NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 988:
То самое чувство

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

— Третье Рассечение, Кто самый почитаемый на небесах?! — прокричал Чжао Ифань.

Его бессмертные меридианы вновь полыхнули невероятным давлением, и от него начала исходить сила, равная 140 бессмертным меридианам! С её появлением Небеса потускнели и поднялся могучий ветер. Звёзды в небе задрожали, словно вторя дрожи, сотрясающей Чжао Ифаня. Больше пятидесяти процентов силы, добавленных им к мощи своего царства Бессмертия, стали его пределом, да и удерживать такое состояние он мог совсем недолго.

— Мэн Хао, приготовься к моей самой мощной атаке!

С оглушительным рёвом он заставил десятки тысяч мечей соединиться в 14 бессмертных душ! Эти души из иллюзорных меридианов, созданные с помощью секретной магии, не могли сравниться с душами, полученными из каждого меридиана после подтверждения собственного Дао и становления бессмертным. Бессмертные избранные Девятой Горы и Моря просто не могли сравниться с чудовищным могуществом Мэн Хао.

Во вспышке ауры меч Чжао Ифаня опустился вниз. Под влиянием 14 бессмертных душ позади него вертикальный удар меча превратился в луч света, озаривший своим светом всё звёздное небо. Это была самая мощная атака мечом Чжао Ифаня! С пронзительным свистом удар меча устремился прямиком к Мэн Хао.

Желание Мэн Хао сражаться подстегнуло 123 бессмертных меридиана, вынудив их начать вращаться в полную силу. Впервые с начала схватки с бессмертными избранными позади него появились бессмертные души. Он рванул вперёд с занесённой назад рукой и, как и в прошлый раз, нанёс один удар! Создавалось впечатление, будто вне зависимости от противника он будет использовать самый простой и прямолинейный стиль атаки. Удар кулаком!

Звёздное небо, где сошлись Мэн Хао и Чжао Ифань, содрогнулось от чудовищного грохота. В пустоте образовалась огромная дыра. Изо рта Чжао Ифаня брызнула кровь. Свет его самой сильной атаки вспыхнул, а потом разбился вдребезги, словно зеркало. Остатки этого света трансформировались в бурю, в центре которой оказался кашляющий кровью Чжао Ифань. Он проиграл, но, несмотря на горечь, его сердце не было побеждено. Теперь он знал, что обладает силой противостоять Мэн Хао.

Мэн Хао покинул бурю и посмотрел на Чжао Ифаня. Фань Дун’эр и Ли Лин’эр выбрали именно этот момент для атаки. Обе девушки сорвались с места практически в одно и то же время. Вокруг Фань Дун’эр материализовалось Девятое Море, а на её лбу проступил пульсирующий магическим светом символ. С каждой его вспышкой её бессмертные меридианы усиливались на десять процентов от изначальной силы. С четвёртой вспышкой она получила сорокапроцентную прибавку к силе, после чего вокруг неё появились бессмертные души. Взмахом руки она послала вперёд Девятое Море, кишащее морскими драконами. Море приняло форму огромной головы с одиноким рогом, торчащим из центра лба. Этот морской гигант, ярко сияющий энергией, хотел насадить Мэн Хао на рог.

В стороне от Фань Дун’эр Ли Лин’эр магическим пассом вырастила вокруг себя множество деревьев. С треском звёздное небо вокруг неё трансформировалось в массив земли. В мгновение ока вокруг девушки выросло больше девяноста деревьев. Продолжая выполнять магические пассы, свободной рукой она коснулась нескольких точек на своём теле. С рокотом количество деревьев увеличилось до ста тридцати.

Ни одна из девушек в одиночку не могла превзойти Чжао Ифаня, но вместе их боевая мощь могла даже его заставить побледнеть, решись они вдвоём напасть на него. Не говоря ни слова, они просто атаковали Мэн Хао в момент окончания его схватки с Чжао Ифанем.

Мэн Хао повернул голову, его глаза ярко сияли. Он холодно хмыкнул, позволив вспыхнуть силе 123 бессмертных меридианов. Позади него появились все 33 бессмертных души и превратились в 33 Неба, от которых ударило поразительное давление! Следом от него полыхнуло тиранической аурой парагона царства Бессмертия.

