NEW SITE
OLD SITE

Начало после конца - глава 293:
Глава 293

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Мои пальцы пробежались по раме арки, там были сформированы зубчатые, отломанные края, где отсутствовали куски большой конструкции.

Это еще одно испытание или просто плохая удача? Я надеялся, что пересечение замерзших пустошей будет достаточным условием, чтобы покинуть эту зону, но очевидно, что это не так.

Я повернулся к Каэре. "Ты видела какие-то кусочки арки в куче? Кажется что, по крайней мере, четыре или пять отдельных кусочков отломано судя по повреждениям."

Она тщательно осмотрела большую кучу за минуту, прежде чем оглянуться на меня и повертеть головой. "Здесь довольно многовато перебирать, не я не вижу чего-то такого что было похожим на белый камень из которого сделана арка. Возможно, здесь, под костями..." Она продолжала поиски, а я не надеялся, что либо найти. В Реликтомбах никогда не могло быть все настолько просто.

Реджи выскочил из бока, приземлился на платформу и встряхнулся как собака, фиолетовое пламя его гривы трепетало. Он смотрел на возвышающуюся над ним древнюю постройку, прежде чем заговорить. "Тебе вообще нужны кусочки? Может быть твоя новая способность сможет... починить это".

"Это так не починится..." Остальные мои слова увяли в горле, как только я понял, что мой товарищ прав. Прижав свою ладонь к арке, я зажег новообретенную божественную руну, которая скрыто сидела у меня внутри. Ремонт всех зеркал в последней зоне дал мне более чем достаточно практики использования Реквиема Эйровы(Aroa’s Requiem), но чувство было новым и несовершенным, почти чужим.

Руна засветилась золотым из-под моей одежды, как только эфир распространился, и пурпурные пылинки эфира стали кружиться вокруг моей руки. Пылинки оставили меня и струились вдоль арки, концентрируясь там, где сломанные края выделялись на фоне безупречно гладкой резьбы.

Кроме легких потертостей, которые исчезли, ничего не случилось. Я продолжал концентрироваться, представляя себе недостающие фрагменты арки, восстанавливающие сами себя. Сверкающие частицы эфира просто работали, как ранее, ремонтируя треснувшие зеркала и освобождая заключенных восходящих без прямого вмешательства.

Если бы я только мог увидеть что делать, посмотрев в будущее...

Может быть, мне нужно было больше понимания того, как отремонтировать предмет, или какова настоящая цель, чтобы повлиять на него с помощью Реквиема Эйровы.

Или, может ни то ни другое.

Разочаровавшись больше в себе, чем в нынешних обстоятельствах, я вздохнул.

"Не работает" любезно сказал Реджи.

"Я вижу," пробормотал я, вытягивая эфир из моей божественной руны. Фиолетовые пылинки выходили друг за дружкой, до тех пор пока руна не потухла. "Попробуй обыскать остальную часть зала на предмет каких-либо кусочков арки. Может быть, если мы найдем их, я смогу ее починить."

"Может быть? Я имею в виду, что я такой же оптимист, как и любой другой, но "может быть" звучит как то—"

"У нас есть выбор?" Крикнул я, глядя вниз на теневого щенка семейства волчьих.

У Реджи опустились уши. "Нет, полагаю, что нет."

Я вздохнул, пока мой друг прыгал с лестницы на лестницу и начал нюхать внешнюю стену огромного пространства. Мы с Сильви никогда так не ссорились—но Реджи в этом не виноват. Сильви всегда была моим контрапунктом, давая мне: мудрость, когда я был глуп, сдержанность, когда я был безрассуден, храбрость, когда я боялся.

Реджи, с другой стороны, был больше похож на меня, усиливая как мои сильные, так и слабые стороны. Поэтому я был с ним жестче, чем с Сильви? Я вспоминал те первые моменты в Реликтомбах, когда я проснулся в одиночестве и бессилии—сам, без него.

Без него, просыпаясь в той убежище-комнате без Сильви, зная, что она пожертвовала собой ради меня...

