NEW SITE
OLD SITE

Начало после конца - глава 159:
Глава 157.

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

КАПИТАН ЯРНАС ОДИР

«Ульрик,» прошептал я, подавая ему сигнал, чтобы он отошел влево, когда я проползал под упавшим бревном. Массивный аугментер молча собрал свою небольшую команду из пяти магов и начал пробираться через густую чащу.

«Брайер.» Я кивнул головой в сторону маленькой тропинки справа, подавая сигнал моему другому помощнику и его войскам следовать за мной. Брайер кивнул в ответ и вытащил из ножен оба своих кинжала с зазубринами. Крепко-сложенный аугментер уверенными и длинными шагами быстро маневрировал по густому лесу. Я следовал за ним и его войсками в нескольких шагах позади, мои пальцы все время находились на моем артефакте, готовые применить его в любой момент.

Я пришел, чтобы поблагодарить за холодный шторм, который постоянно завывал между деревьями, раскачивая ветки и срывая их листья. Он служил хорошим прикрытием наших шагов, когда мы уходили все глубже в лес.

На нашем пути часто встречались поляны, но я старался держать мои войска подальше от них, на случай если мы встретимся с той опасностью, о котором нас предупредила Капитан Глори. Я подавил в себе желание посмеяться над ее нелепостью – веря в слова какого-то подростка, который каким-то образом удалось пробиться в рыцари. Возможно он выдумал свои подозрения об этом могущественном враге, для того чтобы он сам смог скрыться и избежать сражения.

Я арестую его при первой же возможности, если поймаю, подумал я. Возможно моя критическая роль в разгроме Алакриянских войск и захвате мерзавца рыцаря принесет мне заслуженное повышение.

Я неохотно следовал за Капитаном Глори, когда она внезапно начала приказывать своим войскам отступать. Это была моя ошибка, что я так слепо доверял ее решениям.

После того как Капитан Глори сообщила о том, какое задание ей поручил рыцарь, я немедленно повернул свои войска обратно. У нее хватило смелости бросить сражение, тем самым рискуя довести бои до поваров и медиков, находящихся в лагере, но я не был ее подчиненным.

Сражение превратилось в кромешный хаос, после того как войска Капитана Глори начали отступать, оставляя только мои войска для сражения. Но, пользуясь преимуществом того, что Алакриянские войска пытались преследовать войска Капитана Глори, тем самым предоставляя моим солдатам возможность с легкостью подавлять силы противника.

В добавок ко всему, Капитан Глори получила по заслугам за свое недальновидное решение, принятое в середине сражения; она получила значительное повреждение, после которого мне пришлось принять командование обоих дивизий на себя. С моим опытом командующего я быстро объединил две разрозненные союзные силы, и мы возобновили бой, до тех пор, пока не прозвучал взрыв чуть южнее того места, в котором мы сражались.

Неожиданно вражеские лидеры начали приказывать своим войскам отступать, оставляя нас с исключительной победой. Одобрительные возгласы моих войск наполнили меня чувством удовлетворения, которое напомнило мне, что это значит быть фигурой власти.

Возобновляя свои обязанности действующего генерала, отвечающего за обе дивизии, я приказал каждому дееспособному солдату подобрать по одному телу союзника и отправляться обратно в лагерь. Я также приказал заняться поисками оставшихся в живых алакриянских солдат, чтобы их можно было допросить позже.

Я хотел отправиться прямо в Совет и доложить о происходившем, но Капитан Глори остановила меня. Она подозревала, что юноша рыцарь и враг, с которым он сражался, имел какое-то отношение к взрыву, и хотела взять несколько солдат и пойти посмотреть, что произошло.

Если бы не появившаяся возможность арестовать мальчишку, сбежавшего в разгар сражения и шанс занять его рыцарское место, я бы ей отказал.

Возможно, божества наконец вознаграждали меня за мое служение королю Глэйдеру, а теперь и всему Дикатену. Я скоро мог стать одной из вершин власти на этом континенте.

Чем дальше мы стали продвигаться на юг, тем более осторожно мы должны были продвигаться. Когда солнце зашло, туман начал собираться между толстыми стволами деревьев, заслоняя землю даже прямо под нами. Я хотел застать юношу врасплох больше, чем иметь возможность увидеть воображаемого врага, и нечаянно сломанная ветка могла спугнуть его и усложнить мою задачу.

