NEW SITE
OLD SITE

Начало после конца - глава 145:
Глава 143: Числа За Возрастом

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕССИИ ЕРАЛИТ:

Я вышла из ворот телепортации на платформу, чувствуя себя уставшей и разочарованной. Я могла бы остаться и помочь, но мне не дали. Солдаты, оставшиеся позади для сражения, все как один повторяли одно и тоже – что я должна идти и моя безопасность была превыше всего.

Зачем же я так долго и упорно тренировалась черт возьми, если все относились ко мне как к какой-то стеклянной скульптуре?

Я сделала глубокий выдох, надеясь избавиться от разочарования в моей системе, но все что я сделала было то, что я напомнила моему телу как сильно я хотела пить. Глядя на толпу солдат, охранников и медсестер, я искала кого-то со стаканом воды в руках, чтобы промочить мое пересохшее горло. Затем я заметила своих товарищей по команде.

Станнард и Дарвус спали, облокотившись о стену, в то время как Клария сидела и с кем-то разговаривала, и вдруг она стала указывать на меня.

Человек, с которым она разговаривала, оставался сидеть на корточках, когда он повернул голову.

Моя грудь сжалась, когда он поднялся. Его поднятые брови и зоркий взгляд, постоянно осматривающие вокруг сразу же расслабились, когда мы встретились с ним взглядом.

Это был Арт.

Я ничего не могла поделать, только стоять и бездумно смотреть как он приближался ко мне. Первый раз, когда я видела его за последние 2 года, он был весь в крови и в грязи, на вид больше похожий на монстра сам. Но, Арт, приближающийся ко мне сейчас был совершенно другим. Одет в белоснежно белую тунику, роскошно окаймленную золотом и поверх ее, был накинут длинный черный плащ, который казалось придавал ему таинственность, он излучал какую-то грандиозную ауру, которая умаляла каждую королевскую семью в Дикатене. Его длинные волосы были связаны, подчеркивая острые линии его подбородка, в то время как на его лоб беспорядочно спадали локоны золотисто-каштановой челки, прикрывая его лазурные глаза, которые прищуривались от его захватывающей дух улыбки.

Он почти что дошел до меня, когда я очнулась ото сна. Поблизости было много солдат и охранников, поэтому я должна была держать себя в руках. Не прошло еще и целого дня с того момента, когда я в последний раз видела Арта и судя по его манере поведения с прошлого раза, когда мы виделись публично, я была уверена, что ему не нравились эмоциональные воссоединения.

Громко откашлявшись, я пыталась выглядеть выше, стараясь держать осанку и выглядеть с достоинством, насколько я могла, несмотря на мою растрепанную внешность.

Я протянула ему руку для пожатия, стоически выдерживая выражение на лице.

«Рада видеть тебя снова, Арт—«

Мой жест был проигнорирован, и сильная рука пробралась вниз под мою руку и твердо остановилась на моей спине, когда он прижал меня к себе. Я была притянута вперед неожиданной силой и мое лицо уткнулось в белую тунику, окутывая меня своим теплом.

Ко мне приближались, преследовали и ухаживали практически все мужчины, у кого хватало смелости не обращать внимание на мое происхождение, но единственное, что я чувствовала по отношению к ним, были или жалость, или раздражение. Но, в этот момент, мое тело чувствовало так, как будто оно было заморожено и таяло одновременно, пока я неподвижно оставалась в его объятии.

То ли вся комната впала в тишину, то ли мое чувство слуха исчезло, я не могла сказать, но мои другие чувства были переполнены. Внутри этой райской безопасности его сильных рук, слабый запах дуба и свежего океанского бриза ударил мне в нос, когда я почувствовала, как его лицо уткнулось в мою шею.

Мои конечности оставались в оцепенении, но мой пустой желудок продолжал урчать непрестанно, когда рука Арта прижала меня чуть-чуть крепче.

«Я так рад, что ты в порядке,» наконец то заговорил Арт. Его теплое дыхание чувствовалось на моей шее, посылая дрожь вниз по моей спине.

