NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 33:
Этот меч тоже твой?

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Ван Тэнфэй, не спуская глаз с Мэн Хао, сделал один шаг вперед. Он хлопнул по бездонной сумке, из нее вырвалось два сверкающих луча света, которые оказались двумя магическими предметами: каменным тигром и каменным водяным драконом.

Во вспышке света они тотчас трансформировались. Первый стал белым тигром дюжину метров в высоту, а второй величественным водяным драконом. Они кружили вокруг Ван Тэнфэя, отчего тот выглядел ещё грандиозней.

«Отрицай сколько хочешь, но этот меч принадлежит мне, – угрожающие сказал Ван Тэнфэй, – я не помню, чтобы разрешал тебе его брать». Его пальцы сформировали печать. Белый тигр, зарычав, прыгнул на Мэн Хао. Водяной дракон взвыл и бросился следом, его тело превратилось в радужный блик.

Мэн Хао махнул правой рукой и попятился. Деревянный меч стремглав помчался вперед, за ним Клинок Ветра и Огненный Питон.

Прогремел взрыв, у Мэн Хао изо рта опять брызнула кровь. Отлетев назад, он увидел, как Ван Тэнфэй выходит из эпицентра взрыва. Его белоснежный халат и длинные волосы развивал ветер, а лицо выдавало жажду смерти. Его глаза насмешливо блестели.

«Бред!» – крикнул Мэн Хао. «Очевидно, ты увидел насколько уникален этот меч и хочешь использовать испытание во Внутреннюю Секту как предлог, чтобы его украсть!»

«Болтай сколько хочешь. Сегодня я убью тебя, и тогда ты узнаешь, что не достоин владеть тем, что принадлежит Ван Тэнфэю», – холод во взгляде. Он опять взмахнул рукой. Рыча и воя, белый тигр с водяным драконом опять бросились на Мэн Хао.

«Единственный в своем роде? Только один на всём белом свете?» – усмехнулся Мэн Хао. Он даже не пытался скрыть насмешку в голосе, но под издёвкой скрывалась морозная стужа. «Почему бы тебе не взглянуть и не убедиться самому действительно ли он один в своем роде, как ты говоришь?» – хлопнул левой рукой по бездонной сумке. Из нее вырвался чёрный луч и начал кружиться вокруг Мэн Хао. Послышалось громкое гудение, как от меча. Это был дубликат!

Теперь два деревянных меча кружили вокруг него. С какой стороны не посмотри, выглядели они идентично, их ауры ярко сияли, источая колоссальную силу.

Когда Ван Тэнфэй увидел второй деревянный меч, он вздрогнул, и не мог поверить своим глазам. Его разум погряз в пучине хаоса, ему казалось, что его раздавило огромной скалой. Он тотчас потерял контроль над белым тигром и водяным драконом.

«Не может этого… этого…» – у него закружилась голова. Такой неожиданный поворот событий застал его врасплох. Мысли в голове разбегались, а рассудок угас.

«Этот меч тоже твой?» – глаза Мэн Хао сверкнули, он сделал шаг вперед, излучая силу своей Культивации. «Один в своем роде меч, говоришь?» – Мэн Хао сделал ещё один шаг вперед.

Ван Тэнфэю нечего было возразить. Чувствуя духовное давление Мэн Хао, он невольно отошёл на пару шагов.

«И этот меч тоже только один на всём белом свете?» – глаза Мэн Хао метали молнии. Он продолжал идти вперед.

Ван Тэнфэй, бледнея, продолжал пятиться.

«Ван Тэнфэй, эти два меча принадлежат Мэн Хао! Эти мечи неба и земли — мои!» – Мэн Хао прыгнул вверх, пальцы формировали печати. Два деревянных меча ярко засветились и обрушились на белого тигра и водяного дракона и с грохотом разбили их вдребезги.

Следующей целью наполненных силой деревянных мечей, которые, казалось, могли уничтожить всё в этом мире, стал Ван Тэнфэй.

Глядя на их стремительное приближение, он внезапно опустил голову. Ван Тэнфэй сильно ударил по земле правой рукой, после чего возникла огромная горящая палочка благовоний. Усики дыма изогнулись и ринулись в сторону Мэн Хао. В полете они превратились в две фигуры, которые ударили мечи. Прогремел оглушительный взрыв.