Сидя на краю платформы со свисающими вниз ногами, я вытянул цветной радужный камень, в котором содержался мой договор(узы, связь от кента). Прошло довольно много времени с тех пор, как я пытался впустить в него эфир, но я чувствовал, что я еще не достаточно силен. Несмотря на все, с чем я сталкивался, и все, что я узнал с тех пор, как проснулся без магии и сломленным в Реликтомбах, я едва ли поцарапал поверхность благодаря возможностям эфира.

Когда-нибудь я вытащу тебя оттуда, Сильв. Обещаю. Тогда ты встретишься с Реджи и—

"Еще одна реликвия, скрытая от Вритры?" спросила Кейра, скользнув на сиденье рядом со мной, мое одеяло было плотно обернуто вокруг ее плеч. Ее темно-синие волосы упали перед глазами, и она наклонилась вниз, чтобы осмотреть яйцо Сильви.

"Не совсем," сказал я, вернув взляд назад к радужному яйцу.

"Красивое", сказала Каэра, едва прошептав.

"Спасибо," сказал я, поспешно спрятав яйцо обратно в свою размерную руну хранения, прежде чем она смогла изучить его поближе.

Я начал вставать, когда сильные пальцы схватили меня за предплечье и потащили обратно на сиденье. Я повернулся, чтобы перед Каэрой, но она уставилась на меня, пораженная. "Что это было?"

Мои глаза сузились. "Я считаю, что не обязан говорить тебе, о моем—"

"Не о разноцветном камне речь," сказала она, смахивая мои слова свободной рукой. "Как ты это сделал? Куда он делся?"

Я показал ей заднюю часть руки(от ладони) и размерное кольцо хранения, которое носил "В моем—"

"Нет, ты его не закидывал туда." Она повертела головой, ее обычно спокойные манеры сменились детским возбуждением. "Я точно могу сказать, что ты не активировал кольцо. Подожди, ты не можешь..." Глаза Каэры раскрылись от понимания. "Конечно как я не заметила раньше? У тебя же нет маны, чтобы активировать кольцо".

Мои извилины заработали, чтобы солгать, объяснив, что произошло: мое кольцо могло бы быть еще одной реликвией, которая не нуждается в мане, яйцо могло бы обладать способностями, похожими на Реджины, или придумать любой удобный предлог...

Но когда я открыл рот, чтобы говорить, я засомневался... как я устал от всего этого.

В чем смысл лгать? Каэра знала, что я использую эфир. Она знала, что у меня есть хотя бы одна реликвия—за которую карали смертной казнью—и, наверное, предполагала, что у меня их больше. Она даже видела то, как Реджи говорил и впитывал эфир, но все равно решила почесать его, будто он еще один домашний питомец.

"У меня..." Вздохнув, я поднял рукав и впитал эфир в предплечье, чтобы активировать размерную руну. "У меня есть руна—которая работает по похожему принципу. Кольцо просто показуха."

"Обворожительно." Рубиновые глаза Каэры сияли сильным любопытством, пока она смотрела на сложные руны, высеченные на моей коже.

Я почувствовал легкую улыбку, которая вытянулась ну уголке губ, пока наблюдал за ее тщательным изучением моей руки, выглядело как ребенок, который открыл для себя новую фирменную игрушку.

Словив себя на мысли, волна вины надавила на меня, заставив вспомнить, кем была эта девушка. Каэра последовала за мной и солгала о своей личности. Она была не только Алакриянкой, но и с той же родословной Агроны и остальных его чудовищ, которые сеяли хаос на мой народ.

Моя темная половина мотивировалась тем, что в любое время смогу убить ее до того, как покину Реликтомбы, если уж я расскажу ей слишком много, но я также понимал, что я просто придумываю оправдание. Буду честным, капец как хорошо, от того что я избавился от лишнего веса, скинув, по крайней мере, один секретик с плеч.

Холодное прикосновение на руке вырвало меня из мыслей, поразив меня.

Каэра убрала руку. "М-мои извинения! Мое любопытство имеет тенденцию переходить границы временами, и я хотела узнать, ощущает ли руна..."

"Все в порядке," сказал я, прочищая горло.

Я стянул рукав обратно вниз, чтобы прикрыть руну, но Каэра все еще смотрела на меня.

"У меня что-то на лице?" спросил я, поднимая бровь.

"Просто... Кто ты такой , Грей?" спросила Каэра.

"Просто солдат, который был смертельно ранен," сказал я пожимая плечами. "Ты должна помнить, что мы встретились вскоре после этого."

