NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 39:
Патриарх Покровитель!

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Мэн Хао изменился в лице. Неожиданно, в тридцати метрах от него, в клубящемся тумане показался человек одетый в длинный разорванный халат. Оказалось, что он издавал те пронзительные звуки. Человек бросился на Мэн Хао.

От него исходил обжигающий жар, который трансформировался в смертоносную ауру. Увидев бегущего на него человека Мэн Хао побежал прочь со всех ног. Всё это произошло слишком быстро. Фигура стремительно приближалась, в мгновении ока она покрыла две трети разделяющего их расстояния. Но тут нападавший увидел в его руках Путеводный Нефрит и его тотчас обуял страх и ужас.

Сердце Мэн Хао чуть не вырвалось из груди. Он направил в Путеводный Нефрит духовную энергию и тот начала испускать кроваво-красный свет. Когда свет упал на человека в разорванном халате, Мэн Хао смог получше его рассмотреть. Это был костлявый мужчина средних лет, вид у него был как у злого духа.

С душераздирающим воплем он бросился бежать прочь от Мэн Хао. С невероятной скоростью он растворился в тумане.

На лбу Мэн Хао выступил пот. Он остановился, чтобы перевести дух. От этого человека он чувствовал ауру похожую на Главного Старейшину Оуяна, безграничную и грандиозную.

«Только не говорите мне, что этот Практик уже на стадии Возведения Основания?» – засомневался Мэн Хао, оставаясь при этом начеку. Он очень осторожно следовал за кроваво-красным свечением. Спустя полчаса он удивленно замер. В тумане он заметил еще несколько фигур, каждая из них по силе Культивации равнялась Главному Старейшине Оуяну. Некоторые даже могли сравниться по силе с Лидером Секты Хэ Лохуа.

«Может это… бездушные?» – тщательно их рассмотрев, он пришел к выводу, что они неживые. Незнакомцы летали кругами, но никто не рискнул приблизиться к нему. Кажется, их страшил Путеводный Нефрит.

Спустя время, за которое сгорает одна палочка благовоний, они медленно растворились в тумане. Мэн Хао осторожно продолжил свой путь. Дыхание его сбилось, он уставился вперед.

«Это… это…» – прошептал он. Впереди он увидел высоченную гору. Но обычная гора не привела бы Мэн Хао в такое состояние. Гора целиком состояла из… Духовных Камней!

Бесчисленное множество Духовных Камней сваленных в кучу образовали целую гору.

За всю свою жизнь Мэн Хао не доводилось видеть столько Духовных Камней в одном месте. У него закружилась голова, и он невольно подался вперед, но сделав всего один шаг, заставил себя остановиться. Гора Духовных Камней была серого цвета, словно ее покрывал странный туман. Им оказалось сдерживающее заклятье, которое не давало никому прикоснуться к ним.

Он не желал упускать такую удачу, в нём разгорелась внутренняя борьба. Когда он подобрался к Горе из Духовных Камней на 60 метров, его внезапно накрыло чувство  приближающейся угрозы. Глядя на гору он невольно вздохнул и прекратил свои поползновения.

Он знал, что если подойдет слишком близко, его тело и душа превратятся в прах.

Простояв в нерешительности какое-то время, он нехотя оставил Гору из Духовных Камней за спиной.

Долгое время он следовал за кроваво-красным свечением, пока в клубящемся тумане впереди не замаячило здание. Рядом с ним располагался дворик, покрытый увядшими растениями и сорняками. Посреди двора стоял камень высотой по пояс – единственная вещь в округе, которая выделялась на фоне черно-белого окружения, к тому же рядом с ним не было тумана.

Путеводный Нефрит полетел к огромному камню и завис прямо над ним. Красное свечение начало медленно таять.

Мэн Хао приблизился и осмотрел область вокруг камня. Должно быть, это зона для просветления. Он сел на камень и скрестил ноги, глядя при это на парящий перед ним Путеводный Нефрит, его глаза загорелись.

«За все эти годы, здесь побывало много людей, но никто так и не достиг просветления. Когда свечение красного Путеводного Нефрита погаснет, я смогу попробовать получить его», – Мэн Хао нахмурился.  В его сердце пламенело желание узнать секрет наставления по Конденсации Ци. Изначально здесь должен был быть Ван Тэнфэй. Мэн Хао понимал, что с его совершенно обычным скрытым талантом шансы на успех совсем ничтожны.