Палочка благовоний переломилась, и деревянные мечи вернулись к Мэн Хао, который сплюнул очередную порцию крови. Он наблюдал, как Ван Тэнфэй медленно приближается сквозь дым. Он не шагал по платформе, вместо этого он парил в воздухе, поддерживаемый дымом. Он странно посмотрел на Мэн Хао, а потом перевел взгляд на два деревянных меча. В этот момент он пребывал в полнейшей растерянности и даже начал сомневаться в своих выводах.

Всё-таки согласно древним записям, деревянный меч являлся уникальным оружием на небе и на земле. Второго никак не могло быть. Но меч Мэн Хао был в точности такой, какой он видел раньше, только теперь их стало два…

Мэн Хао, не спуская глаз с парящего Ван Тэнфэя, холодно хмыкнул. Он хлопнул по бездонной сумке и на свет явились еще два летающих меча. Он встал на них, и они подняли его в воздух. Толпа Практиков возбужденно зашевелилась.

«Только Практики достигшие стадии Возведения Основания могут летать. Смотрите, он летит…»

«Брат Ван владеет магическим предметом, который позволяет ему временно летать, но Мэн Хао… он совсем не жалеет духовной энергии. Он использует летающие мечи для полета».

Ван Тэнфэй смотрел на Мэн Хао и его глаза кровожадно сверкали. Он на время выбросил деревянные мечи из головы. Неважно были ли они тем самым сокровищем, что он искал, он заберет их в любом случае.

Жажда крови наполнила воздух, Ван Тэнфэй хлопнул по своей бездонной сумке и извлек кусочек желтой бумаги – талисман. На его поверхности начертаны множество загадочных узоров. От него исходило сильное духовное давление. Он источал золотое сияние и разительно отличался от того, что использовал Хань Цзун.

«Если ты позволишь мне забрать сокровища, то с гордостью встретишься с желтыми источниками», ­– сказал Ван Тэнфэй, не спуская глаз с Мэн Хао. Его начала грызть тревога. Талисман был последним магическим предметом в его бездонной сумке. Все остальные он потратил, пока занимался поисками деревянного меча.

(黄泉 Хуан цюань или Желтые источники – аналог ада в даосизме. Это мир теней, где нет ни света, ни живости. Человек, состоящий из множества душ, после смерти частью душ оказывается в неком подобии рая — на Небе, а другая часть его душ, которые имеют более грубую природу — оказываются у жёлтых источников. Т.е. к желтым источникам после смерти попадают все без исключения)

Если бы его не вынудили, он никогда бы не прибег к помощи талисмана. Использовать его можно всего три раза. Но с его уровнем Культивации он мог воспользоваться им лишь раз. Тем не менее, он был достаточно могущественным, чтобы уничтожить Практика на восьмой ступени Конденсации Ци.

Холодно сверля взглядом Мэн Хао, Ван Тэнфэй взмахнул правой рукой перед собой. В это же время он сплюнул немного своей духовной энергии и перенес ее в талисман.

Талисман ослепительно засиял. Мэн Хао продолжал парить в воздухе, но при виде талисмана почувствовал внезапную колющую боль внутри.

В этот момент лицо Ван Тэнфэя исказилось. Он только сейчас заметил, что ему не хватает духовной энергии… На поверку оказалось, что его духовная энергия беспрерывно высасывается из раны на пальце.

Гнев при виде первого деревянного меча и замешательство при виде второго затуманили его взор, поэтому он почувствовал это только сейчас. Теперь ему недоставало духовной энергии, чтобы полностью активировать талисман. Времени, чтобы восстановиться при помощи целебной пилюли у него тоже не было.

«Пусть талисман не активирован до конца, он по-прежнему остается достаточно сильным, чтобы смести с лица земли кого-то на шестой ступени Конденсации Ци. Убить его будет раз плюнуть!» – отбросив сомнения, он метнул талисман вперед. Словно палящее солнце он устремилось к Мэн Хао.

В этот момент на грани смерти глаза Мэн Хао засияли диковинным светом. Паря в воздухе, он уловил проблеск того сна, который видел, когда проглотил Демоническое Ядро Инлуна. В том сне он видел отражение древнего Инлуна в зеркальной глади озера. Сейчас он видел тот же сон.

“Властелин Небес…” – Мэн Хао почувствовал благодать в душе. Он закрыл глаза. Когда золотое солнце талисмана начало приближаться, Демоническое Ядро внутри его Ядра-озера начало вибрировать. Огромная и мощная духовная энергия вырвалась наружу, наполняя тело Мэн Хао. И он, взмахнув широкими рукавами, выставил руки перед собой.