Каэра сузила глаза, и надула губы. "Это немного упрощенно(ориг. Это капелька упрощенчества), Грей. Если бы ты спросил меня, я бы предположила, что ты некое подобие отклонений Реликтомб, собранное эфиром, чтобы завлечь(соблазнить) меня в глубочайшие глубины(deepest depths) древних магов и их нескончаемую крепость."

"Завлечь тебя?" посмеялся я. "Извини, но если я правильно помню, это ты как-то выследила меня и обманула, чтобы я взял тебя с собой."

Каэра смутилась перед тем, как прочистить горло. "Это, признаюсь, было немного неприлично" сказала она, отвернувшись.

"Так..." Я сказал тихо. "Не пора ли мне получить объяснение?"

Каэра ерзала, будто ей было неудобно, не в состоянии смотреть мне в глаза, пока ее волосы спадали на лицо, как занавес. Она подняла руку и указала мне на грудь. "Медальон." наконец-то, сказала она.

"Медальон?" повторил я озадаченный. "Какой меда—"

Открытие поразило меня, и я достал костяной белый кинжал ее брата и посмотрел на золотую монету, привязанную к его рукояти. Это был символ Дома Денуаров: крылья с перьями, раскинутые в форму вогнутого щита.(Атака Титанов - Развед Корпус)

Конечно.

"Кто нибудь еще может выследить меня с помощью этого, или только ты?" Мой голос звучал холодно и собрано, пока мой (суженный) взгляд вцепился в нее. Если бы Агрона или его Косы смогли выследить меня с помощью магического маячка слежения, то я бы оказался в опасности, как только покинул Реликтомбы.

Проклятье. Если бы я все еще мог использовать ману, я узнал об этом.

"Только у меня есть доступ к медальону" поспешно сказала она, повернувшись и встретившись с моими глазами. "Никто больше не может его отслеживать, клянусь". Она удерживала взгляд, ее рубиновые глаза были искренними и непоколебимыми, пока она не опустила голову. "Еще раз... я прошу прощения".

Я протянул кинжал и монету. "Ты говорила, что ждешь возврата когда-нибудь. Вот, возьми их".

Она не двинулась, чтобы принять предложенные вещи. "Грей, я—"

Я положил кинжал и медальон на платформу между нами, достаточно громко, чтобы прервать ее. "Ты рассказала мне, как. Но ты все еще должна сказать мне, зачем."

Эфир просочился из меня, делая рябь в воздухе, чтобы придать ощутимый вес моим эмоциям.

"То, что я сказала в зоне зеркал, было правдой,” сказала она, слегка вздрогнув. "Я могу сказать, что ты другой и... я хотела узнать больше, увидеть собственными глазами".

"Тогда зачем прятаться?" спросил я недружелюбно. "Зачем подвергаться опасностям, замаскировавши свою личность?"

"Без обид, Грей, но даже дворовые собаки могут сказать, насколько ты неприветливый и недоверчивый. Ты бы действительно позволил мне путешествовать с тобой, если бы знал, кто я такая на самом деле?" спросила она, подняв бровь.

Удивленный прямым ответом, я открыл рот, чтобы ответить, но Каэра продолжила говорить.

"Кроме того, я всегда замаскирована, куда бы ни пошла". Она торжественно улыбнулась, ее рука коснулась одного из ее темных рогов.

Я смотрел на Алакриянку-дворянина. Даже после прохождения двух зон и смертельного зимнего шторма ее осанка оставалась ровной, пока она сидела напротив меня. Но под этой отполированной внешностью было что-то, что напоминало мне о себе, впервые оказавшегося в Реликтомбах. Я могу сказать, как одиноко она себя чувствует...

Вздохнув, я снова заговорил, нарушив тишину. "Я хочу доверять тебе, Каэра, но не могу."

"Так и не надо, Грей." Ее взгляд был решительным, громко сглотнув она продолжила. "Если я причиню тебе любой вид вреда, помешаю твоим задачам или сделаю что-нибудь, что заставит тебя подумать, что повредила... убей меня."

Я молчал, пораженный ее уверенностью и решимостью.

К счастью, звук маленьких лапок, усердно пересекающий гладкий каменный пол, привлек наше внимание к Реджи.