Мои руки дернулись, инстинктивно желая обнять его в ответ, но пронзительные взгляды всех окружающих нас, заставили меня остановиться.

«К-Конечно я в порядке,» сказала я, едва найдя в себе силы оттолкнуть его, несмотря на то, что каждая клеточка моего тела хотела прижаться к нему поближе. Я чувствовала, как кровь прилила мне в шею вплоть до самой головы, когда я смотрела на Арта, его лицо было всего лишь в нескольких сантиметрах от моего.

Я могла видеть, как двигались его глаза, осматривая каждую черту на моем лице, когда он изучал меня. Он глубоко вздохнул, как будто поднял тяжелый груз, и посмотрел на меня нежно улыбаясь. «Пошли. Я отведу тебя к твоему дедушке.»

Было ощущение, что я плавала в каком-то густой вязкой жидкости у себя в голове. Мир был размыт с приглушенными разговорами и тенями людей, которые я не могла разглядеть.

Мое тело двигалось само по себе, действуя и реагируя инстинктивно, когда как мой мозг продолжал вспоминать мое прибытие обратно в замок. Теперь, когда я только что вспомнила об этом, мой разум начал анализировать каждое действие и бездействие сцены, пытаясь вложить смысл во все, что делал Арт в этот момент: твердость, но нежность его объятия, отчаяние и облегчение, которые исходили от него, когда его глаза остановились на мне.

Я воспроизводила сцену снова и снова в своей голове, скрупулёзно обдумывая каждую деталь. Но я все время приходила к одному и тому же выводу. Я ненавидела его за его невозмутимость каждый раз, когда мы встречались. И после всего этого, я ненавидела себя за то, какой слабой и беспомощной я чувствовала себя перед ним.

Мне не довелось видеть много Арта после нашей первой встречи в замке. Как только мой дедушка выпустил меня из своих объятий, Меня тут же смело командой медсестер, которые повели меня в мою комнату. Удостоверившись, что моим товарищам по команде тоже было уделено должное внимание, я осторожно бросилась на кровать, находя утешение в том, что моя просто обставленная комната была именно такой, какой я ее оставила.

Когда медсестры сняли мои доспехи и вытерли меня благоухающими полотенцами, я почувствовала, как мое тело тонуло все глубже и глубже в простынях, до тех пор, пока мир погрузился в полную темноту.

«- должен сказать ей, Вирион.» Знакомый голос Арта вывел меня из сонного состояния. Протерев глаза, я зажмурилась от солнечного света, только чуть-чуть поглядывая поверх слоя облаков внизу нас.

Мне понадобилась секунда, чтобы оценить ситуацию, прежде чем страшная мысль осенила меня. Я немедленно посмотрела под одеяло, облегченно вздыхая, увидев, что я была в одежде.

«Рано или поздно она все равно узнает. Ты не можешь скрывать такое от нее, это невозможно.» Приглушенный голос Арта раздавался с другой стороны двери. Он разговаривал приниженным голосом, но его слова отчетливо звенели в моих ушах.

«Это ничего, что она узнает об этом позже, но она еще не готова к этому. А сейчас ш-ш! Что если она услышит?» прошептал в ответ мой дедушка.

«Она послушается тебя, если ты окажешь ей должное уважение и расскажешь ей. Если она узнает от кого-нибудь другого, как ты думаешь, как она поступит?» спорил Арт, его голос становился резче.

«Черт возьми, парень. А что если она решит пойти? Что тогда?»

«Мы что-нибудь придумаем, после того как поговорим с ней. Вирион, я и ты очень хорошо знаем на что способна твоя внучка, если она что-то решит сделать.»

«Я знаю,» вспылил мой дедушка. «Я просто не могу…потому что Синтия умерла от рук этих подонков Вритра прямо здесь в замке. Что если…»

Я не могла слышать остаток их разговора, потому что мое сердце начало биться все сильнее и сильнее. Мастер Синтия умерла? Это невозможно, правда?