Мои информаторы в замке Совета сообщили мне, что Артур отказался принять артефакт, полагающийся каждому рыцарю для увеличения их сил, но неосмотрительность приводила к ошибкам; каким бы трусом он не был, в конце то концов он все еще был рыцарем.

Брайер, моя правая рука, остановился и молча просигналил мне, чтобы я приблизился. Проходя мимо солдат его подразделения, я пришел и увидел перед собой, то что раньше могло бы называться деревом.

Глядя на темную жидкость, вытекающую из центра ствола дерева, я медленно потянул руку, когда Брайер ударил меня по ней. Мои глаза сузились и я резко посмотрел на своего подчиненного, но Брайер только покачал своей головой и окунул свой нож, привязанный к его бедру в лужу.

Со слабым шипением лезвие ножа полностью растворилось за считанные секунды. Переместив мой взгляд на остальную часть дерева, которое упало совсем недавно, я указал на него, убедившись в том, что причиной этого была кислота.

Брайер кивнул в ответ, и мы продолжили наше продвижение, до тех пор, пока один из его людей – а точнее, женщина — указала еще на несколько деревьев с такой же коррозией в середине своих стволов. Некоторые деревья все еще стояли, кислота проделала только небольшие отверстия в них, когда как другие были расплавлены до корней.

Резкий щелчок над нами заставил всех нас немедленно повернуться в сторону звука. Женщина быстро вытащила лук и стрелы и мгновенно выстрелила.

Стрела точно попала в источник звука…ветку. Резко выдохнув, я изучил ветку, которая только что упала и понял, что на ней были следы коррозии, сделанные той же кислотой, что и на деревьях. Я злобно посмотрел в сторону лучницы, и она немедленно втянула в себя голову, извиняясь. Некомпетентная.

Подавая всем сигнал, чтобы продолжать, я держался позади всех, на случай если что-нибудь случится.

Пока ветер продолжал раскачивать вокруг нас деревья, в лесу стояла жуткая тишина. Не было даже слышно шагов разбегающихся животных, доносилось только карканье вороны, единственной птицы – как будто все обитатели леса, сбежали, спасая свои жизни.

Внезапно раздался страшный крик, пройдя через деревья пронзивший наши уши. Тишина леса казалось только увеличила звучание, когда как все посмотрели на меня в ожидании дальнейших указаний.

По низкому тембру голоса это было похоже на голос Ульрика, но стоило ли раскрывать наше месторасположение, если он уже все равно был пойман? Будь это рыцарь или же предполагаемый враг, с которым он сражался, элемент внезапности был единственным нашим преимуществом.

Брайер, который был близким другом Ульрика задолго до того, как он присоединился в мою дивизию в качестве помощника, уставился на меня со сдвинутыми бровями. Его глаза, казалось, просили, чтобы отпустить его, но я приказал ему ждать. Разделив наш отряд на две группы, с Брайером в группе из трех, мы медленно разошлись. Лучник остался рядом со мной, а группа Брайера начала пробиваться в сторону крика Ульрика.

Деревьев становились все меньше, когда мы вышли к большой поляне, на которой мы увидели еще больше следов кислоты вокруг нас. Земля под нами резко обрывалась, почто заставляя нас упасть вниз в таинственный туман, становившийся все плотнее, когда мы стали приближаться ближе. С лучником, прикрывающим меня, и Брайером и его группой в нескольких шагах впереди слева от нас, я отстегнул застежку моего артефакта, Штормовой Ворон, и пропитав его маной, превратил в мощную алебарду.

Наш взор заблокировал наводящий ужас зеленый туман, и я подавил в себе желание развернуться, только подумав о том, что смогу стать рыцарем. Я поднял вверх руку с тремя пальцами и начал про себя отсчет.

Три.

Два.

Один.

Издавая рев, Брайер взмахнул своими кинжалами с зазубринами, образовывая резкие порывы ветра, чтобы развеять потенциально опасный туман.

Что же это…

Мое желание сражаться сразу же пропало при виде того, что открылось перед нашим взором, когда туман рассеялся. Штормовой Ворон чуть не выпал у меня из рук, когда мы все встали с раскрытыми ртами перед картиной в несколько ярдах впереди нас.