— Думаете, можете со мной справиться? Кажется, кого-то надо поставить на место!

Мэн Хао сделал шаг вперёд, но в этот раз он атаковал раскрытой ладонью. Во время его свирепого удара 33 Неба позади него сотрясли звёздное небо, они превратились в гигантскую ладонь, ударившую в Девятое Море. С мощным грохотом морская вода взорвалась, драконы протяжно взвыли, а голову рогатого гиганта разорвало на куски. Как только головы не стало, Фань Дун’эр поменялась в лице и начала отступать. Атака гигантской ладони Мэн Хао тем временем продолжала лететь в её сторону. Глаза Фань Дун’эр сверкнули алым светом, и она быстро выполнила магический пасс. От трупа позади неё потянуло смертоносной аурой, похоже, покойница готовилась атаковать Мэн Хао. Почувствовав угрожающую ауру трупа, Мэн Хао властно скомандовал:

— Уголёк, не вмешивайся!

Труп женщины тут же склонил голову. Жутковатая аура испарилась, и она даже отлетела на несколько дюжин метров назад. Фань Дун’эр уставилась на неё, чувствуя, как у неё волосы зашевелились на затылке.

Тем временем атака Мэн Хао почти достигла цели. Перед тем как она обрушилась на девушку, Мэн Хао показалось, будто кто-то сухо покашлял прямо у него над ухом. В этом кашле отчётливо чувствовался отпечаток времени, похоже, кашляла очень старая женщина. Мэн Хао нахмурился и заставил гигантскую руку сменить направление. Вместо того чтобы обрушить её прямо на Фань Дун’эр, как он изначально планировал, он решил шлёпнуть её по заднице.

— Мэн Хао, как ты смеешь!

После звонкого шлепка Фань Дун’эр громко вскрикнула. Её ягодицы стали разной формы, а дрожащее тело пронзила острая боль. Ещё никогда в жизни ей не было так больно. В глазах Фань Дун’эр потемнело, её трясло как осиновый лист. Похоже, ей стоило неимоверных усилий не потерять сейчас сознания. Её губы окрасились кровью, а сама она попятилась назад, с ненавистью, граничащей с безумием, буравя Мэн Хао взглядом.

Ли Лин’эр поменялась в лице и резко застыла на месте. Судя по её побледневшим щекам, произошедшее воскресило в её памяти какое-то жуткое воспоминание. Не сводя глаз с Мэн Хао, она осторожно попятилась.

— Не такая хорошая, как у моей жёнушки, — дал свою оценку Мэн Хао и повернулся к Ли Лин’эр.

Ли Лин’эр заскрежетала зубами и выполнила двойной магический пасс. Окружающие её сто тридцать деревьев тут же взорвались. Образовавшийся в результате взрыва ужасающий вихрь налетел на Мэн Хао. В момент взрыва деревьев Ли Лин’эр сплюнула немного крови и бросилась бежать так быстро, как могла. Но тут в вихре кто-то холодно хмыкнул.

— А ну, вернись, жёнушка!

Ли Лин’эр внезапно схватила могучая сила притяжения и потянула девушку обратно к вихрю. Внутри Мэн Хао превратил 33 бессмертных души в 33 Неба, которые встали на пути взрывной волны деревьев и вихря. Кипя энергией, Мэн Хао двинулся вперёд, с лёгкостью преодолев область ураганного ветра.

Ли Лин’эр притягивало к Мэн Хао всё ближе и ближе. Она стиснула зубы и развернулась к нему лицом, при этом её пальцы сложились в двойной магический пасс, отчего у неё на лбу появился образ древесного листа изумрудно-зелёного цвета. С его появлением в Ли Лин’эр вспыхнула могучая жизненная сила. Перед ней материализовался магический сосуд, который она незамедлительно схватила и бросила в Мэн Хао.

— Я знал, что ты опять используешь этот трюк, — холодно сказал он и взмахнул рукавом.

Мощь 33 бессмертных душ мгновенно расколола магический сосуд. Ли Лин’эр с силой отбросило назад. Мэн Хао воспользовался этим, чтобы сократить дистанцию. Оказавшись рядом с кашляющей кровью Ли Лин’эр, он высоко поднял руку и, не обращая внимания на бушующее пламя ярости в глазах девушки, шлёпнул её по попе.

