NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 878:
Кульминация

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Во взгляде Чжао Ифаня, направленного на Мэн Хао, читалось неприкрытое желание сражаться. До визита на планету Южные Небеса он знал всего двух людей из своего поколения, которые могли разжечь в нём такое желание. По возвращении с Южных Небес к ним прибавился Мэн Хао. И теперь... Фан Му. В нём кипело желание испытать себя в бою. Идол дхармы с мечом Запечатывающий Облако наперевес источал невероятный ци меча. Чжао Ифань поднял голову и руку, на что идол дхармы тоже поднял меч Запечатывающий Облако.

— Первый меч, Нисхождение в этот бренный мир! — воскликнул Чжао Ифань, и меч опустился вниз!

В этот раз он превратился не в лазурного дракона, а в зелёный луч света, от которого задрожал весь золотой лист. В воздухе с грохотом раскрылся огромный разлом. Задрожавшее небо залил свет разноцветных вспышек. Источая монструозную волю, этот луч, словно неостановимый поток, помчался к Мэн Хао.

Как только первый меч опустился, энергия Чжао Ифаня взмыла вверх, при этом его и так чудовищная сила стала ещё внушительней. Чжао Ифань рванул вперёд, словно ураган, а потом пронзительно закричал:

— Второй меч, Содрогание духа!

После этого появился третий меч.

— Третий меч, Отсечение бессмертного!

Когда этот меч с рокотом последовал за двумя другими, словно неуязвимый росчерк, он рассёк Небо и Землю. После этого появился четвёртый меч.

— Четвёртый меч, Раскол древних!

Каждый меч был быстрее и сильнее предыдущего. Четвёртый меч породил цветные вспышки и заставил вибрировать воздух. Когда всё вокруг задрожало, у всех остальных практиков на дао дереве от удивления округлились глаза. Звёзды на небе, казалось, потемнели, словно их величественное сияние заслонили собой эти мечи. Однако... Чжао Ифань ещё не закончил.

— Пятый меч, Попрание небес!

Появился пятый меч, причём этот был намного острее предыдущих. При виде этого меча людям становилось тяжело дышать. Зрители на Девятой Горе и Море дружно охнули, а в глазах патриархов во дворце среди звёзд вспыхнули странные огоньки.

Пять поразительных мечей!

Мэн Хао так и не сдвинулся с места. Несмотря на безмятежное выражение лица, в его глазах на секунду промелькнул едва незаметный блеск. Когда на него обрушились пять мечей, чёрные метки по всему его телу пришли в движение и закружились прямо на его коже. Вспыхнувшая дьявольская воля исказила воздух и даже повлияла на время. Для Мэн Хао всё теперь двигалось очень медленно.

Оставаясь на месте, он поднял руку и выполнил магический пасс, после чего коснулся первого меча. С грохотом с пальца Мэн Хао потёк чёрный свет. Первый меч, переполняемый могучей энергией, остановился прямо перед его пальцем. С яростным воем меч внезапно рассыпался на миллионы мечей. Не успели они увернуться от атаки Мэн Хао, как каждый из клинков задрожал, а потом просто взорвался. От выброса огромного количества ци меча их арена — золотой лист — закачалась, словно она могла в любой момент обрушиться вниз. Мэн Хао сделал шаг вперёд, а потом коснулся указательным пальцем второго луча ци меча. С грохотом всё вокруг задрожало, а потом второй меч рассыпался в ответ на атаку пальцем Мэн Хао на ещё большее количество мечей, но и они просуществовали всего мгновение, а потом взорвались.

Зрители в мире снаружи застыли. Схватка шла слишком быстро, чтобы они успели понять, что именно происходит.

Третьим шагом Мэн Хао ступил в гущу теней меча. Его со всех сторон обступил ци несметного количества мечей, словно он угодил в настоящий мир острых клинков. Третий удар меча имел вид сферы, состоящей из мечей, которая съёжилась до одного единственного меча, рубанувшего в него сверху вниз. Мэн Хао поднял руку в третьей атаке пальцем. Когда он коснулся клинка, от прогремевшего грохота закачалось всё дао дерево. Поднялся сильный ветер, и всё в округе на мгновение потемнело. Даже туман за пределами дао дерева вспенился. Посреди всего этого грохота третья атака меча... разбилась вдребезги. Практики во внешне мире видели, как после уничтожения меча Мэн Хао сделал четвёртый шаг.

Казалось, всё это тянулось невыносимо медленно, но на самом деле Мэн Хао сделал эти четыре шага буквально за пару вдохов. К этому времени четвёртый и пятый удар меча одновременно достигли его. Словно два разряда молнии, они рассекли воздух, испуская жуткую волю меча.

Глаза Мэн Хао сверкнули, и он вновь поднял руку. Он взмахнул пальцем дважды: для каждого из лучей ци меча. Арену сотряс мощный рокот. Воздух над ареной искривился, при этом рокот повлиял даже на барьер, разделяющий дао дерево и внешний мир.

Ци меча был повергнут и рассеян, когда Мэн Хао сделал пятый шаг и оказался напротив Чжао Ифаня. Когда рука Мэн Хао, словно когти хищной птицы, ударили в его противника, тот без промедления отскочил назад, взмахом руки вызвав шестой меч. За ним последовал седьмой меч, который с рокотом обрушился на Мэн Хао. Два луча ци меча устремились вперёд, хотя они никак не препятствовали ему продвигаться вперёд.

— Седьмой меч, Казнь небесной горы! — во всё горло прокричал Чжао Ифань.

Его идол дхармы вышел вперёд и вскинул руку с зажатым в ней мечом Запечатывающий Облако. В этот момент он действительно выглядел как настоящий, словно и вправду существовал в реальном мире.

