NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 32:
Этим пальцем ты унизил меня, сегодня я его уничтожу!

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

В том числе и Шангуань Сю, Главный Старейшина Оуян и даже лидер Секты Хэ Лохуа в изумлении уставились на него.

Ван Тэнфэй, безусловно, силён, его мощь вселяла страх в сердца сверстников. О его способностях знали все. Они прониклись уважением к Мэн Хао, который на равных бился с Ван Тэнфэем.

В этот момент сорок летающих мечей обрушились на него со всех сторон. Ураган из мечей, казалось, мог уничтожить всё живое, что попадется ему на пути. Для обычного Практика на шестой ступени Конденсации Ци выстоять против такой атаки было бы очень трудно.

У Мэн Хао изо рта опять брызнула кровь. Он умудрялся стоять прямо, только из-за поддержки Демонических Ядер.

С грохотом сорок летающих мечей Мэн Хао столкнулись с мощью атаки второго пальца Ван Тэнфэя. Больше половины из них не выдержали столкновения и разбились, но атака Ван Тэнфэя никак не повредила Мэн Хао, если не считать крови изо рта.

Для расправы над Мэн Хао любой бы проявил осторожность, но презрение Ван Тэнфэя никуда не делось. Он сделал ещё шаг вперед и двинул третьим пальцем.

Духовная энергия Мэн Хао почти полностью иссякла. Но он мог восстановить её Демоническими Ядрами, к счастью их у него было в достатке. Все это время он умудрялся держать уровень духовной энергии примерно на одном уровне. При виде третьего движения Ван Тэнфэя в его памяти всплыла атака, которой он отобрал калабас. Его жажда крови усилилась, это было видно по глазам. Он не отступил, а наоборот сделал шаг вперед, его пальцы замелькали, формируя магическую печать. Три или четыре его бездонные сумки начали дрожать. Толпа ахнула, когда из них одна за другой начали появляться ауры мечей

(Прим. Магическая печать 掐诀 — qiājué — буквально значит «заклинать; заклинание путём определённой комбинации пальцев с одновременным заговором».По механике это похоже на одну печально известную ниндзя-эпопею)

Взмахнув рукавом, он направил их вперед. Одна волна, вторая, третья. Каждая волна состояла из летающих мечей. Они превратились в блистающий дождь из клинков. Один меч, десять, двадцать, тридцать… Семьдесят мечей разбитые на четыре волны источали невероятную ауру. Все они обрушились на Ван Тэнфэя.

Мэн Хао, переборов кровавый кашель, проглотил целебную пилюлю. Его глаза покраснели, в них стала ещё виднее усилившаяся жажда убийства. Даже если он истощит всю духовную энергию, то не поскупиться и выложиться на полную.

Ван Тэнфэй холодно хмыкнул. При таком количестве зрителей он не хотел позориться и уклоняться от атаки, но мечей было слишком много. Они вроде бы летели на него по прямой, но что-то в этой атаке было не так. У него появилось предчувствие, что если он попытается уклониться от этой атаки, то там и будет поджидать смерть.

Впервые за этот бой немного нарушилось внешнее спокойствие Ван Тэнфэя. Подняв палец, он тут же использовал атаку четвертого пальца. Воздух перед ним покрылся рябью, и даже когда он начал расширяться, пальцы Мэн Хао замерли, и он хлопнул ладонями перед собой.

«Меч, сотканный из Ветра!» – после того, как он выкрикнул это, семьдесят летающих мечей начали собираться воедино.

Зрители, разинув рты, наблюдали как четвертая волна, увеличив скорость, столкнулась с третьей волной, которая обрушилась на вторую волну, и, наконец, ударила сзади первую. Давление ветра с разных сторон объединило их в одно целое. Издалека это было похоже на летающий гигантский меч.

Это заклинание из летающих мечей Мэн Хао создал как дополнительную технику к Клинку Ветра. Её он придумал после путешествия на черную гору. Она обрушилась на Ван Тэнфэя с чудовищной силой. Раздались хлопающие звуки, рябь перед Ван Тэнфэем начала искривляться, словно на неё давила огромная сила. Из-за этого Ван Тэнфэй впервые сделал шаг назад.

«Как заносчиво с твоей стороны заставить меня отступить на шаг», – с начала боя это были первые слова, сказанные им в адрес Мэн Хао. Его левая рука хлопнула по бездонной сумке, возникла блестящая кристальная статуэтка лошади, почти как живая.

Заржав, кристальная статуэтка ожила. Выпрыгнув с ладони Ван Тэнфэя, она бросилась прямиком на гигантский меч Мэн Хао. Как только они столкнулись, гигантский меч начал разрушаться с наконечника. Слой за слоем отлетали мечи, вырванные из него кристальной лошадью. В мгновении ока большая часть гигантского меча была разрушена, осталась только рукоять.

От такого зрелища сердца зрителей бешено застучали, у них не было даже времени обдумать происходящее. Их словно громом поразило.

