NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 700:
Кровавый принц секты Кровавого Демона

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

"Чёрная жемчужина символизирует смерть, а белая — жизнь! Нет, не то. Белая жемчужина символизирует смерть, а чёрная — жизнь! Хм, и это тоже не то. Сколько в них воплощений Дао? Причина и следствие Кармы. Истины и ложь. Жизнь и смерть. Цикл реинкарнации. Небо и Земля..."

Патриарх Шесть Дао изменился в лице. Когда жемчужины оказались совсем близко, он выбросил руку вперёд. Курильница для благовоний сорвалась с ладони и начала увеличиваться в размерах. Из неё неожиданно вырвалась мутная вода.

— Жёлтые источники! — прорычал патриарх Шесть Дао.

От мутной воды сначала потянуло замогильной аурой смерти, а потом река заструилась навстречу двум жемчужинам. Однако, достигнув жемчужин, жёлтые источники задрожали и распались... Из них начали вылетать растерянные души, которые затем растворялись в воздухе. Курильница для благовоний тоже задрожала. Над ней вспыхнул образ горящих внутри благовонных палочек. Истинный патриарх Шесть Дао скривился и быстро выполнил магический пасс.

— Благовонное Пламя! — воскликнул он, указав на курильницу пальцем.

Курильница для благовоний затряслась, и тут внезапно появились иллюзорные миры. В них находилось множество живых существ, стоящих на коленях со склонёнными головами. Их ауры излучали не только пиетет, но и странным образом пульсировали, соединяясь и сплетаясь друг с другом. Следом эти миры превратились в статуи, каждая из которых была как две капли воды похожа на патриарха Шесть Дао. Все они на огромной скорости помчались наперерез чёрной и белой жемчужине.

В результате столкновения все миры и статуи лишились всех цветов, кроме белого и чёрного, а потом начали разрушаться. Курильница задрожала и резко уменьшилась в размерах. Истинный патриарх Шесть Дао вновь недовольно скривился. Он выставил руку и резко опустил её вниз.

— Вращение Инь и Ян, Трансформации Неба и Земли! — он поднял опущенную руку над головой, но теперь в ней был зажат огромный флаг. В развевающемся полотнище можно было разглядеть мириады воющих душ. — Один миллиард благовонных душ.

К всеобщему удивлению, внутри развёрнутого флага действительно оказался миллиард душ. Они с диким воем набросились на чёрную и белую жемчужины.

В следующее мгновение миллиард душ просто испарился, ничего после себя не оставив. Однако чёрная и белая жемчужины не смогли больше поддерживать сферическую форму и превратились в чёрно-белый туман, который продолжил атаку на патриарха.

Глаза Шесть Дао вспыхнули загадочным светом. Он не только не стал уворачиваться, но и пошёл навстречу чёрному и белому туману. Старик открыл рот и втянул в себя туман. В то же время позади него возникла трёхглавая шестирукая фигура, которая тоже открыла свою пасть.

Когда патриарх Шесть Дао проглотил чёрный и белый туман, его начала бить крупная дрожь. Пытаясь справиться с необузданной силой внутри, старик побелел и закашлялся кровью, явно не справляясь с нагрузкой. К тому же из его тела послышался мерзкий хруст. Внезапно из груди патриарха вырвался чёрно-белый туман и растворился в воздухе.

Наблюдавшие за этим ученики секты Чёрного Сита ошеломлённо разинули рты. Мэн Хао молча посмотрел на истинного патриарха Шесть Дао. Это была его самая мощная магическая техника.

— Интригующе. Весьма интригующе, — от души расхохотался патриарх Шесть Дао. — Великолепно! Какая потрясающая божественная способность. Что ж, ты выполнил условия нашей сделки, теперь пришёл мой черёд! — с этими словами он надавил на кристальный шар с душой Сюй Цин, отчего его половина растрескалась. Душа девушки осталась внутри, однако в образовавшуюся дыру с жадным блеском в глазах устремились неприкаянные души.

