NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 709:
Пробуждение Сюй Цин

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Над парящим в воздухе Мэн Хао висел разрыв в небе, потрясающий своим жутким великолепием.

Ученики секты Кровавого Демона, вне зависимости от статуса, при взгляде на Мэн Хао чувствовали дрожь в сердце. Сейчас внимание этих людей целиком и полностью захватил Мэн Хао. Даже практики стадии Отсечения Души испытывали восхищение и трепет. Трепет, который уже никогда не сотрётся из их сердец.

Звенящую тишину секты Кровавого Демона внезапно нарушил древний голос, зазвучавший с горы Кровавого Демона. Хриплый голос, нёсший с собой отпечаток многих веков, прогремел над сектой Кровавого Демона, чтобы его могли слышать все ученики.

— Мэн Хао родился триста лет назад в государстве Чжао Южного Предела, волею случая вместо карьеры учёного он пошёл по пути культивации... У него было совершенное основание с десятью дао колоннами, он сразил практика стадии Создания Ядра! — этот голос принадлежал патриарху Кровавый Демон.

Все практики секты Кровавого Демона слушали его, затаив дыхание. При упоминании государства Чжао Ван Юцай ностальгически вздохнул. Всё-таки государство Чжао было его родным краем.

— Потом он странствовал по Южному Пределу. Он взял первое место во время состязания, проводимого кланом Сун для поиска нового зятя, но он отказался от нового статуса в клане и присоединился к секте Пурпурной Судьбы! В новой секте его навыки в переплавке пилюль достигли небывалых высот. Он дорос до пурпурного мастера тиглей и стал известен... как грандмастер Алхимический Тигель!

На этом моменте ученики секты Кровавого Демона больше не могли сдерживаться. Послышались удивлённые вздохи. Толпа принялась шумно обсуждать спокойно парящего в воздухе Мэн Хао.

— Мэн Хао... теперь я вспомнил! Он был грандмастером Алхимический Тигель в секте Пурпурной Судьбы!

— Боги! На прошлогоднем аукционе пилюля с клеймом грандмастера Алхимический Тигель была продана за совершенно сумасшедшие деньги!

— Это он! Грандмастер Алхимический Тигель!

— Я помню его. Перед своим исчезновением Мэн Хао наделал много шума!

Теперь люди смотрели на него с куда большим запалом и горячностью в глазах. Изначально они покорились культивации Мэн Хао, но, услышав о его подвигах, они увидели своего кровавого принца в совершенно ином свете.

Глядя на Мэн Хао, в голове Ли Шици проносились образы из далёкого прошлого.

— На стадии Возведения Основания он мог убивать практиков стадии Создания Ядра. На стадии Создания Ядра — практиков Зарождения Души. Все вы так или иначе слышали истории о Мэн Хао. Он покинул Южный Предел и отправился в Чёрные Земли, где быстро достиг известности. Потом судьба занесла его в Западную Пустыню, где он в одиночку вывел целое племя из апокалипсиса пурпурного дождя. Количество сражённых им врагов невозможно сосчитать, а его имя сотрясло всю Западную Пустыню! Позже он погрузился на дно Пурпурного моря, чьи воды обладали силой уничтожать всё живое. Именно там, на дне моря, он постиг великое Дао и взошёл на великую завершённость стадии Зарождения Души!

Древний голос патриарха Кровавый Демон звучал так же сухо, как шелест пергамента. От его слов ученики с недоверием посмотрели на Мэн Хао. Его подвиги словно сошли со страниц книги легенд. Даже изначально враждебно настроенные ученики-преемники патриархов стадии Отсечения Души сейчас смотрели на Мэн Хао со смесью благоговения и фанатизма.

— Только послушайте, как многого он добился!

— По сравнению с ним наша жизнь прошла в тепле и комфорте! Не спорю, мы убивали людей, но в сравнении с ним... наш опыт и грома ломаного не стоит!