Когда гигантский меч развалился до самой рукояти, среди всех этих мечей возник еще один. Деревянный меч. Он атаковал кристальную лошадь. С самым оглушительным за всю битву грохотом они столкнулись. Его эхо прогремело ещё несколько раз.

Сейчас Мэн Хао контролировал только один меч ­– деревянный. Всё, что он делал до этого момента, было уловкой для того чтобы скрыть этот его внезапный удар.

Меч, предназначенный однажды Ван Тэнфэю, теперь был в руках Мэн Хао. Для Ван Тэнфэя он может и являлся сокровищем, но для Мэн Хао он стоил целых две тысячи Духовных Камней. Неважно насколько он могуч, он обязан воспользоваться самым сильным оружием из своего арсенала.

Посреди оглушающего грохота, кристальная лошадь начала дрожать, на её поверхностности начали появляться трещины. Они становились все глубже, пока она не рассыпалась на куски.

Ван Тэнфэй тут же изменился в лице. Вместе с остатками летающих мечей деревянный меч стремглав помчался на него. Когда он почти добрался до Ван Тэнфэя он расслаблено поднял руку, сосредоточив свою Культивацию в пальце, и направил вперёд ударную волну. Она разметала все летающие мечи, но только не деревянный. Не останавливаясь, он пронзил его палец, разорвав на кровавые ошметки. После чего меч опять завис рядом с Мэн Хао.

«Этим пальцем ты унизил меня, – медленно произнес Мэн Хао, – сегодня я его уничтожу!» У него изо рта опять брызнула кровь, он, шатаясь, отступил на пару шагов. Из уголков рта капала кровь.

Ван Тэнфэй попятился, игнорируя боль в его пальце. В глазах у него застыло недоверие. Он уставился на деревянный меч, кружащий вокруг Мэн Хао. До него донеслись его слова, но не из-за них в его душе начал разгораться неописуемый гнев.

Он узнал этот меч!

Когда палец Ван Тэнфэя разорвало на куски, толпа Практиков пораженно затихла. Но зрители отошли от потрясения и разговоры возобновились.

«Мэн Хао уничтожил палец Старшего Брата Вана. Этого просто… просто не может быть!»

“Старший Брат Ван ранен. Он – Избранный, но Мэн Хао смог отрубить ему палец… Мэн Хао…»

«У него столько летающих мечей, просто жуть. Он смог превратить семьдесят мечей в гигантский меч. Невероятно!»

Шангуань Сю сипло втянул воздух. Произошедшее казалось ему сном. Но не только он был поражен. Главный Старейшина Оуян поднялся и сверлил Мэн Хао взглядом. В его глазах отражались глубокое восхищение и предвкушение.

Даже у Хэ Лохуа на вершине Восточной Горы глаза заискрились глядя на Мэн Хао.

Гомон толпы достиг ушей Ван Тэнфэя, но он даже не обратил внимания, словно вовсе его не слышал. Его глаза гневно пылали при взгляде на кружащий вокруг Мэн Хао деревянный меч.

«Так это был ты!» – Ван Тэнфэй даже не потрудился остановить кровь, которая хлестала из того места, где раньше был палец. За всю свою жизнь он лишь однажды был так же зол: когда он узнал что сокровище, за которым он охотился годами, кто-то украл. Унижение и безумие, а так же ненависть к этому неизвестному, пропитала само его естество.

Это происшествие стало для него самым большим разочарованием. Его пронзительный вопль в тот день эхом отразился в ушах. Он часто выходил из глубокой медитации посреди ночи оттого, что его сердце словно сжимали тиски. Каждый раз, когда он об этом вспоминал, то с трудом сдерживался чтобы не сойти с ума.

Сегодня эта ярость накрыла его второй раз. Он узнал этот меч. Этот меч принадлежал ему! Это его сокровище, которым он сможет управлять небом и землей. И сегодня… оно оказалось в руках Мэн Хао.

«Так это был ты!» – глаза Ван Тэнфэй кровожадно светились. Сейчас он как никогда раньше хотел убить Мэн Хао. Его вид настолько сильно отличался от всем привычного образа, что наблюдающие Практики начали перешептываться меж собой.

«Это ты похитил мое сокровище!» – Ван Тэнфэй не спускал глаз с деревянного меча. Он почувствовал острое желание разорвать Мэн Хао на куски. Внезапно он засмеялся. Его смех эхом прокатился по площади, повергнув всех в трепет.

«Я не понимаю, о чем вы толкуете, Старший Брат Ван? – сухо спросил Мэн Хао, утирая кровь с губ, – Этот меч ваш? Вы уверены, что не ошиблись?» Попутно он проглотил несколько Демонических Ядер.

«Многие годы я планировал добыть этот меч. Он один в своем роде, один на всем белом свете. Золотые линии на его клинке выгравировали сами Небеса. Конечно, я не ошибся», – Ван Тэнфэй задрал голову вверх и рассмеялся. От этого зловещего смеха у всех кровь застыла в жилах.