— ТЫ!!! — в ярости взревел Мэн Хао.

Сейчас его не заботило, выживет он или умрёт. Во всём мире не осталось ничего важнее души в этом кристальном шаре! Душа разлепила глаза и посмотрела на Мэн Хао. Взглядом полным теплоты и тоски...

— За все те годы, что я занимался культивацией, — хрипло сообщил патриарх Шесть Дао, — я ни разу не сдержал данное слово. К тому же ты умудрился разозлить меня, думаешь, теперь я сохраню твою жалкую жизнь?

С жуткой улыбкой старик взмахом руки призвал к себе алтарь, который напоминал пагоду с девятью ведущими к вершине ступенями. На самой вершине алтаря находилось множество неприкаянных душ с выпученными глазами. Судя по движению ртов, они что-то кричали и выли, но звука не было.

Патриарх Шесть Дао послал кристальный шар к вершине алтаря, где тот с треском разбился. Когда кристальной оболочки не стало, душа Сюй Цин оказалась беззащитной перед лицом восторженно взвывших неприкаянных душ.

— Если сможешь спасти её, — сказал Шесть Дао, исподлобья взглянув на Мэн Хао, — тогда в этот раз я действительно сдержу слово.

Мэн Хао в исступлении рванул к алтарю. Но первые неприкаянные души уже успели вцепиться в Сюй Цин. Дрожащая душа посмотрела на Мэн Хао, и ему на секунду показалось, что у неё на глаза навернулись слёзы. В груди нестерпимо заболело, словно кто-то разорвал его сердце на мелкие куски.

— Съешьте лучше мою плоть и кровь! — в отчаянии вскричал он.

Он без колебаний полоснул себя по груди, откуда брызнула кровь. Аура заклинателя демонов заметно усилилась. Неприкаянные души застыли на месте, а потом повернули к нему головы. Неуёмная жадность в их глазах достигла апогея. В мгновение ока они набросились на Мэн Хао и вцепились в него зубами.

Боль! Неописуемая боль! Но Мэн Хао было плевать. Он заставлял себя идти вперёд. Шаг за шагом он продвигался к лестнице, ведущей к вершине алтаря. На него набрасывалось всё больше и больше неприкаянных душ, которые с восторгом пировали его кровью и плотью. Однако это не могло остановить Мэн Хао.

Ученики секты Чёрного Сита прониклись к Мэн Хао некоторым уважением, даже те, кто ненавидел Мэн Хао всей душой. А вот Шесть Дао, наоборот, хитро прищурился.

Клубящийся вокруг Мэн Хао чёрный туман из душ стремительно поглощал его кровь и плоть. Благодаря вечному пределу его тело также быстро исцелялось. Разумеется, всё это лишь продлевало его страдания. Наконец лестница привела его к Сюй Цин. Он поднял дрожащую руку, чтобы забрать её, но тут глаза патриарха Шесть Дао полыхнули недобрым светом. Холодно хмыкнув, он выпустил в Сюй Цин луч чёрного света.

— Всё кончено, — объявил он.

Когда в Сюй Цин ударил луч чёрного света, из горла Мэн Хао вырвался полный непередаваемой печали вой:

— Н-е-е-е-е-т!

Наплевав на последствия, он попытался схватить Сюй Цин, однако чёрный луч и не думал останавливаться. Он ударил прямо в душу Сюй Цин и окутал её чёрным пламенем. Именно в этот момент пальцы Мэн Хао коснулись души Сюй Цин. Как только его пальцы прошли сквозь чёрный огонь и коснулись души, из глаз Мэн Хао брызнули слёзы.

Сейчас он достиг самой тёмной пучины своего безумия. Всё, что он мог делать, — это наблюдать, как Сюй Цин медленно сгорает в чёрном пламени. Её губы начали беззвучно двигаться, однако Мэн Хао сразу понял, что она говорила. "Если ты умрёшь, умру и я... Пообещай мне, что ты продолжишь жить дальше..."