Мы споткнулись о край массивного кратера. В центре стояло огромное и внушающее страх копье, которое сделало мой бесценный артефакт, передававшийся в моей семье на протяжении многих поколений, похожим на использованную зубочистку. И то, что копье пронизывало было похоже на долговязого импообразного дьявола.

Земля шипела внизу под подвешенным монстром с той же мутной кислотой, капающей с безобразного тела. Слабое шипение исходило от дьявола, когда зеленый туман постоянно извергался из его зияющей раны, но он без сомнений был мертв.

Но, пожалуй, единственное, что было более поразительно, чем сцена внизу, — это то, что обсидиановый дракон беззаботно спал рядом с юношей, упершимся о дерево на другом краю кратера – юноша, который был не кто иной как Артур. Если бы не тот факт, что я видел дракона, когда Артур впервые был посвящен в рыцари, то страх, который теперь охватил всю мою грудь, мог просто выдавить жизнь из моего сердца.

На секунду я подумал, что оба юноша и дракон погибли во время боя, но ровное дыхание на теле дракона говорило о другом. Я перевел свой взгляд с черного дракона и увидел Ульрика, сидевшего на земле по другую сторону кратера. Его солдаты – за исключением одного – все столпились вокруг него, помогая перевязать ему раны в том месте, где когда-то были его рука и нога.

Возможно мальчишка погиб в сражении, с надеждой подумал я, оценивая ситуацию с расстояния как можно лучше. Состояние юноши было нелегко рассмотреть с такого расстояния из-за вздымающегося при дыхании тела огромного дракона рядом с ним. Но можно было с уверенностью сказать, что оба получили какие-то ранения.

Я ослабил хватку вокруг Штормового Ворона. «Принесите сюда тело генерала.»

Брайер подал сигнал одному из своих людей, чтобы он отправился вперед, когда Ульрик, с того места на котором находился, энергично замахал свой единственной рукой.

«Нет!» Кричали Ульрик и его солдаты, но подчиненные Брайера уже прыгнули в кратер, чтобы добраться до Артура.

Вдруг, как только подчиненный Брайера промчался возле долговязого дьявола, щупальце мутно-зеленого цвета вырвалось из его тела, хватая его за лодыжку.

Солдат взвыл от боли, но, вместо того чтобы отпрянуть всем своим телом, щупальце повредив его ногу заставило его упасть и скатиться прямо в центр кратера. Рука солдата, которая попала в лужу с темной жидкостью. И практически в тот же самый момент кислота разъела его доспехи и плоть, не оставив даже костей.

Солдат кричавший в агонии, прижал обрубок своей руки к себе, когда щупальце, которое схватило его ранее начало затаскивать его в лужу с кислотой.

Мы стояли как вкопанные, единственный звук, который был слышан это кислота разъедающая тело солдата и лучник, приближающийся сзади меня.

«Не приближайся к этому монстру!» Выкрикнул Ульрик, его голос звучал, превознемогая боль. «Генерал сказал, что он не будет атаковать, если выдерживать дистанцию.»

«Что здесь происходит?» зарычал я, выходя из себя. «Доложите!»

«М-Мы точно не знаем, Капитан!» Заикаясь ответил один из солдат Ульрика.

«Мы обнаружили колебания маны поблизости, поэтому мы разведали территорию, когда Помощник Ульрик и Эсвин, подскользнулись и свалились в кратер. Помощник Ульрик сумел выбраться, но Эсвин…»

«Этот монстр все еще жив?» Спросил я, делая шаг назад, на случай если еще одно щупальце выскочит из его тела.

«Нет, он мертв.»

Я повернул свою голову в сторону источника хриплого голоса, и увидел, что юноша проснулся. «Ты!» Я поднял Штормового Ворона, нацеливая на Артура. «Имеешь ли ты какое-нибудь отношение ко всему этому?»

Взгляд рыцаря стал жестким, его зрачки почти засветились голубым сиянием, пристально глядя на меня из-под своей каштановой челки.

«К смерти этого хранителя? Да.» Его взгляд оставался суровыми и голос твердым. «К смерти вашего солдата? Это произошло из-за автоматических защитных заклинаний, которые все еще активизированы, даже после его смерти.»

