! Ты победишь! Следующим учеников Внутренней Секты точно станет Мэн Хао!» – Толстяк кричал что есть мочи ломающимся детским голосом.

Гул голосов доносился до Мэн Хао, но они казались ему бесконечно далекими. Он стоял невозмутимый, холодно глядя на Ван Тэнфэя. Мэн Хао понимал, что впервые, после того как  попал в мир Практиков, он встретил такого сильного противника. Ему предстоит самая сложная схватка в его жизни.

Но он не отступит. Он будет сражаться. Он будет биться. Когда твоя гордость на кону, есть вещи, которые мужчина обязан сделать несмотря ни на что.

В памяти всплыли события того дня, он рассеяно погладил свою бездонную сумку. Внутри лежали десять окровавленных ногтей, которые он вырвал у себя.

Ван Тэнфэй равнодушно смотрел на Мэн Хао. В его глазах безмятежность, будто перед ним насекомое и выглядел в точности, как в прошлый раз.

Он взмахнул рукой, будто отмахиваясь от букашки. Перед ним возник вихрь высотой с человека, который устремился к Мэн Хао.

Глаза Мэн Хао излучали силу. Ему нечего сказать Ван Тэнфэю. За него все скажут мечи и магия в самой жестокой битвой за все его 18 лет жизни.

Он сделал шаг вперед, подняв правую руку, он направил на этот вихрь Клинок Ветра. От него исходила неукротимая аура.

Сражайся!

Он хлопнул по бездонной сумке и в воздухе выстроились в линию двадцать летающих мечей, они ослепительно блестели, несмотря на то, что некоторые из них покосились и выглядели не очень устойчиво. Мэн Хао поднял палец и указал на Ван Тэнфэя. Двадцать летающих мечей обратились в радугу, и эта грозная сила стремительно полетела на его противника.

Сражайся!

Блестящие ауры мечей походили на дождь, объединившись в единый поток они столкнулись с вихрем Ван Тэнфэя. Прогремел взрыв, который рассек вихрь так, что летающие мечи засосало внутрь него. Издали вихрь походил на водоворот мечей. Но сила вихря таяла, было похоже, что он вот-вот рассеется.

Выражение лица Ван Тэнфэй не изменилось. Он двинулся вперед. Мощь его Культивации на пике шестой ступени Конденсации Ци вырвалась наружу, создав невероятное духовное давление. Пальцы на его руке сформировали магическую печать, тонкая, переливающаяся струя воды помчалась к Мэн Хао.

Это техника принадлежала не Секте Покровителя, а клану Ван Тэнфэя.

Увидев её, Мэн Хао неспешно положил Демоническое Ядро себе в рот. Левой рукой он вернул летающие мечи из водоворота, и они нестройно вернулись к нему. Правой сформировал печать, вызвав Огненного Питона, более дюжины метров в длину. Когда он атаковал Водяную Нить его раскатистый рык походил на разразившийся ураган.

«Вода-Ветер, руби!» ­– сказал Ван Тэнфэй. Хотя в его взгляде не было презрения, но безмятежное выражение лица было точно таким же, как в тот день, когда он чуть не изувечил Культивацию Мэн Хао – равнодушная уверенность.

Как только слова слетели с его губ, блестящая Водяная Нить слилась с вихрем, образовав огромную крутящуюся колонну, которая обрушилась на Мэн Хао.

Двадцать летающих мечей выстроились в защиту, блокируя падающую колонну. Прогремел взрыв, разбросав мечи в разные стороны. Некоторые разбились на куски. Мэн Хао уже отступил к самому краю платформы. Колонна, ударившись о платформу, оставила в камне перед ним глубокий след шириной с руку и девять метров в длину.

Со лба Мэн Хао заструилась кровь. Она медленно добралась до его носа и начала капать на камень, придавая ему еще более жуткий вид.

Двадцать летающих мечей могли погубить Хань Цзуна, но это был Ван Тэнфэй. Он до сих пор не применил ни одного магического предмета, ограничившись только техниками, которые Мэн Хао никогда раньше не видел. К счастью, Мэн Хао умудрился избежать смерти. Будь его Культивация на пятой ступени он бы никак не смог уклониться.

«У Ван Тэнфэя сильный скрытый талант, – подумал Шангуань Сю, – и много опыта в использовании силы, и способностей Конденсации Ци. Даже на седьмой ступени с ним не просто было бы совладать. Мэн Хао точно покойник». Еще сильнее сдвинув брови, он зло смотрел на Мэн Хао. Но он до сих пор так и не придумал, как добудет его бездонную сумку, когда он умрет.

Ван Тэнфэй и бровью не повел, когда Мэн Хао уклонился от его атаки. Будто он совершенно небрежно применил эту технику. Если слон хочет раздавить муравья, то даже если первый удар промажет, второй точно попадет в цель. Ослепительно и в тоже время равнодушно улыбаясь, он сделал ещё шаг вперед. Подняв руку, он опять взмахнул пальцем в сторону Мэн Хао.