Я соскользнул с края помоста, на которой мы сидели, с легкостью приземлившись с десяти футов, прежде чем подойти к Реджи. "Нашел чего?"

"Ни черта," пробормотал Реджи, повертев головой.

"Что, скорее всего, означает то, что нам придется рискнуть вернуться в снег" добавил я с вздохом.

Я оглянулся на Каэру, которая тоже спрыгнула с края платформы, ловко приземлившись перед тем, как присоединиться к нам. Сбросив одеяло, который я дал ей, она натянула обратно на плечи и кивнула нам. "Тогда получается нам пора."

Я повертел головой. "Метель звучит так, как будто становится хуже. Сомневаюсь, что ты там долго продержишься".

Каэра нахмурилась. "Пока черпаются резервы большей части моей маны, Я способна идти если укутаю себя огнем души"

"Дело не только в этом. Шторм делает почти невозможным для меня видеть что-либо даже с моими усиленными чувствами. Нам стоит разбить здесь лагерь и отдохнуть, пока можем".

Каэра кивнула, обернув вокруг себя толстое шерстяное одеяло покрепче. "Звучит неплохо."

Я успел улыбнуться, прежде чем обратиться к своему товарищу. "И Реджи?"

"Да, босс?"

"Лучше бы тебе провести время, собирая эфир. Ты нам понадобишься полным сил."

Маленький теневой волк ухмыльнулся, прежде чем прыгнуть в мое тело.

***

Разбитие лагеря не было идеальным. У нас не было снаряжения для холодной погоды, хотя, по крайней мере, были световые шары, плавающие по куполу, излучавшие немного тепла. Аларик по каким-то причинам упаковал удивительно большое количество одеял, но я не смог найти никаких спичек, чтобы разжечь огонь. Хуже того, размерное кольцо Каэры было повреждено в ее борьбе с Мителием, а это означало, что спички и другое снаряжение для выживания, которое она упаковала, было недоступно.

"А твой огонь души?" спросил я, пока мы оба сидели на толстой стопке простыней, которые мы разложили по краям площадки возле лестницы.

"Он не производит тепла, как обычное пламя” сказала она, разжигая черный огонь на кончике пальца.

Мы вдвоем лениво наблюдали за теневым пламенем, в то время как Каэра сделала его больше. Ее взгляд следовал за кончиком пламени, когда ее глаза внезапно раскрылись. Погасив пламя, она указала на него. "Мы можем использовать их!"

Я посмотрел вверх, чтобы увидеть летящие шары света, парящие высоко над нами в комнате. Еще до того, как я успел поспорить, Каэра уже подпрыгнула на фундамент и взобралась на арку. Достигнув вершины арки, она оказалась чуть ниже той высоты, на которой они парили.

Любопытно, я наблюдал, как Каэра присела на верхушке белой арки, подготовила ноги и ждала. Через несколько минут один из фонарей дрейфовал достаточно близко. Ее ярко-красные глаза зацепились за цель, она прыгнула с вершины арки, взлетев в воздух и приземлившись прямо на него...

Или она должна была приземлиться на него.

Вместо этого, она прошла через него.

Каэра слабо взвизгнула, пока что-то промямлила в воздухе, прежде чем неприятно врезалась в землю с высоты двадцати футов.

Ай, сказал Реджи со стоном. "Это было больно."

Аларианская дворянка встала, как будто ничего не случилось. Волосы, однако, были в беспорядке, и пыль осела по всей одежде и на части лица.

Я сдерживал смех, пока она отвернулась.

"Ты в порядке?" спросил я, наблюдая, как она выбивает пыль с одежды.

"Я была бы рада... если бы ты сделал вид, что этого не было," сказала она, все еще отвернувшись лицом от меня.

"Ты так сильно размахивала руками, что на секунду подумал, что ты на самом деле взлетишь," Я в шутку улыбнулся. "Эту картину довольно трудно забыть".

Каэра прокрутилась, щёки были красными, а глаза смотрели в гневе. "Т-ты..."

Я не смог не смеяться, даже когда Каэра вырвала из-под меня одеяло и повернувшись на стопах, промаршировала в другой конец комнаты прежде, чем напялила одеяло на голову.