В третий раз!

От пронзившей всё её тело боли Ли Лин’эр жалобно вскрикнула. На её лице не осталось ни кровинки, а сила удара закрутила её в воздухе. Остановившись, дрожащая девушка, казалось, хотела взглядом прожечь в Мэн Хао дыру.

— Мэн Хао!!!

— Какое знакомое чувство, — протянул он с холодной улыбкой.

Довольный результатом, он перестал обращать на Ли Лин’эр внимание. Во время схватки с Чжао Ифанем ему даже не потребовалось прибегать ко всей его силе. Всё это время он пытался научиться рассчитывать вкладываемую в удар новообретённую силу. Можно сказать, что ситуация, где истинные бессмертные один за другим нападали на Мэн Хао, была ему на руку. Только сражаясь, он мог максимально быстро привыкнуть к своей новой боевой мощи. К этому моменту он практически закончил, и теперь с блеском в глазах посмотрел на звёздное небо.

Зрители на всей Девятой Горе и Море стали свидетелями демонстрации могущества Мэн Хао, которое не только наполнило сердца практиков царства Бессмертия страхом, но и изумило экспертов царства Древности.

— Он действительно... сильнейший человек царства Бессмертия!

— В этих схватках с истинным бессмертными он просто закалял себя. Подобно могучему мечу, выкованному из божественного метала, ему требуется заточка после того, как его извлекут из горна!

— Боюсь, единственные, кто может составить ему конкуренцию, — это не его ровесники, а люди из старшего поколения!

Во всех уголках Девятой Горы и Моря горячо обсуждали произошедшее. Мэн Хао спокойно окинул взглядом звёздное небо и сказал:

— Избранные! Среди вас есть ещё кто-то, кто не побоится со мной сразиться?! Если смельчаков больше не осталось, тогда буду вынужден откланяться, меня ждут дела.

Он холодно посмотрел вниз на планету Восточный Триумф. Если проследить за его взглядом, то становилось понятно... что он смотрел на парящего в воздухе Фан Вэя.

Фан Вэй медленно открыл глаза. Стоило их взглядам встретиться, как в звёздном небе с рокотом раскрылись ещё три перемещающих портала.

Мэн Хао нахмурился. Сперва он планировал проигнорировать их и отправиться прямиком на планету Восточный Триумф, как вдруг он резко застыл и посмотрел в сторону одного из порталов. Его глаза расширились от удивления, а на лице проступило неверие.

— Ты не погиб?

Из перемещающего портала вышел молодой человек. Несмотря на высокий рост и стройность, физически он не производил особого впечатления, вот только любой, посмотревший на него, чувствовал ужасающую мощь его физического тела.

— Нет, я всё ещё жив, — ответил он.

У него на лбу медленно вращалось нечто напоминающее звезду. Если присмотреться, то можно было увидеть там ещё несколько звёзд. Только эти, похоже, были запечатаны, отчего они мерцали, переходя то к материальному, то к иллюзорному состоянию.

Это был... Ван Тэнфэй!

Одновременно с ним из другого перемещающего портала вышла девушка. Её окружал беспросветный туман Кармы, из которого за Мэн Хао наблюдали лишённые эмоций глаза. Этот холодный и проникновенный взгляд принадлежал Цзи Инь!

Из последнего портала вышел молодой человек, похожий на учёного. Образ лишь подкреплял свиток из бамбуковых дощечек в его руках. Он с кажущейся искренностью улыбнулся Мэн Хао, но в его взгляде не было ни капли теплоты. Где-то внутри этих глаз была глубоко похоронена толика зависти.

— Старший брат Мэн, меня зовут Чжоу Шуй. Я из монастыря Древнего Святого. Мой наставник попросил меня прийти. Не мог бы ты оказать мне честь и сразиться со мной.

— Вы всё приходите и приходите, чтобы сразиться со мной, — раздражённо произнёс Мэн Хао. — Когда это кончится? Вы действительно думаете, что я не посмею убить вас на глазах у ваших сект?!

От его взгляда и слов людей мороз пробрал по коже.