Я чувствовал, как мои щеки горели от стыда, в то время как юноша говорил со мной, как будто я был дураком. «П-Почему вы не помогли им, или не предупредили нас?»

«Простите; вы хотите, чтобы я выставил предупредительный знак?» Посмеялся юноша. «Честно говоря, мне тяжело оставаться в сознании, не говоря уже о предупреждающих магах, которые явно не хотят, чтобы их нашли.»

«Генерал Артур, вы подозреваетесь в бегстве с поля боя, но теперь, когда появилась новая информация, мы попросим вас пройти с нами, чтобы мы могли пригласить вас в Совет для дачи дальнейших показаний», объявил я, боясь сделать хотя бы один шаг, несмотря на более раннее заверение Ульрика.

«Я поеду в замок, когда посчитаю нужным. А сейчас у меня есть другие вопросы, которые требуют моего внимания,» ответил юноша.

«Боюсь, это невозможно, Генерал,» процедил я сквозь зубы. «Информация о лидерах противника имеет решающее значение, и Совет должен быть проинформирован немедленно.»

Собрав свои соображения, я направился в сторону юноши – стараясь не попасть в досягаемость щупальца – когда обсидиановый дракон открыл свои глаза, от взгляда которого мы все застыли на месте.

Его мерцающий взгляд топаза устремился прямо на меня, заставляя мое тело инстинктивно сжаться. В глазах дракона были свирепость и мудрость, что делало каждого мана зверя, которых я когда-либо видел, похожими на плюшевых кукол.

«Сделай еще один шаг, если хочешь потерять свою голову,» прогремел дракон, обнажая свои клыки.

«О-Он разговаривает!» Закричал Брайер, отступая в страхе.

Я обхватил рукоятку Шторомового Ворона покрепче, чтобы унять мое инстинктивное желание отступить, и ответил. «Приношу свои извинения, могущественный дракон. У нас нет ни малейшего намерения причинить вреда вашему мастеру. Мы просто хотим благополучно доставить его в Совет и проследить за тем, чтобы его раны залечились должным образом.»

Дракон выпустил облако пара из своих ноздрей, как будто бы надсмехаясь над моими словами. «Мое обещание все еще в действии, Капитан. Сделай еще один шаг –«

«Хватит,» вмешался Артур, прислонившись к дракону, чтобы встать на ноги. Он начал медленно приближаться в мою сторону, и не имел намерений останавливаться.

Он был довольно высоким для своего возраста, стоя всего лишь в нескольких дюймах от меня, но меня охватило чувство, как будто бы он возвышался надо мной. Непроизвольно мое тело отступило назад, давая дорогу Артуру, когда он проходил мимо меня – не произнося ни слова – он продолжал идти к середине кратера, где щупальца убили одного из моих солдат.

Я выругался в своей голове – не на Артура, а на самого себя, за то, что был таким наглым. Только сейчас я начал понимать разницу между собой и этим юношей.

Я молча стоял пока Артур утомленно спускался вниз по склону. Когда он достиг зоны досягаемости коррозийной лозы, сделанной из таинственной маны, щупальце замерзло и рассыпалось на мелкие кусочки от контакта с ним.

Артур нечаянно ступил в лужу с кислотой, которая был способна разъесть даже броню и кости. Кислота тут же превратилась в твердое вещество, юноша наступил на нее и потянулся в сторону монстра, вытаскивая из него подержанный зеленовато-голубого цвета меч.

«Сильви, пойдем.»

Обсидиановый дракон взмахнул крыльями, образуя порывы ветра позади себя. Дракон взлетел над Артуром и опустил свой хвост, чтобы его мастер мог ухватиться.

Сидя на могучем звере, Артур вложил свой меч в ножны и сурово посмотрел на меня. «Позовите Капитана Глори или кого-то другого, кто сможет доставить тело хранителя в Совет.»

В его словах звучала резкость, за которую я бы наказал, если бы это был кто-нибудь другой, но я держал свой язык за зубами. Страх все еще находился внутри меня и чрезвычайное импозантное давление, исходящее от Артура, давая мне указания, заставили потерять ту последнюю уверенность, которая у меня оставалась.

Он был настоящий рыцарь.

Я убрал свое оружие и преклонил колено. «Да, Генерал.»