Чувствуя оттенок вины за то, что я над ней шутил, я дал время Каэре побыть наедине, пока выходил на улицу. Игнорируя кусучий ветер, который прорезался сквозь мою одежду и броню, я копнул снега в наши шкуры с водой и маленькую деревянную бочку, которую Аларик упаковал для меня перед тем, как вернулся под купол. (small wooden cask that Alaric had packed for me before going back inside the dome. )

"Как там?" спросила Каэра, прислонившись к стене у входа.

Я показал бочку и водяные шкуры, чтобы она увидела. "Вода не должна быть проблемой, как только она расплавится."

"Тогда, наверное, наша самая большая проблема это еда," мягко сказала она, прежде чем взглянуть на меня. "Точнее, моя самая большая проблема".

"Когда ты в последний раз ела?" спросил я.

"Прошло около пяти дней, может быть, неделя... так что на ближайшее время Я вне опасности от голода," сказала она. Её желудок в тот момент ворчал, как бы протестуя.

"Куча костей, которую мы нашли ранее, означает, что где-то там еще может быть какая-то дикая природа" постановил я.

Каэра вздохнула. "Будь то пропитание или недостающие куски арки, похоже, что все знаки говорят нам пуститься обратно."

"Теперь ты жалеешь, что следовала за мной?" спросил я с ухмылкой.

"Выслеживание для личных исследований," поправила Алакрианская дворянка.

Я вручил ей деревянную бочку, напичканную снегом. "Ну, Даша Следопыт(Мисс Следопыт), пожуйте пока это."

Каэра схватила горсть и подержала ее так, как будто это был бокал вина. "Вы сумели найти себе почти что деликатес, Грей. Это лед высшего класса (S)?"

Закатив глаза, я подошёл к одеялам, которые мы сложили друг на друга, чтобы сделать самодельную кровать.

Не хочешь взять ночную смену, мой прожорливый дружочек? спросил Я.

Реджи появился из моей руки, упав на четыре плотненькие маленькие ножки. "Я и обидеться могу на такие слова."

"Скажи это своему животу." Я указал на круглую выпуклость живота, которая почти что не касалась земли.

"Хм! Пусть переваривается, и я в мгновение ока вернусь во взрослую форму," аргументировал он перед тем, как поковылял к стопке покрывал.

"Тебе стоит попробовать поспать," сказал я, передавая Каэре еще несколько одеял. "Метель, кажется, ее интенсивность колеблется, так что в идеале эта буря скоро утихнет. Если нет, то мы все равно должны быть готовы отправиться в путь, как только Реджи вернется полным сил."

Она кивнула, приняв одеяла и свернувшись в угол, плотно обернувшись тканевыми одеялами.

Я лежал под одним покрывалом в нескольких футах от нее, прислонившись к гладкой стене платформы. С моим асуриным телом, которое постоянно снабжается обильным количеством окружающего эфира в зоне, зеленовато-голубым, меховым плащом, которого было достаточно, чтобы сдерживать большую часть холода.

Уплывая в сон, я закрыл глаза, из-за чего всплылись нехорошие воспоминания, поэтому я позволил своему взгляду бродить по большому мраморному куполу, пока он не приземлился на лежащую фигуру Каэры, все еще дрожащую в ее одеялах.

"Может быть, было бы более разумно, если бы мы разделили мое одеяло," мягко сказал я, рассуждая с тем, что общее тепло наших тел в замкнутой простыне может согреть нас.

Каэра перестала дрожать, как и все ее тело, которое казалось напряженным под покрывалами. Реджи, лежавший рядом, поднял голову, с выпученными глазами.

Медленно, Каэра повернулась ко мне, с широкими глазами и залитая ярко-красным румянцем от смущения до изогнутых рогов.

Потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, почему Реджи и Каэра выглядели такими шокированными. Я поднял руку передо собой. "Подождите, я не имел в виду—"

"Грей,” хрипло сказала Кейра, “хотя я и признаю, что ты довольно красив, не думай, что затащить меня в постель будет так легко."

"Оу Май,(Оh my так и написано)" пропел Реджи.

Я открыл рот, закрыл его и снова открыл, прежде чем спрятал рукой лицо. "Забудь о чем я говорил," прожевал я, повернувшись спиной к ним.

