NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 66:
Великая Милость!

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Все было подстроено так, чтобы дать шанс деревянным мечам нанести смертельный удар!

Сердце Дин Сюйя пронзил страх, впервые в захолустном Государстве Чжао он почувствовал, что ему по-настоящему грозит опасность. В Южном Пределе он никогда не провоцировал Практиков Возведения Основания, ограничиваясь людьми своей стадии.

В этой рискованной ситуации, поборов свое удивление, он коснулся правой рукой лба, и с грохотом оттуда вырвалось невероятное количество Пурпурного Ци. За пару мгновений этот Ци принял очертание фигуры, которая стояла спиной к Мэн Хао.

Этот зыбкий силуэт был облачен в пурпурный халат. Неудержимое давление накрыло всё вокруг, Пурпурный Ци кружил в воздухе, от этого сеть начала замедляться, пока полностью не остановилась. Дин Сюй тут же отступил назад, но когда увидел, что два деревянных меча это не замедлило ни на секунду, его лицо побелело.

Пурпурное облако никак не смогло задержать летящие мечи.

«Немыслимо!» – ошарашенно прошептал Дин Сюй. У него внутри всё похолодело, откуда ему было знать, что два деревянных меча Мэн Хао смогут преодолеть его спасительную магию?!

Эту спасительную технику даровали ученикам, достигшим девятой ступени Конденсации Ци. Благодаря ей можно выстоять против мощи Практика на стадии Возведения Основания. Её можно использовать лишь раз, но за все эти годы ему ни разу не представился шанс ее применить. Только сегодня, перед лицом страшной опасности, он, наконец, задействовал ее. И всё же эта техника оказалась бессильной против деревянных мечей.

«Что это за мечи такие!?» – на лице Дин Сюйя не осталось ни кровинки. На волоске от гибели времени на раздумья не было, он сжал зубы и издал могучий рев. Дин Сюй прикусил язык и сплюнул немного собственной крови. Эта кровь его Культивации была завязана на его долголетии. Как только она покинула тело, его Культивация тут же понизилась. Потребуется провести немало времени в медитационном уединении, прежде чем она вернется в норму.

Кровь сразу же превратилась в красный туман, который засосал в себя пурпурный туман изо лба Дин Сюйя. Он закричал: «Пурпурный Ци с Востока!» Фигура в фиолетовом халате тут же обернулась, лицо оставалось размытым, но от глаз исходило могучее пурпурное свечение.

С появлением этого свечения тело Мэн Хао содрогнулось от боли, словно в него вонзили тысячи лезвий. Из всех его пор начала сочиться кровь и ему пришлось сплюнуть несколько раз, чтобы освободить от крови рот. Внутри его тела все зарокотало, сознание начало угасать. Он отлетел назад, словно кукла, которой обрезали нити, приземлился на поверхность Северного Моря и медленно погрузился в воду.

В то же время два деревянных меча задрожали в воздухе. Один из них обернулся пурпурным светом, по-видимому, больше не контролируемый Мэн Хао, он исчез в голубой глади Северного Моря.

Но… это произошло только с одним мечом. Дин Сюй вытащил всех своих тузов из рукава, сократил свое долголетие и повредил Культивацию, все это он сделал, чтобы высвободить весь потенциал спасительной техники. В итоге он смог остановить только один деревянный меч, второй слегка качнулся и продолжил лететь на него. В один миг он пронзил все на своем пути, в следующий пробил грудь Дин Сюйя насквозь. Видимо, на это ушла вся вложенная в него духовная энергия, и он последовал за своим собратом в пучину Северного Моря.

Меч пронзил грудь Дин Сюйя, не задев сердце. При помощи Пурпурного Ци с Востока, он чудом избежал смерти. Дин Сюй издал отчаянный вопль, из его груди и рта капала кровь, от идеальной прически не осталось и следа, глаза покраснели, а белоснежный халат пропитался кровью. Он попытался рукой зажать рану, отчаянно воя.

Во всех своих битвах, с самого начала пути Культивации до сего дня он еще никогда не получал настолько серьезного ранения. Кто бы мог подумать, что в захолустном Государстве Чжао, Практиков которого он ни во что не ставил, его ранит неизвестный парень, в его глазах, по сути, пустое место, да еще заставил применить спасительную технику. Он мрачно окинул взглядом Северное Море.

«Твою жизнь заберет Пурпурный Ци с Востока, но раз ты посмел ранить меня, я выловлю твое тело и порублю на куски!» – прошипел Дин Сюй, морщась от боли в груди. Использовав кровь своей Культивации, он повредил свое долголетие и опустился до восьмой ступени Конденсации Ци. Его бледное лицо исказила ярость. Он вытащил целебную пилюлю и как только Дин Сюй закинул её в рот, выражение его лица изменилось. Он с ужасом перевел взгляд на свою кровоточащую грудь.

«Моя духовная энергия улетучивается через рану от меча…» – впервые в жизни Дин Сюй наблюдал нечто подобное. Внезапно ему стало тяжело дышать, только сейчас до него дошло, насколько потрясающими были деревянные мечи Мэн Хао. Он без раздумий нырнул в воду, в надежде отыскать тело Мэн Хао и деревянные мечи.

В глубинах Северного Моря Мэн Хао медленно погружался на дно, его глаза были закрыты, и он не двигался, словно и вправду погиб. Даже несмотря на то, что Дин Сюй был не на стадии Возведения Основания, а всего лишь на пике девятой ступени Конденсации Ци его Пурпурный Ци с Востока повредил долголетие и Культивацию Мэн Хао. С его восьмой ступенью он просто не мог пережить нечто подобное.