Мэн Хао хранил молчание. Пересказ его жизни устами патриарха Кровавый Демон чем-то напоминал байки, которые у костра рассказывают путники. Однако его не удивила такая осведомлённость Кровавого Демона о его делах.

— Когда Мэн Хао взошёл на великую завершённость Зарождения Души, он сразился с практиком первого отсечения. В результате потрясшей Чёрные Земли и Западную Пустыню войны он истребил всё племя этого человека. Война была довольно скоротечной, да и слухи не успели уйти далеко, прежде чем он отправился в древнюю секту Бессмертного Демона. Что произошло там, даже мне доподлинно неизвестно. Но одно я знаю точно... там произошло нечто совершенно невероятное! Во время возвращения из секты Бессмертного Демона на его пути встал десятый патриарх клана Ван — эксперт пика Поиска Дао. Мэн Хао убил его клона и был вынужден искать прибежищВа в море Млечного Пути. После ещё нескольких столкновений патриарх похитил его культивацию, а сам Мэн Хао стал простым смертным!

На этой части истории у многих дыхание перехватило. Слушатели не могли поверить своим ушам. Весь рассказ вплоть до этого момента и так заставил их практически поверить в то, что Мэн Хао заслужил статус легенды ещё при жизни, но никто не ожидал, что его жизнь так круто повернётся.

— Он... стал смертным?

— Потерял культивацию? Его врагом был эксперт стадии Поиска Дао? Кровавый принц... невероятен!

— Он лишился культивации? Но посмотрите на него! Сейчас он свиреп и отважен. Что же случилось потом?

Толпа оживлённо гудела. Три патриарха Демонического Пламени ошеломлённо застыли, патриарх Чёрные Небеса недоверчиво косился на Мэн Хао. Что до горбатого старика с пятой горы, его глаза сияли загадочным светом. Миловидная девушка рядом с ним, а также другие ученики-преемники впервые слышали историю Мэн Хао. Тяжело дыша, они не могли отвести глаз от спокойно парящего в небе человека. Постепенно они осознали, что было в нём нечто странное... одинокое.

Ван Юцай словно в забытье смотрел на Мэн Хао. Он не знал подробностей, лишь конец этой истории.

Мэн Хао продолжал хранить молчание. Его ни капли не удивило, что патриарх Кровавый Демон знал о его конфликте с десятым патриархом клана Ван в море Млечного Пути. Случившееся в секте Чёрного Сита ясно об этом говорило.

Патриарх Кровавый Демон явно не собирался ничего утаивать. Он рассказал всё, что знал о нём.

— Став смертным, Мэн Хао принял решение отправиться в Пещеру Перерождения! Там его возлюбленная пожертвовала всем, чтобы спасти его. В конечном итоге он был перерождён. Выполнив второе отсечение, он стал самым могущественным человеком ниже стадии Поиска Дао. Что до его возлюбленной, она попала в плен секты Чёрного Сита! Мэн Хао в одиночку прорубил себе дорогу в самое сердце их секты. Он убил десятки тысяч учеников секты Чёрного Сита, включая нескольких патриархов стадии Отсечения Души. Последним его противником стал главный патриарх всей секты Чёрного Сита — Шесть Дао! Я был вынужден вмешаться в их поединок. Вот как секта Кровавого Демона обрела своего кровавого принца в лице Мэн Хао! Это его история. Кто из вас... до сих пор отказывается покориться?

Когда древний голос патриарха Кровавый Демон начал стихать, сердца всех без исключения учеников забились быстрее. Приключения Мэн Хао потрясли их до глубины души. Пройденный им невероятный путь и несравненная культивация разожгли в них фанатичное пламя.

Теперь-то трое патриархов Демонического Пламени и патриарх Чёрные Небеса всё поняли.