С планеты Южные Небеса Фан Сюфэн в чувствах вздохнул при виде Рескрипта Кармы и выражения лица сына. Мэн Ли рядом с ним захихикала. Когда она увидела лицо Фан Сюфэна, то сразу поняла, о чём тот подумал.

— Наш ребёнок с самого детства был само обаяние, — сказала она со смехом.

— Само обаяния? — недоверчиво переспросил Фан Сюфэн. — Он твой сын. Перед уходом он сказал, что хочет сделать всех избранных Девятой Горы и Моря своими должниками...

— Когда Хао’эр родился, я всегда знала, что его устремления будут отличаться от остальных. Что до меня, я надеялась, что его главным устремление будет сделать всех миловидных девушек Девятой Горы и Моря своими возлюбленными.

Мэн Ли улыбалась. По одному выражению её лица становилось понятно, что она души не чаяла в сыне.

Фан Сюфэн молча покачал головой и натянуто улыбнулся. Только он знал, как в глубине его сердца что-то дрогнуло, когда на переданный Кэ Цзюсы бессмертный меридиан Мэн Хао произнёс "названный отец". Будучи настоящим отцом Мэн Хао, в его грудь сдавило горькое чувство, когда он увидел своего сына в тот момент. Как отец, он просто не мог это принять.

— Ты так и не сказал мне, зачем отправил Хао’эра на планету Восточный Триумф. Я знаю, дело не только в двух фруктах нирваны. Сколько я тебя не спрашивала, ты всё время отмалчивался, но сейчас тебе не отвертеться!

Мэн Ли серьёзно посмотрела на мужа. Фан Сюфэн повернулся к жене и после короткой паузы сказал:

— Скоро узнаешь.

Сейчас на Девятой Горе и Море стояла гробовая тишина, миллионы глаз, не мигая, смотрели на Мэн Хао. Он в одиночку одолел всех этих избранных из сект и кланов Девятой Горы и Моря. Даже объединившись вместе, они всё равно потерпели сокрушительное поражение. Многие зрители были потрясены до глубины души.

В звёздном небе Мэн Хао смотрел на бессмертных избранных, которые, в свою очередь, в ярости буравили его взглядом. К сожалению, они ничего не могли сделать. В этот момент перед Мэн Хао раскрылся ещё один перемещающий портал. Оттуда вышел Чжао Ифань, окутанный огромной колонной света, состоящего из ци меча. Звёзды задрожали от могучего рокота, что привлекло внимание истинных бессмертных. Практики Девятой Горы и Моря тоже видели появление Чжао Ифаня.

— Мэн Хао, — сказал он, — или всё-таки... Фан Му! Давно не виделись!

Он носил свой обычный лазурный халат, чьи полы колыхались с каждым его шагом, из-за спины торчала рукоять меча. Исходящая от него энергия заметно превосходила ту, что он показывал на испытании трёх великих даосских сообществ. Разница между ними была как между Небом и Землёй.

Это был Чжао Ифань из грота Высочайшей Песни Меча. Мэн Хао сражался с ним дважды. Первый раз они обменялись ударами на планете Южные Небеса. Второй произошёл в финальной схватке за первое место на испытании трёх великих даосских сообществ. Тогда Мэн Хао был вынужден использовать всю свою боевую мощь и даже позволить скрытой дьявольской воле погрузить его сердце и разум в хаос, чтобы только ранить Чжао Ифаня!

Пока они оценивающе рассматривали друг друга, перед их мысленным взором проносились сцены из прошлого.

— Чжао Ифань... — медленно произнёс Мэн Хао.

В дальнейших словах не было нужды. Между ними не существовало вражды... обоими двигало желание сразиться ради их собственного Дао в этой новой эпохе.

Остальные бессмертные избранные молча освободили им место. Все они потерпели поражение, поэтому никто из них не стал ещё раз атаковать. К тому же, зная о невероятной силе Чжао Ифаня, им было любопытно узнать, чем закончится эта схватка.

Зрители по всей Девятой Горе и Морю невольно вспомнили обо всём, что произошло между Мэн Хао и Чжао Ифанем в прошлом.

— Схватка этих двоих заслуживает такого внимания!