В тот же момент Мэн Хао услышал, как зрители зашумели. Это напомнило ему тот день, когда весь мир ополчился на него. Атака одного пальца Ван Тэнфэя сковала его, второго уничтожила нефритовый амулет, а с ним и щит, третья забрала у него калабас, четвертая почти сумела уничтожить его Культивацию.

Боевой дух Мэн Хао вспыхнул с новой силой. Раньше этой атакой Ван Тэнфэя смог унизить его, но сегодня всё изменилось. Хотя он так до конца и не решился на участие в испытании во Внутреннюю Секту и скорее обстоятельства вынудили его зарегистрироваться, он уже какое-то время к нему готовился. Последний месяц Мэн Хао потратил большую часть времени на поиск способов получения контроля над большим количеством мечей, пусть и пожертвовав их маневренностью.

Когда палец Ван Тэнфэя опустился, Мэн Хао хлопнул по своей бездонной сумке, проглотил Демоническое Ядро, и начал формировать магическую печать. Внезапно около десятка летающих мечей задрожали и, оторвавшись от земли, полетели к нему.

Они начали кружить вокруг Мэн Хао. Он указал на Ван Тэнфэя. Летающие мечи с поразительной скоростью, свистя, атаковали его.

В то же время, его бездонная сумка исторгла еще больше летающих мечей, пока он не достиг предела контроля. Их оказалось так много, что ими можно было пробить крепостную стену. Они заполнили собой небосвод, с устрашающей силой обрушившись на Ван Тэнфэя.

БУМ!

Взрыв сотряс всю Внешнюю Секту, когда двадцать летающих мечей столкнулись с невидимой силой исходящей от указательного пальца Ван Тэнфэя. От взрыва двадцать летающих мечей упали на землю, некоторые разбились в дребезги. Но они успешно блокировали атаку Ван Тэнфэя.

В уголках рта Мэн Хао показалась кровь, а глаза покраснели. Он проглотил очередное Демоническое Ядро. Его жажда крови вспыхнула с новой силой, но он так и не сказал своему оппоненту ни слова. Это было частью его характера. Чем больше он хотел убить кого-то, тем яростней и молчаливей становился.

Ван Тэнфэй выглядел всё так же безмятежно как в начале, его словно совсем не заботил стоящий напротив него Мэн Хао. Только он мог вести себя настолько высокомерно и пренебрежительно.

Сделав еще один шаг вперед, он атаковал вторым пальцем.

Этой атакой он разбил нефритовый амулет, который оберегал Мэн Хао. Мэн Хао даже не потрудился сплюнуть кровь изо рта. Он проглотил ее. Пальцы мелькали, формируя печать, он послал разбросанные мечи в сторону Ван Тэнфэя в очередной попытке атаковать. И тут, что удивительно, перестал ими управлять, позволив лететь, используя собственный импульс.

Он хлопнул по бездонной сумке, и тут появились еще двадцать мечей, которые образовали вторую волну атаки. Этот дождь клинков состоял из почти сорока летающих мечей!

Мэн Хао понимал, что у этой стратегии есть свои слабости. Летающие мечи перестанут быть управляемыми, останется только их скорость и острота. Его противнику не составит труда увернуться от них. Но Мэн Хао сделал ставку на надменность противника, который с большой долей вероятности не попытается уклониться.

Даже если он попытается уклониться, Мэн Хао будет готов. Он естественно допускал, что и такое может произойти, поэтому и на этот случай был заготовлен план.

То, что происходило перед глазами зрителей, описать иначе как эпическая битва было просто нельзя. Для Практиков на стадии Конденсации Ци это было редким событием. Во всем Государстве Чжао за последнюю сотню лет еще не было такой грандиозных баталий между двумя людьми на шестой ступени Конденсации Ци!

У Мэн Хао запасено очень много летающих мечей. После черной горы, он долго думал о верном использовании боевой магии. При помощи Клинка Ветра он мог контролировать много летающих мечей. Но это так же и высасывало из него духовную энергию, поэтому он мог вызвать только двадцать за раз. К тому же его Культивация позволял ему управлять ими на самом базовом уровне, достаточным, чтобы просто направить их вперед. Он не мог маневрировать ими в воздухе или менять направление. По сути, он пожертвовал маневренностью летающих мечей в угоду самой их способности летать.

Фактически он мог швырять их в противника, как обычный человек кидать предметы. За исключением того, что он использовал не руки, а духовную силу для предания направления. Он мог себе это позволить пока у него хватало мечей, а духовная энергия не иссякла.

Ван Тэнфэй не использовал техники Секты Покровителя, поскольку презирал их и саму Секту Покровителя. Поэтому использовал техники своего Клана, которые давали колоссальное преимущество над сверстниками.