Семеро учеников-преемников патриарха Чёрные Небеса со второй горы, юноша с веером с четвёртой горы, миловидная девушка с пятой горы — все они взирали на Мэн Хао с дрожью в сердце. Только сейчас они поняли, насколько действительно силён Мэн Хао, и это осознание пугало их куда больше, чем любой избранный Южного Предела.

Для них не всё сводилось к тому, достоин ли Мэн Хао титула кровавого принца. По их мнению, среди сект и кланов считанные единицы могли похвастаться таким принцем секты, как у них. Ведь такой человек мог основать собственную секту!

Один за другим они начали складывать ладони и кланяться Мэн Хао.

— Кровавый принц, наше почтение!

Мэн Хао своей культивацией раздавил всех, кто отказывался склонить перед ним голову. Пересказ его жизни потряс всех без исключения членов секты, даже тех, кто мысленно отказывался признать его. Рассказ патриарха Кровавый Демон гарантировал, что Мэн Хао действительно был достоин звания... кровавый принц секты Кровавого Демона!

Мэн Хао так ничего и не сказал. Взмахом руки он заставил чёрную и белую жемчужины вместе Девятой Горой исчезнуть, освободив двух Железных патриархов. Мэн Хао не стал убивать их. Оставшиеся в живых зарождённые божества дрожали. Заточённые в жемчужины, они всё прекрасно видели и слышали каждое слово патриарха. Теперь они никогда не посмеют перейти дорогу Мэн Хао. Всё с точностью до наоборот, они восхищённо поклонились Мэн Хао вместе с остальными.

Мэн Хао скользнул взглядом по толпе, а потом молча развернулся и зашагал прочь. Он не стал занимать одну из пяти гор секты, выбрав живописную долину за их пределами.

У этой долины не было имени, но, когда там обосновался Мэн Хао, ученики секты Кровавого Демона стали называть её "святой землёй", уступающей только горе, на которой жил патриарх Кровавый Демон. Почти сразу нашлось немало добровольцев, согласившихся встать на стражу долины. Так была создано одно из самых важных мест секты Кровавого Демона.

Благодаря Мэн Хао репутация Ван Юцая испытала стремительный взлёт. Что интересно, горбатый старик с пятой горы лично пришёл к нему и предложил стать его учеником. В итоге Ван Юцай стал учеником-преемником пятого пика, статус куда выше прежнего.

Занимаемую Мэн Хао долину ученики секты начали между собой именовать... ущельем Кровавого Принца. Кровавый принц любил тишину и покой, поэтому никто не решался войти в ущелье Кровавого Принца без особого на то позволения.

Шло время.

Когда миновали девять девятидневок и наступил восемьдесят первый день Мэн Хао сидел в построенном им срубе в долине. Воздух наполнял аромат полевых цветов, а землю устилал зелёный ковёр. Райский уголок, скрытый от хаоса внешнего мира.

Перед Мэн Хао лежала женщина с закрытыми глазами. Эту красавицу окружала аура бессмертного духа. Её идеальная кожа была подобна безупречному белому нефриту.

Мэн Хао ждал.

Когда начало смеркаться ресницы девушки затрепетали, словно она собирала силы, чтобы проснуться. В следующий миг она медленно... открыла глаза.

Из-за проносящейся в её разуме лавины воспоминания, в её глазах застыло замешательство. Она какое-то время пролежала в полнейшем оцепенении, пока наконец в её взгляд не вернулась кристальная ясность. Только тогда она осознала, что рядом с ней кто-то сидит и смотрит на неё с теплотой. Мэн Хао.

Сюй Цин посмотрела на него и лучезарно ему улыбнулась. Она медленно поднялась и осторожно коснулась его щёки.

— Как же приятно вновь пробудиться...

Мэн Хао улыбнулся ей. Но за этой улыбкой скрывалась печаль. Он понимал, что им суждено быть вместе не более ста лет.

— В следующие девяносто девять лет я не покину эту долину, — сказала Сюй Цин. — Я буду рядом с тобой... пока не наступит время для реинкарнации.