Мастер Синтия всегда была на несколько лиг выше тех, кого я знала с точки зрения магических способностей. Ее опыт в манипуляции маной был наравне с дедушкиной, а может быть, даже и выше. Она научила меня всему, от элементарного контроля до продвинутого применения заклинаний во время сражения с мечом.

Ее невозможно было убить так легко. Я пытался убедить себя, но мои руки дрожали, когда я крепко держался за одеяло.

Я села на кровать, вытирая слезы, которым удалось убежать из моих глаз, и ждала пока они оба войдут.

«Войдите,» я ответила сразу же после стука в дверь.

Арт, одетый в простую серую тунику и черные штаны с волосами туго собранными назад, вошел первым, за ним следовал дедушка, который был одет в ту же черную одежду, которую он одевал вчера.

Арт взглянул на меня и тяжело вздыхая, закрыл свои глаза. «Как много ты слышала?»

«Все,» проконстатировала я.

Мой дедушка сделал шаг вперед, его лицо было обеспокоенно. «Дитя мое—«

«Отведите меня к ней, пожалуйста,» прервала я их, вставая с кровати, чтобы найти что-то, что можно было одеть поверх моей ночной рубашки.

Мой дедушка продолжал все время оглядываться назад, но ничего не говорил, пока мы не достигли самого нижнего этажа, где находились подземелья и камеры.

«Почему Мастер Синтия содержится в таком грязном и омерзительном месте, предназначенном для убийц и предателей?» спросила я.

«У нас нет места для ее захоронения в этом замке, Тессия. Мы содержим ее здесь, пока обстоятельства не позволят благополучно провести ее похороны,» терпеливо ответил дедушка. «И подземелье пустовало с самого начала этой войны после того, как мы перевели всех заключенных в более отдаленные подземелья на земле».

Пол в подземелье очень отличался от остальной части замка. Грибы росли между каменными блоками и деревянные петли дверей были покрыты плесенью, на которых покоился освещающий артефакт. Дурной, затхлый запах, смешанный с почти токсичным запахом гнили и отходов. Место казалось, как будто бы намеренно было предназначено для того, чтобы вызвать чувство отвращения у заключенных, содержащихся здесь. То, что сказал мой дедушка, было правдой – здесь сохранилась только глухая тишина, а не крики и стоны заключенных.

В самом дальнем конце этажа была одна металлическая дверь, которую охранял солдат.

«Откройте дверь,» приказал мой дедушка.

Вооруженный охранник кивнул, его лицо было скрыто под шлемом, когда он шагнул в сторону и повернул ржавую ручку, не оборачиваясь. Когда металлическая дверь заскрежетала, царапая по неровному полу, пред нами предстал безупречный каменный гроб, стоявший посредине пустой камеры с небольшой горкой цветов, лежащих сверху.

«О ее смерти знают всего несколько человек,» объяснил дедушка, проходя во внутрь и нежно кладя свою руку на крышку каменного гроба.

«Она заслуживает публичной церемонии. Все ее бывшие ученики, профессор, которые преподавал в Ксирусе … она не заслуживает того, чтобы быть здесь,» пробормотала я.

Мой дед кивнул. «Я знаю-«

«Тогда почему?» резко спросила я. «Почему мой учитель гниет в углу этого грязного подземелья? За все, что она сделала для этого континента, она заслуживает алмазного гроба и общенациональных похорон! О-Она заслуживает все что угодно, но … только не это.

«Тессия …» Дедушка мягко положил свою руку мне на спину, надеясь подавить мой гнев.

«Как ты мог держать это в тайне от меня, Дедушка? Если бы я не слышала ваш разговор у двери, когда бы я узнала об этом? После войны?» Я ухмыльнулась, сбрасывая его руку, пока мой взор застилали слезы. «Есть ли что-нибудь еще, что ты скрываешь от меня? Несмотря на то, что я всячески пыталась показать тебе, что уже стала взрослой, ты все равно относишься ко мне как к ребенку—«

«Это потому что ты – ребенок,» вмешался Арт.

«Что?» выговорила я, мое лицо покраснело больше от негодования, чем от стыда. «Как ты можешь – ты должен больше других понимать, как я себя чувствую, но ты называешь меня ребенком? Кто угодно, но — ты?»