"Извини, твоя нахальность просто удивила меня." Голос Каэры все еще имел оттенок смеха, пока мягкими шагами она приближалась ко мне. Я почувствовал, как поднимается задняя часть одеяла, и она залазит под толстое покрывало сзаду. "Спасибо, Грей."

Я не реагировал, когда ее тело смещалось ближе ко мне, ее постоянная дрожь постепенно утихала. Мы лежали спиной к спине, и я тщательно держал свой ум пустым, когда слушал, как ее дыхание становилось более равномерным, но было очевидно, что она все еще не спала от случайных перетасовок.

"У меня крутиться мысль в голове," наконец-то сказал я. "Почему ты прячешь свои рога? Я предполагал, что рога это то, чем стоит гордиться".

"Полагаю, это нормально, так думать, и для многих так,” сказала она, слабым голосом. "Но реальность никогда не бывает такой простой."

Каэра остановилась, как будто колеблясь, чтобы раскрыть что-то еще. После того, как она вздохнула, она продолжила.

"Каждый дом, в родословной которого были отпечатки крови Вритры, записывается так, чтобы потомство из этих домов сразу же проходило проверку при рождении. Если кровь новорожденного содержит следы рода Высшего Правителя, то их немедленно забирают из этого дома и помещают в дом Высшей крови, способный воспитать и обучить ребенка, чтобы он стал выдающейся личностью," объясняла она.

"Значит, Денуары не твои кровные родители?" Мой разум перепрыгнул на собственных родителей и странные отношения с ними. Хотя я родился у Элис и Рейнольдса и считал их своими настоящими родителями, Грея рожала другая женщина, мать, о которой я не помню.

"Неа. Я не знаю своих кровных родителей. Денуары имели "честь" растить меня в надежде, что во мне проявится кровь Вритры—что встречается довольно редко".

В слове "честь" был намек на сарказм, но я не уточнял, позволяя ей продолжать.

"До тех пор, Я должна была расти, воспитываться и обучаться в самых безопасных условиях, потому что, если со мной что-нибудь случится, правители лишат Денуаров их дворянства и земли, по крайней мере, или, в самых экстремальных обстоятельствах, даже убьют всю родословную."

"Должно быть, это поставило твои отношения с Денуарами на грань" фыркнул я.

Каэра слабо посмеялась. "Это небольшое преуменьшение, Грей. Но да, единственным, кто на самом деле относился ко мне как к человеку, а не как к стеклянной скульптуре, был Севрен, настоящий владелец белого кинжала, и единственный, кого я на самом деле могу называть братом.

"Он прокрадывался в мою комнату, и мы вдвоем спарринговали до рассвета. После того, как он стал восходящим, он возвращался и всегда рассказывал мне истории о своем восхождении—трепетах и опасностях Реликтомб," Каэра слегка сдвинулась под одеяло.

"Это объясняет твою любовь к Реликтомбам,” сказал я, связав точки с теми, о которых она мне говорила как Хедриг. "Это также объясняет, почему ты должна маскироваться под кого-то другого, но не потому ли ты спрятала свои рога даже тогда, когда я впервые увидел тебя с охранниками".

"Тот факт, что моя кровь Вритры проявилась, хранится в секрете от Денуаров—даже от Тегена и Ариана" раскрыла она.

"Что? Как они не—" Я повернулся, только теперь заметил, что Каэра была лицом к лицу ко мне.

Ее алые глаза раскрылись от удивления, как только мы встретились лицом к лицу, и я тут же оторвался от нее, ложась на спину и сохраняя пару дюймов пространства между нами.

"Моя спина согрелась так что," быстро объяснила она, взволнованная.

"Нет, все в порядке," сказал я. "Но как Денуары не знают, что у тебя проявилась кровь Вритры? Я думал, в этом весь смысл принятия тебя?"

"Так и есть, и в нормальных условиях они узнали бы об этом первыми" согласилась Каэра. "Но во время проявления моей скрытой крови Вритры, я была с одним из моих наставников—Косой, посланной одним из самих Вритр."

Я заострил внимание на упоминании могущественных Алакрийских генералов, которые в нескольких случаях чуть не убили меня, но Каэра, похоже, не заметила.