Мэн Хао чувствовал бессилие и пустоту внутри. Его культивация оказалась бесполезной, весь этот мир потерял для него значение.

— Я просто хотел счастливо заниматься культивацией! Я просто хотел быть с тобой, Сюй Цин! Культивация? Что... что это за жизнь, если в ней нет ничего, кроме культивации?!

Именно в этот момент в голове Мэн Хао прозвучал голос:

"Пообещай мне кое-что, и я помогу тебе!"

Голос застал Мэн Хао врасплох, но сейчас ему было всё равно. Не сомневаясь ни секунды, он дал свой ответ:

— Я согласен. Проси всё что хочешь. Я согласен!

Стоило этим словам сорваться с губ, как в Сюй Цин, которая находилась на грани полного исчезновения, с неба ударил яркий луч алого света. Этот свет мгновенно потушил чёрное пламя!

Шесть Дао поменялся в лице, когда в небе возникло клубящееся красное облако. Когда оно затянуло всё небо, там появилось гигантское лицо. Оно принадлежало старику с рубиновыми глазами и торчащим изо лба рогом. С его появлением ученики секты Чёрного Сита почувствовали, как у них кровь закипела в жилах, словно она в любую секунду могла вырваться из их тел.

Теперь небо, земля, весь мир стали цвета крови!

Шесть Дао начал собирать свою энергию, после чего взмахом руки приказал курильнице начать вращаться вокруг его головы.

— Кровавый Демон! Ты действительно дерзнёшь вмешаться в дела секты Чёрного Сита?!

— Почему бы и нет? — парировало лицо с неба.

Тело патриарха загудело, когда последние остатки крови в его теле неожиданно взорвались, окропив алыми брызгами всё вокруг него. С перекошенным от ярости лицом старик превратился в луч света и рванул к лицу в небе.

— Все знают, что Кровавый Демон — самый могущественный эксперт Южного Предела! Так вот, я в это не верю!

— Южного Предела? — презрительно фыркнуло лицо. — Варварский край, не более.

Появилась сморщенная алая рука, несущая с собой волю крови. Она схватила Шесть Дао и несильно сжала. С грохотом курильница для благовоний разбилась, жёлтые источники исчезли, а старик зашёлся кровавым кашлем. Шесть Дао во все глаза уставился на лицо.

— Т-т-т-ты...

— О, я не стану убивать тебя, — спокойно сказало лицо. — Эта честь будет возложена на кровавого принца секты Кровавого Демона.

Рука расслабила пальцы, позволив окровавленному патриарху Шесть Дао рухнуть на землю. Ученики секты Чёрного Сита, затаив дыхание, наблюдали за злоключениями своего предводителя.

Лицо повернулось к Мэн Хао и посмотрело на него так, будто лишь он один во всём мире был достоин предстать перед его очами.

— Ты пообещал мне.

На лице Мэн Хао не было ни кровинки, но он всё равно не мог отвести глаз от Сюй Цин в алом сиянии. Больше ей не было больно, теперь она медленно восстанавливалась. Он поднял глаза к небу.

— Даже если это демоническая метаморфоза, я согласен.

— В демонической метаморфозе нет нужды. Я хочу, чтобы ты... испытал одержимость! Вступи в секту Кровавого Демона. Превратись в единственного в своём роде дьявола. Стань кровавым принцем секты Кровавого Демона! Лига Заклинателей Демонов наконец-то станет дьявольской. Забавно, не правда ли? Это желание не Небесного Дао, это моё желание! Испытай одержимость. С этого дня ты — дьявол. Тот, кто стоит выше любого демона. Продолжай следовать своему пути. Я не хочу, чтобы ты... и дальше запечатывал демонов. Нет, я хочу, чтобы ты использовал свою силу Заклинания Демонов и запечатал Небеса Девятой Горы и Моря!