На лице друга моего детства появилось выражение безразличия, пока я тяжело отдыхивалась от разочарования, глядя на меня суровыми глазами, что заставило меня сомневаться во вчерашних воспоминаниях о том, как он нежно обнимал меня.

«Может я все это говорю из-за того, что я очень хорошо вас обоих знаю, тебя и твоего дедушку Вириона, Тесс. То, что ты делаешь сейчас – это бесполезное нанесение вреда самой себе, чтобы доказать свою точку зрения – а это, не лучше, чем ребенок, бросающийся в истерику,» продолжал Арт.

«Артур,» прервал мой дедушка. «Хватит.»

«К-Как ты смеешь!» Я вскипела, слезы катились по моим щекам.

«Если ты потратишь всего минуту, чтобы продумать всю эту ситуацию, то поймешь, почему твой дедушка должен был держать это в секрете. Как ты думаешь, что произойдет, если он объявит, что кто-то был убит нашим врагом в предполагаемом безопасном месте на континенте?» сказал Арт, его взгляд был неумолим.

«Ну что ж, прошу прощения, что не все такие умные как ты!» Резко ответила я.

Взгляд Арта смягчился. «Тебе только семнадцать, Тесс—«

«И тебе только шестнадцать. И тем не менее Дедушка, Мастер Алдир и даже Мастер Синтия никогда не относились к тебе как к ребенку, даже несмотря на то, что ты младше меня,» аргументировала я.

«Если они смотрели на меня как на взрослого, то это было то, что они сами видели во мне, не то чтобы я пытался это доказать,» ответил он.

«Разве это справедливо?» я захлебнулась в рыданиях. «Ты делал то, что хотел, потому что ты был достаточно хорош, но я, не имеет значения как бы я ни старалась делать то, что хочу, я всегда буду оставаться всего лишь барышней, требующей защиты!»

«Это не совсем так, Тессия. Твой дедушка и я –«

«Что? Вы ребята хотите, чтобы я сидела взаперти и была изолирована от всего представляющего потенциальную угрозу или потенциального огорчения, настолько что вы даже не можете сообщить мне о том, что мой учитель был убит?» Прервала я, мое лицо побелело от гнева. «Или же это потому что—«

«Потому что, если бы мы сказали тебе, то первое, что пришло бы тебе в голову это встретиться с Вритра, который убил Синтию, пытаясь отомстить, и таким образом убить себя!» Взорвался Артур.

Это был первый раз, когда я услышала, как он повысил свой голос до такой степени, что ошеломил не только меня и дедушку, но и охранника, стоящего снаружи.

«Ты … ты не можешь этого знать», отрицала я.

«Не знаю?» настаивал Артур. «Потому что я думаю, что знаю наверняка, что ты поступишь таким образом не потому что Вирион не сообщил тебе о смерти Директора Гудскай. Ты злишься не на него, ты злишься на саму себя, что оставила своего мастера, чтобы доказать всем остальным, какая ты сильная и полезная, если ты присоединишься к войне.»

«Э-Это не касается…» Я не могла закончить свое предложение, как сломалась, и начала бесконтрольно рыдать у себя на коленях.

«Артур! Я думаю ты сказал достаточно,» прогремел голос моего дедушки.

«Стража. Проведите его.»

Я не стала смотреть как уходил Арт. Я не знала, какое выражение было на его лице, сожалел ли он о сказанном. Это было слишком.

«Тессия, давай какое-то время останемся здесь и отдадим дань уважения Синтии. Я уверен, что она предпочла бы пару человек, по-настоящему скорбящих по ней, чем иметь полумиллионную церемонию захоронения.» Дедушка преклонил свое колено возле меня, нежно поглаживая меня по спине. «После этого, я тебе все расскажу.»

Сделав кивок, я хрипло прошептала. «Спасибо.»

Мы оба повернулись лицом к гладкому каменному гробу, в котором покоился мой мастер, волны эмоций продолжали бурлить внутри меня.