— Во время испытания Чжао Ифань потерпел поражение, но сейчас он стал истинным бессмертным. И вот они вновь встретились, интересно... он и в этот раз ему уступит?

— Противостоять такому чудовищу как Мэн Хао... Чжао Ифань точно проиграет!

Пока зрители гомонили, Мэн Хао и Чжао Ифань стояли, словно два натянутых лука, готовые броситься в бой в любой момент. Но не успели они сдвинуться с места, как открылся сначала второй, а потом и третий перемещающий портал. В ярком сиянии, озарившем звёздное небо, показалась Фань Дун’эр, за её спиной парил трупом женщины с ниспадающими вниз длинными волосами. В Фань Дун’эр ощущалась аура могущественного эксперта.

— Мэн Хао, — сказала она спокойно, вот только её чарующий голос, как будто доносился из сердца самой суровой зимы.

От покойницы с длинными чёрными волосами исходила аура смерти, вызывающая дрожь у любого, кто задерживал на ней взгляд хоть на секунду.

— Ого, привет, Уголёк! Я скучал по тебе! — поприветствовал Мэн Хао с ярким блеском в глазах. После короткой заминки, он с некоторым смущением продолжил: — Так-так, младшая сестрёнка Дун’эр пришла наконец-то вернуть долг?

Лицо Фань Дун’эр тотчас потемнело. Она не знала почему, но, оказавшись с Мэн Хао лицом к лицу, услышав его голос и увидев это его выражение лица... в её сердце Дао появился практически неодолимый порыв несколько раз пнуть его со всей силы.

Пока девушка скрежетала зубами, из третьего портала позади неё медленно вышла Ли Лин’эр в длинном красном платье. Глаза девушки были подобны весеннему грозовому небу, однако при в её взгляде на секунду промелькнула толика неуверенности, словно она никак не могла определиться относительно своего отношения к Мэн Хао.

Мэн Хао удивлённо моргнул, а потом расплылся в улыбке.

— Лин’эр! Жёнушка! Ты тоже пришла! Наконец решила выйти за меня?

После этого заявления у зрителей Девятой Горы и Моря глаза на лоб полезли. Многие чувствовали себя так, будто в них угодила молния.

— Как он только что назвал Ли Лин’эр?

— Проклятье! Он посмел назвать Ли Лин’эр жёнушкой?!

— Если подумать, много лет назад кланы Фан и Ли должны были скрепить свой союз браком...

В то время, как зрители Девятой Горы и Моря галдели, Ли Лин’эр внезапно улыбнулась Мэн Хао. Снедающие её смешанные чувства исчезли. Она была несравненной красавицей, а её улыбка обладала каким-то околдовывающим шармом.

— Муж, — сказала она, продолжая улыбаться, — в твоей жизни уж больно много красавиц. Как только ты разорвёшь с ними связь, мы можем пожениться.

У Мэн Хао округлились глаза. Согласие Ли Лин’эр застало его врасплох. Её улыбка навела его на мысль, что вся эта ситуация была чересчур подозрительной.

Он неловко рассмеялся, а потом он повернул голову к Чжао Ифаню, его глаза сразу же сделались холодными как лёд. Стоило их взглядам встретиться, как ци меча Чжао Ифаня закипел. Он сделал шаг вперёд и выставил вперёд руку, как вдруг в неё возник иллюзорный меч цвета лазури. Когда его пальцы сомкнулись на рукояти, он, не проронив ни звука, наклонился, словно туго натянутый лук, а потом резко рубанул мечом в сторону Мэн Хао.

В этом сияющем росчерке меча появилось 99 драконов меча. Как только он устремился вперёд, всё вокруг завибрировало, Небеса потускнели. Драконы объединились вместе в гигантского лазурного дракона, который с рёвом ударил когтями по пустоте. Его длинные усы развевались на ветру, когда он бросился на Мэн Хао. На всём его пути раскалывалась пустота, словно этот лазурный дракон мог уничтожить любое препятствие на своём пути.

Мэн Хао просто указал пальцем на приближающегося лазурного дракона. В следующий миг с оглушительным рокотом ревущий дракон застыл, не в силах сдвинуться с места.

— Раскол, — холодно произнёс Мэн Хао.