"Мой наставник немедленно отвез меня в уединенное место и помог мне пройти через этот процесс, прежде чем объяснить, что будет со мной, теперь, когда я стала истинной Вритра-кровной Алакрианкой". На лице Каэры появилась торжественная улыбка. "Она дала мне выбор: Надо мной бы экспериментировали и слепили солдата для Агроны, или я могла бы продолжать, в роли, разочаровавший приемный ребенок чрезмерно защищающей крови."

"Полагаю, ты выбрала второй вариант?"

Каэра похихикала. "Я не думаю, что я была бы под тем же одеялом, что и орудовавший запрещенной магией, таинственный обладатель нескольких реликвий, если бы я выбрала первый вариант. Ты знаешь, сколько законов нарушил?"

"Наверное, не больше, чем девушка, скрывающая тот факт, что она умеет владеть магией Вритры," отметил я. "И я сомневаюсь, что это нормально, когда ты говоришь о самом Высшем Правителе, как будто он твой наименее любимый дядя."

Каэра посмотрела на меня на мгновение, а потом ворвалась в смех, поразив меня.

"Думаю, это так. Вот..." Затем она залезла под рубашку, доставая маленький кулон в форме каплевидной слезы, прежде чем вручить его мне. "Сейчас эта штука не работает, но это реликвия, которая скрывает мои рога и позволяет мне сменить внешность на Хедрига."

Я держал его на ладони, чувствуя, что из него выделяются безошибочные следы эфира. "Это нормально, что ты раскрываешь это мне?"

"Неразумно доверять мне после того, как я обманула тебя, но близкая альтернатива доверию - это взаимно гарантированное разрушение" сказала Каэра, улыбнувшись мне мрачной улыбкой.

Я поднял бровь. "Ты знаешь, я могу уничтожить эту штуку прямо сейчас..."

Глаза Алакрианской дворянки раскрылись. "Т-ты можешь? Это было бы... проблематично."

Я уставился на кристаллическую голубую реликвию, изучая эфирные руны, которые, казалось, были выгравированы на внутренней стороне полупрозрачного драгоценного камня джиннов. Каэра пристально наблюдала за мной, нервно кусая губу, пока я поворачивал бесценную реликвию.

Она была права. Если бы я забрал эту реликвию сейчас—или уничтожил ее до того, как мы покинули Реликтомбы—ее жизнь была бы в такой же опасности, как и моя.

Подумав об этом, я бросил кулон ей обратно. "Ты будешь бесполезной, если тебя посадят, как только мы выйдем."

Глаза Каэры загорелись. "Это значит что ты не планируешь пока меня убивать, Грей?"

"Давай немного поспим". Я повернулся к ней спиной, лежа на боку под укрытием, когда задал себе тот же вопрос... Рациональная сторона знала, что безопаснее всего убить ее здесь и сейчас, но я дал себе обет после того, как впервые оказался в Реликтомбах, что мне нужно будет принимать риски, если я хочу убить Агрону. И если Каэра, со всеми ее способностями и связями, действительно отвергает Вритру настолько,что заставила меня поверить в то что, иметь ее на своей стороне, возможно стоит того риска.

Чувство мягкого, даже дышащего чего-то позади меня, выталкивало меня из мыслей. Я заглянул назад, увидев, что Каэра уже заснула.

“Без фокусов. Я сторонник взаимного согласия", шутил Реджи.

Я проигнорировал своего друга, поблагодарил его, по крайней мере, за то, что он держал мнение при себе во время нашего разговора, и я закрыл глаза, в надежде и беспокойстве того, что эта зона с собой принесет.

Автор переводаUPDATED: 20.12.2020

"Какого черта?"

Каэра поднесла нежную руку к лицу, пощупав щеку, а затем вытянула локон длинных волос перед лицом, чтобы она могла видеть его должным образом. Она заметно побледнела, когда рука поднялась и коснулась одного из ониксовых рогов, которые росли по бокам ее головы. У каждого рога было по две отдельных точки: Главные рога устремились вперед и вверх, в то время как меньшая пара в форме клыков выступали сзади, обрамляя ее голову как темную корону. Тонкие золотые кольца украшали каждый из маленьких отростков.

"Грей, я все объяс—"

Моя рука бросилась в дымку, схватив Каэру за тонкую шею и подняв ее со снежной поверхности. Небольшое затрудненное дыхание исходило из ее губ, пока она пыталась освободиться, но мои глаза были сфокусированы на этих черных рогах.