Когда среди вспышек света меч ударил в Мэн Хао, вспыхнула воля неуязвимости. Мэн Хао остановился и поднял глаза. С хищной улыбкой он впечатал ногу в поверхность их арены. С рокотом... материализовался его собственный идол дхармы.

Его гигант достигал в высоту трёх тысяч метров и обладал поразительной энергией. Он тоже вышел вперёд и выполнил магический пасс двумя руками, после чего послал свой кулак навстречу опускающемуся огромному мечу.

Издали можно было увидеть, как два внушительных идола дхармы начали биться друг с другом. Внизу, на арене, окутывающее Мэн Хао чёрное пламя делало его похожим на какого-то жуткого дьявола. Он двинулся на Чжао Ифаня, лёгким движением руки сотворив миллионы потоков воды, объединившихся в огромную реку.

Чжао Ифань изменился в лице. Он прикусил язык и сплюнул немного своей крови, причём каждая её капля превращалась в огромное море, которые соединились в море колоссальных размеров. Вот только вместо воды оно состояло из мечей! Это было... море мечей! Когда заклинание Поглощения Гор столкнулось с этим морем мечей, от ударной волны всё вокруг задрожало. Сияние магических техник и божественных способностей залило округу.

Мэн Хао продолжал движение. Во вспышке света он перекинулся в громадного грифа, окутанного чёрным пламенем. Он со свистом промчался сквозь море мечей и оказался перед Чжао Ифанем. Увидев летящие в его сторону бритвенно-острые когти, лицо Чжао Ифаня потемнело, и он был вынужден отступить. Только сейчас он наконец понял, почему все поединки Мэн Хао заканчивались для его прошлых противников так печально. Оказавшись в их шкуре, он сам теперь боялся Мэн Хао. Он обладал аурой неуязвимости, постоянно атаковал, не заботясь о защите.

В столкновении с такой энергией он был вынужден постоянно отступать, тем самым позволив Мэн Хао навязать ему свой ритм боя. Непрерывное отступление приведёт к одному исходу... поражению.

С грохотом Мэн Хао и Чжао Ифань обменялись более сотней ударов. Золотая арена дрожала под гнётом их схватки. Зрители по всей Девятой Горе и Морю, затаив дыхание, наблюдали за ходом поединка. Сейчас для них не существовало ничего, кроме грандиозного противостояния между Мэн Хао и Чжао Ифанем.

"Нельзя, чтобы и меня постигла та же участь!" — подумал Чжао Ифань, утирая кровь с губ.

Внезапно в его глазах вспыхнул свирепый блеск, когда его идол дхармы, сражающийся с идолом дхармы Мэн Хао, вырос до шести тысяч метров, породив нечто похожее на пурпурный ураган, накрывшее арену. Воспользовавшись этим взрывом силы, Чжао Ифань перевёл дух и посмотрел на Мэн Хао с небывалой серьёзность.

— Пять Рассекающих Мечей, Первое Рассечение... Восходящая Форма Меча!

Прокричав это, он поднял руку. Вокруг его пальцев взвился ци меча, причём настолько быстро, что аж дух захватывало. Взмахом руки он отправил множество лучей ци меча вперёд.

В мгновение ока в воздухе возникло сто мечей, сотканных из ци. Взмыв в небо, они градом обрушились на Мэн Хао. С блеском в глазах он выставил руку, и на его ладони возникло копьё с костяным наконечником, сделанное из Древа Мира. В его руках оно молниеносно просвистело в горизонтальном ударе, отбив сотню мечей. Разлетевшиеся мечи вонзились в поверхность арены. Однако божественная способность Чжао Ифаня ещё не закончилась. Над ним возникла тысяча мечей, которые тоже были отправлены в Мэн Хао. Длинное копьё вновь пошло в дело. С множественными взрывами тысяча мечей тоже была отбита и разбросана по арене. Однако тут в воздухе возникло десять тысяч мечей. Со свистом они опять спикировали вниз. Их арена превратилась в настоящий сад мечей. Мэн Хао окружил себя вихрем из стремительно вращающегося копья. С оглушительным грохотом десять тысяч мечей были повержены и разбросаны по арене.

Но тут Чжао Ифань вновь заговорил:

— Первое Рассечение, Меч Рассекающий Небеса!

Одиннадцать тысяч сто мечей, разбросанные по земле, взмыли в небо, где они соединились в один гигантский меч.

С появлением этого громадного оружия, казалось, весь мир застыл. Впервые с начала схватки выражение лица Мэн Хао изменилось. Не сводя глаз с огромного меча, он перевёл дух, а потом сделал шаг вперёд и с размаху ударил ногой по земле. Его идолом дхармы с гулом вырос до шести тысяч метров. Исполин шагнул вперёд и ударил в гигантский меч.

От прогремевшего взрыва заложило уши, и, казалось, мир заходил ходуном. Меч прорубился сквозь кулак идола дхармы Мэн Хао и продолжал опускаться, пока до головы Мэн Хао не осталось 20 сантиметров, только тогда он застыл. С непреклонным гулом меч рассыпался на части, отчего Чжао Ифаня скрутило в приступе кровавого кашля. Мэн Хао перевёл взгляд с разрушенного меча на пятящегося Чжао Ифаня.

— А ты силён, — похвалил он, — но теперь мой черёд.

С этими словами он исчез и возник прямо перед Чжао Ифанем, а потом молниеносно нанёс удар кулаком. А следом ещё и ещё. Всего Мэн Хао ударил девять раз, как того требовала техника Обрушение Девяти Небес.

Последний удар высвободил чудовищную силу. Чжао Ифань в фонтане кровавых брызг был отправлен в полёт. Когда его противник покатился кубарём по земле, Мэн Хао, не теряя ни секунды, перекинулся в грифа и бросился следом.