Его меридианы раздроблены, плоть лишилась жизненной силы, Ядро море, казалось, полностью высохло, а тело стало холодным, как лед. Всё, что осталось – это малюсенькая искра, тлеющая в глубине его души. Совсем скоро она погаснет, тогда человек по имени Мэн Хао навсегда исчезнет из этого мира.

Он не хотел умирать, к сожалению, закон джунглей мира Культивации безжалостен и неумолим. Он не мог сражаться или сопротивляться ему. Чем глубже погружалось его тело, тем бледнее становилась эта последняя искра жизни. Стояла тишина. Искре недолго осталось.

Северное Море загудело и послало небольшой сгусток Ци. Вокруг Мэн Хао водяная толща заколебалась, а от его тела начал исходить мягкий свет.

Свет становился ярче, и духовная энергия Северного Моря окутала Мэн Хао, наполняя его тело и залечивая меридианы Ци. Через поры его тело извергло из себя пурпурную кровь, весь урон, который ему нанес Пурпурный Ци с Востока был залечен.

Духовная энергия Северного Моря не ограничилась этим, она заживила все его многочисленные ранения. С тихим хлопком по меридианам вновь начала циркулировать Ци.

Его безжизненное тело преобразилось, жизненная сила забила в нем ключом.

С громоподобным рёвом огромное количество духовной энергии устремилось в его Ядро море. Вновь по его поверхности пошла рябь. Мэн Хао по-прежнему оставался на восьмой ступени Конденсации Ци, но его Культивация значительно повысилась, теперь его сила совсем немного уступала Практикам на девятой ступени Конденсации Ци.

В Ядре озере Демоническое Ядро завибрировало, посылая во все стороны Демоническую ауру. Оно начало поглощать все Демоническое Ци, которое накопил Мэн Хао, отчего его аура становилась ярче и сильней.

Наконец, Мэн Хао открыл глаза.

Он не был удивлен, а вместо этого выглядел абсолютно спокойным. Он намеренно решил дать последний бой у Северного Моря. Он пошел на риск в надежде, что оно поможет ему.

Мэн Хао открыл глаза и размял затекшее тело. Его окружала водяная толща, и на дне должна была стоять кромешная тьма, но серебряный песок источал бледное свечение, разгоняя тьму.

В этих мутных водах Мэн Хао увидел остов когда-то затонувшей лодки, который теперь покоился на дне озера.

К своему удивлению Мэн Хао узнал эту лодку. На ней… на этой лодке он тогда пересек озеро!

Он какое-то время просто смотрел на неё, а потом сложил ладони и почтительно поклонился.

Стоило ему поклониться, как со дна озера раздался звонкий девичий смех. Этот смех раз за разом отражало эхо, затрудняя определить его источник. Мэн Хао сузил глаза и еще раз оглядел дно озера.

Снова раздался смех и тут он увидел, как из серебряного песка на дне озера поднялись руки, белые, словно нефрит. Следом за ними появились тела. Тела молодых женщин кружили в серебряном песке. Они поднялись из глубин озера, их было около дюжины и черные волосы то и дело закрывали им лица.

Их глаза оставались закрытыми, а лица были мертвенно бледными, но они не потеряли своей красоты. Мэн Хао посреди водной ряби изумленно осознал, что все эти девушки выглядят… одинаково!

В этот самый момент появилась маленькая девочка, она стояла на затонувшей лодке и скромно улыбалась Мэн Хао. Она казалась по-детски невинной, но когда Мэн Хао смотрел на нее, у него начинала кружиться и гудеть голова.

Только сейчас он заметил, что лица мертвецов имеют поразительное сходство с её лицом, словно они были её повзрослевшими версиями.

«Старший брат, ты останешься здесь со мной, навсегда?» – мягко засмеялась маленькая девочка. Стоило прозвучать ее детскому голосу как, дюжина тел, плавающих вокруг неё, остановились и уставились на Мэн Хао, будто их глаза вовсе не были закрыты. Голова Мэн Хао закружилась, а все мысли в его разуме подавил странный гул. Всё вокруг него начало темнеть, пока не опустилась кромешная тьма.

Он внезапно открыл глаза. Мэн Хао до сих пор находился под водой, недалеко от дна озера, дальше, чем он был только что. Ему это всё почудилось? Лодки больше не было, как и тел со смеющейся девочкой. Мэн Хао остолбенел, только спустя пару мгновений он заметил, что все раны на его теле исцелены. Он молчаливо кивнул дну озера, хотя больше ничего там не видел.

Он прекрасно понимал, что увиденное им было не сном или иллюзией. Всё это произошло на самом деле!

Он поднял руки, сложил их и снова глубоко поклонился.

«Мэн Хао никогда не забудет оказанную великую милость. Мне кажется, что твоим самым сокровенным желанием всегда было – стать морем. Я, Мэн из младшего поколения клянусь, однажды, когда моя Культивация взлетит до небес, я вернусь и помогу тебе. Если тебе нужна еще какая-то помощь, только скажи», – Мэн Хао еще раз поклонился и замер еще на десять вдохов в полной тишине. Он выпрямился, посмотрел вниз последний раз и устремился вверх.

В этот же момент два его деревянных меча на дне озера задрожали и полетели к Мэн Хао.

На след одного из них уже напал Дин Сюй, его глаза засверкали, и он уже собирался схватить меч, как тут он пришел в движение. По воде пошла рябь и в мгновении ока меч скрылся в темных водах.

Удивление промелькнуло на лице Дин Сюя, не сомневаясь ни секунды, он бросился за ним вдогонку.

«У этого сокровища есть сознание!» – подумал Дин Сюй. Его сердце учащенно забилось, он ускорился, в надежде перехватить деревянный меч.