С грохотом лазурный дракон рассыпался на множество сверкающих искр, стремительно таящих в воздухе. Это сразу напомнило некоторым финал испытания трёх великих даосских сообществ. Сегодняшняя схватка чем-то напоминала их предыдущее столкновение, только в тот раз Мэн Хао использовал ладонь, а сейчас ограничился коротким взмахом пальца.

Чжао Ифань с ярким блеском в глазах поднял правую руку, в которой был зажат заурядный на вид меч. Это был тот самый... меч Запечатывающий Облако! Он сделал пять быстрых шагов вперёд, причём с каждым шагом его энергия становилась только сильнее!

— Первый меч, Нисхождение в этот бренный мир!

— Второй меч, Содрогание духа!

— Третий меч, Отсечение бессмертного!

— Четвёртый меч, Раскол древнего!

— Пятый меч, Попрание небес!

С каждым шагом он в мощном всплеске энергии наносил удар мечом. Пять ударов меча, способных сотрясти Небеса. Звёздное небо, казалось, находилось на грани коллапса. С треском образовался гигантский разлом, из которого в Мэн Хао ударила огромная лапа.

Эта лапа напоминала лапу дракона с пятью когтями, созданного из пяти мечей. В момент её появление даже Небеса задрожали. Зрители на всей Девятой Горе и Море от изумления поменялись в лице. Но это лишь распалило в Мэн Хао желание сражаться. В леденящей вспышке его энергии в нём забурлила сила 123 бессмертных меридианов! Он видел эти движения во время прошлой схватки с Чжао Ифанем, только на сей раз они были намного сильнее! К тому же Мэн Хао больше всего хотел испытать пределы собственной силы.

Он сделал один шаг и вскинул руку. Не было никаких божественных способностей, только один удар кулака против лапы с пятью когтями! Мощь 123 бессмертных меридианов вместе с силой физического тела породили невероятную ауру, обрушившуюся на когтистую лапу. Та на секунду застыла, а потом с чудовищным грохотом её разорвало на куски. Тем временем Мэн Хао двинулся дальше, его волосы развевались на ветру, аура кипела.

— Чжао Ифань, пришло время использовать свою самую сильную секретную магию. В противном случае... ты мне не соперник! — с каждым шагом властность в голосе Мэн Хао нарастала.

Чжао Ифань внезапно почувствовал, как его плечи сдавило могучее давление. Фань Дун’эр изменилась в лице, а Ли Лин’эр слегка прищурилась. Чжао Ифань запрокинул голову и с рёвом выполнил магический пасс.

— Пять Рассекающих Мечей, Восходящая Форма Меча!

После взмаха руки его бессмертные меридианы заработали в полную силу. Его более чем 90 бессмертных меридианов теперь вспыхнули боевой мощью больше 110 меридианов.

— Первое Рассечение, Мечи рассекают небеса!

Звёздное небо над Чжао Ифанем тотчас заполонили десятки тысяч летающих мечей. Под сенью этих клинков Чжао Ифань выглядел как парагон мечей, чем поразил всех без исключения зрителей. Теперь в нём бурлила сила более 120 бессмертных меридианов!

— Второе Рассечение, Бессмертный, зачем отсекать смертный мир?!

Аура Чжао Ифаня ярко вспыхнула. В прошлой схватке ему пришлось уничтожить идола дхармы, чтобы напитать энергией второе отсечение. На этот раз вторая форма этой техники удалась ему без всяких проблем. К тому же использование этой силы вновь подняло уровень его энергии, теперь он равнялся более чем 130 бессмертным меридианам! Это была настоящая демонстрация Пяти Рассекающих Мечей. Вдобавок она являлась ещё и секретной магией царства Бессмертия, принадлежащей гроту Высочайшей Песни Меча. Эта магия обладал могуществом для создания достаточного количества иллюзорных меридиан, чтобы превысить предел в 123 меридиана. В отличие от Мэн Хао только десять таких меридианов могли создать дополнительную бессмертную душу.

Благодаря ограничению 33 Небес максимально возможное число меридианов, включая дарованные секретной магией, было 330. Это считалось великой завершённостью. За много веков никому так и не удалось добиться чего-то подобного!

Мэн Хао медленно поднял голову на своего противника, его глаза сияли, словно два острых клинка.