Он не позволил Путеводному Нефриту погаснуть, вместо этого, пока он смотрел на него, его глаза засветились странным светом. Через пару мгновений, он, сжав зубы, упрямо схватил его.

«Сейчас меня не волную последствия.  Я получу просветление Великого Духовного Трактата!» – решительно воскликнул он, ударив по бездонной сумке и вытащив на свет медное зеркало. Мэн Хао взял пригоршню Духовных Камней и приступил к дублированию.

Он уже месяц был частью Внутренней Секты. Её ученики получали значительно больше Духовных Камней, чем ученики Внешней Секты, а если прибавить к этому его доход от лавки и дары учеников, которые пытались снискать его расположение, то сейчас его бездонная сумка ломилась от Духовных Камней.

Но его лицо перекосило, когда он понял, что Духовные Камни, которые циркулируют в Секте, не способны скопировать Путеводный Нефрит. Нет, зеркало не потеряло свои необычные свойства, просто у него оказалось недостаточно Духовных Камней. Даже Духовные Камни среднего качества оказались бесполезны.

Он смотрел на Путеводный Нефрит не мигая, прежде чем вытащить семь или восемь невероятно больших Духовных Камней, которые у него остались. Долгое время он не мог решиться. В конце концов, с налитыми кровью глазами, скрипя зубами, он положил один Духовный Камень на зеркало. Прежде чем он успел положить на медное зеркало еще один Духовный Камень, оно засветилось, ослепив его. И тут появились пятнадцать кусков Путеводного Нефрита. Мэн Хао уставился на них словно громом пораженный. Изначально он думал, что ему потребуется использовать несколько Духовных Камней, прежде чем появиться копия. Но сейчас ему в руки попали пятнадцать Кровавых Кристаллов.

Эти Кровавые Кристаллы были созданы из крови самого Патриарха Покровителя. Ошеломленный Мэн Хао, не веря своим глазам,разглядывал пятнадцать кристаллов.

«Что… что это за Духовные Камни такие?» – Мэн Хао застыл как камень, а сердце начало обливаться кровью, когда подумал о том, как он просадил две тысячи таких камней.

Эти Духовные Камни точно были чем-то из ряда вон.

Но сейчас самым важным для Мэн Хао по-прежнему оставался Великий Духовный Трактат. Он сжал зубы и отбросил переживания по поводу двух тысячи Духовных Камней. Сгорев Кровавый Кристалл потух. После чего красное марево окружило Мэн Хао и он услышал едва различимый голос. Он погрузился в некий транс, похожий на сон, совсем потеряв счет времени.

В тоже время Сюй Цин и Чэнь Фан, тоже окруженные красным туманом, находились в своих зонах для просветления. С их неординарным скрытым талантом шанс на просветление у них был заметно выше. В зоне медитации Патриарха Покровителя все сводилось к скрытому таланту. И к так называемой удаче.

Неизвестно сколько часов спустя красное сияние вокруг Мэн Хао погасло, он пришел в себя. Выглядел он немного потерянным. Спустя некоторое время он полностью восстановился, но в разуме его царила пустота. Там даже и не пахло Великим Духовным Трактатом.

Он вздохнул, предвидя подобный исход, и достал еще один Кровавый Кристалл и продолжил свой путь к просветлению. Время шло, он уже использовал свой четырнадцатый кристалл, но так и не достиг просветления. Снедаемый душевными муками, он уже не знал, стоит ли ему продолжать. Он достал очередной большой Духовный Камень и скрепя сердце вновь продублировал Путеводный Нефрит. Его снова накрыло кроваво-красное марево, и он продолжил свои поиски просветления.

К этому времени марево окружающее Сюй Цин и Чэнь Фана потухло. Но они не поднялись с места, наоборот они продолжили сидеть и медитировать, не уверенные, когда их может настичь просветление.

Мэн Хао казалось, слетел с катушек, продолжая один за другим активировать Кровавые Кристаллы. Любой бы от такого зрелища умер от зависти.