Разбросанные повсюду мечи, контроль над которыми он потерял, начали дрожать, а затем взлетели в воздух и помчались к Мэн Хао. В это же время остатки летающих мечей в его сумке вылетели наружу вместе со всем арсеналом магических предметов. Они начали сливаться воедино, ослепительно сияя. Все это произошло благодаря духовной энергии Демонического Ядра, а не Мэн Хао.

По непонятной причине, Демоническое Ядро неожиданно пришло в движение. Этот всплеск использовал некую потустороннюю силу для управления сотней летающих мечей и магических предметов. В мгновении ока они слились воедино, образовав… древнего Инлуна!

Эта неясная форма ускользнула от глаз наблюдателей. Даже Ван Тэнфэй не разглядел его, потеряв связь Капли Крови с Наследием. Только Мэн Хао мог его почувствовать.

Два деревянных меча стали клыками Инлуна. Его рев наполняла мощь неба и земли, когда он бросился на талисман. После столкновения прогремел взрыв, сотрясший всю Секту Покровителя. Наблюдающие Практики попятились, чуть не оглохнув. Практики с низкой Культивацией чуть не потеряли сознание.

Сила талисмана и Инлуна намного превышала шестую ступень Конденсации Ци. При их столкновении тряхнуло бы даже человека на седьмой ступени. Возможно, только кто-то на восьмой ступени Конденсации Ци мог выдержать такую мощь.

Когда взрыв начал отдаваться эхом, золотое солнце медленно погасло, Инлун начал рассыпаться на части. Слой за слоем, один меч, десять, сотня… Они медленно падали на землю вместе с другими магическими предметами. В воздухе они превратились в прах, который тут же подхватил ветер и унес вдаль.

Талисман медленно угас, магические предметы, из которых состоял Инлун, исчезли, но не два деревянных меча. Напротив они развернулись и ринулись на бледного Ван Тэнфэя.

Он мог только наблюдать, как летящие на него мечи пронзят его грудь. Когда они почти коснулись его сердца, с Восточной Горы послышался легкий вздох.

«Хорошо, похоже, ничего другого не остается», – вместе со вздохом рядом с Ван Тэнфэем возникла деликатная сила, которая отбила деревянные мечи. Она подняла Ван Тэнфэя в воздух и спустила его с платформы обратно на площадь. У него изо рта брызнула кровь, в глазах остались только пустота и замешательство. Он не мог поверить, что… проиграл.

Рядом с платформой появился Хэ Лохуа. Главный Старейшина Оуян тотчас, сложив руки, сказал: «Приветствую Лидера Секты».

Практики Внешней Секты тут же загомонили. Каждый почтительно поприветствовал Лидера Секты, поклонившись.

Мэн Хао был бел, как мел. Его духовная энергия полностью истощилась. Если бы Демоническое Ядро Инлуна не использовало свою силу, он бы никак не смог бы продолжить бой. В его бездонных сумках не осталось ни одного магического предмета. Что до него самого, после этого боя у него остался неприятный осадок.

Мэн Хао не хотел оставлять Ван Тэнфэя в живых, но после появления Лидера Секты у него просто не осталось другого выбора. Сегодня ему не суждено лишить Ван Тэнфэя жизни.

Не говоря ни слова, он спустился с платформы, только из-за своего упрямства он держался прямо. Он подошел, поднял валяющийся на земле талисман Ван Тэнфэя и сунул его в свой халат. После этого он поднял голову и посмотрел на Хэ Лохуа.

«В этом матче победил Мэн Хао, – объявил Хэ Лохуа, слегка улыбнувшись Мэн Хао – отныне он становится третьим членом Внутренней Секты Покровителя». Его слова прорезали тишину, зависшую над площадью. В умах зрителей по-прежнему царил хаос, когда они прокручивали в голове детали поединка.

Ван Тэнфэй, будучи в полном ступоре, услышав слова Хэ Лохуа, горько рассмеялся. Он оглядел толпу, которая, казалось, уже забыла о нем, и его сердце сковало сожаление. Сквозь смех у него брызнула кровь изо рта, после чего он упал и потерял сознание.

Когда он отключился, Мэн Хао прикусил язык. Он отдал честь Хэ Лохуа, затем сел, скрестив ноги, погрузившись в медитацию.

Главный Старейшина Оуян, не скрывая восхищения, смотрел на него. Он хлопнул по своей бездонной сумке и извлек целебную пилюлю, которую швырнул Мэн Хао. Тот поймал ее и положил в рот.

Он чувствовал себя выжатой губкой. Несмотря на то, что его глаза потускнели, он не прекратил дыхательных упражнений, в попытке восстановиться.