Активировав двадцать седьмой Кровавый Кристалл, Мэн Хао услышал нечто похожее на шепот, который звучал у самых его ушей в этом похожем на сне мире. Он смог разобрать только два слова:

«Великий… Духовный…»

Когда Мэн Хао распахнул глаза, они были преисполнены решительности. Отбросив колебания, он достал двадцать восьмой Путеводный Нефрит и вернулся к поиску просветления.

К этому времени Сюй Цин и Чэнь Фан уже вернулись к алтарю и дожидались Мэн Хао. Их весьма удивило его отсутствие, но не зная в какую сторону он ушел, они не могли отправиться на поиски. Было решено сидеть у алтаря и ждать его возвращения.

На третий день, их начало терзать беспокойство. Конечно, они даже не рассматривали варианта, что он мог достичь просветления. Их беспокоило, что Мэн Хао мог угодить в какую-то переделку.

«Что-то случилось с Младшим Братом Мэн?» – встревожено спросил Чэнь Фан.

Сюй Цин не ответила, но во её взгляде читалось беспокойство.

Немного всё обдумав, они решились отправиться на его поиски. К несчастью из-за бродивших в этом месте бездушных их поиски продвигались крайне медленно.

Одновременно с этим Мэн Хао не сдвинулся с места. С растрепанными волосами и налитыми кровью глазами, он бубнил себе под нос какую-то тарабарщину. В ней явственно чувствовалось желание заполучить Великий Духовный Трактат. Он достал сорок третий Кровавый Кристалл, и его опять накрыло кроваво-красное марево. Более того, место, где он сидел, ни разу не лишалось этого красного свечения. Мэн Хао пошел ва-банк в поисках просветления. Когда у него заканчивались Кровавые Кристаллы, он просто делал новые.

На этой стадии он уже отчетливо слышал голос в своих ушах, но он никак не мог запомнить услышанное. Все что ему осталось – это не прекращать попыток.

Кое-чего ни Чэнь Фан, ни Сюй Цин, ни обезумевший Мэн Хао не заметили. Когда Кровавый Кристалл затухал, он трансформировался в едва различимый кроваво-красный огонек,  который спускался в земляную толщу, в секретную комнату, что располагалась под катакомбами.

В ней скрестив ноги, сидело безжизненное на вид, высохшее тело. В комнате витала аура смерти.

Каждый раз. когда кроваво-красный огонек проникал в комнату, он сливался с сидящей фигурой, отчего она начала постепенно меняться. Когда третий огонек вошел в тело, в нём, казалось, появилась искра жизни.

Это пламя жизни было очень тусклым, но фигура могла только сидеть, бессильная что-то сделать.

Этой фигурой был Патриарх Покровитель. Путеводные Нефриты – это Кровавые Кристаллы, которые состояли из его крови, в ней содержалась частица его Ци. После активации они возвращались обратно к нему, продлевая ему жизнь. Без них он уже давно лишился бы жизни.

Изначально он планировал отсрочить свою смерть таким способом, до того момента пока последняя искра его жестокой и амбициозной жизни не погаснет, после чего он встретит смерть лицом к лицу. Он уже давно погрузился в пучину отчаяния. Большую часть своего времени он провел в глубоком сне, прерываясь только на кратковременные моменты бодрствования. У него банально не осталось энергии на избыточные действия.

Что до Путеводного Нефрита, их он приготовил много лет назад. Если бы не их помощь, он бы погиб несколько сотен лет назад.

«Эти последние три куска Путеводного Нефрита…» – когда они вернулись к нему, он пришел в себя. Он вздохнул и вернулся ко сну, понимая, что больше уже никогда не проснется.

Но тут четвертый кроваво-красный огонек влетел в секретную комнату и слился с ним. Удивленный, он вновь очнулся.

«У меня… уже не осталось Путеводного Нефрита. Может меня уже подводит память… Хм?» – во время этого внутреннего монолога пятый кроваво-красный огонек слился с его телом.

Он совершенно ошалело наблюдал, как один за другим появлялись шестой, седьмой, восьмой кроваво-красные огоньки… К третьему дню несметное количество кроваво-красных огоньков слилось с его телом. Сердце Патриарха Покровителя возбужденно забилось. Его лицо осветила надежда. Внезапно он открыл глаза.

«Это…  твою мать, это точно не моя кровь, но эти Кровавые Кристаллы точно мои. Что происходит? Что за чертовщина?»