Она Вритра! подумал я, чувствуя себя глупо за то, что позволил кому-то, кого я так мало знал, так сблизиться со мной. Нет, она не смогла бы войти в Реликтомбы, если бы все было так. Я не знал, что делать с этим внезапным открытием. Может она просто кровей Вритры?

"Я понимаю, что ты шокирован—впрочем как и я—но я не думаю, что мы получим от неё ответы, если она умрёт," сказал мне Реджи, отрезвляя меня.

Я ослабил хватку, позволив алакрийской девушке упасть на землю, где она судорожно кашляла и терла горло.

"Пожалуйста... Грей. Я не причиню... никакого вреда," умоляла Каэра, ее красные глаза смотрели на меня.

"Молчать," предупредил я, вытащив белый кинжал из моей размерной руны, пока изучал алакрийскую девушку высших кровей.

Какова была цель Каэры—убить меня? В этом не было смысла. Она могла убить меня в любое время, пока я был в ключ-камне. Ей нужны были доказательства, чтобы вернуться к родословной, Косе или, может быть, даже к самому Агроне, чтобы они могли найти и казнить меня?

В конце концов, независимо от ее причин, все сводится к двум вариантам.

Мысль о том, чтобы просто убить ее прямо здесь и смягчить любой потенциальный риск, всплыла в моей голове, но, держа кинжал, вспоминал о том, как Каэра отказалась от клинка своего покойного брата, чтобы у меня было оружие. Мало того, мы с Каэрой расстались в хороших отношениях после нашего временного объединения в зоне конвергенции.

Даже тогда у нее и ее двух охранников было несколько шансов убить меня, пока я был без сознания после нашей борьбы с титаном, хотя это также было правдой, что она могла догадаться о моей личности после возвращения в Алакрию.

Она все еще зовет меня Греем, а это значит, что она может не знать, кто я, в конце концов...

Моя хватка вокруг костяного белого кинжала сжалась, пока я пытался принять правильное решение. Я доверял Хедригу, но зеленоволосого человека, который сражался рядом со мной, на самом деле никогда не существовало. Вместо этого, это была девушка, глубоко скрывающаяся за занавесом алакрийской знати—из кровей Вритры, которая в ней протекала.

Реджи выпустил смешок. "Чего ты так паришься? Может, ты ей просто нравишься.”

"Чего?" выпалил я, поразив Каэру, которая все еще стояла на коленях в снегу.

"Ничего," сказал я, прочищая горло и молча ругая своего товарища за его легкомысленное отношение.

Я чувствовал, как Реджи закатывает глаза. “Убивай ее или нет, решись уже на что-то, только быстрей. Я не хочу выяснять, что со мной будет, если ты замерзнешь до смерти, стоя здесь.

Мое лицо и руки игнорировали холод, но мое асурийское тело делало для меня эту смертельную погоду неприятной, в большинстве своем. Каэра, несмотря на ее очевидное происхождение от Вритры, не разделяла моей стойкости, и она уже начала трястись.

Вздохнув, я неохотно принял решение. Я вынул шерстяное покрывало из своей руны—еще один предмет снаряжения, который Аларик решил упаковать мне—и бросил его ей. "Завернись в это. Нам нужно найти укрытие—тогда и поговорим".

Она взяла мягкое покрывало и укуталась им, как одеялом. "Спасибо."

Мои глаза быстро просканировали наше окружение. Как и прежде, портал, через который мы прошли, исчез, оставив нас застрявшими в чистом белом пространстве. Ледяной ветер подбивал много снега, из-за чего вдали трудно было что-либо рассмотреть.

"Надо выдвигаться," я ответил вежливо, отворачиваясь.

"А я бы пошел по пути хорошего парня, но в твоем случае и плохиш сработает" дразнил Реджи.

Хочешь, чтобы я выковырял тебя эфиром?

“Никак нет, сэр, извините, сэр”

Закатив глаза, я продолжал идти, обращая пристальное внимание на мягкий хруст шагов Каэры всего немного позади меня.

"Ты опасаешься меня, но поворачиваешься спиной. Ты чего такой уверенный?" спросила Каэра, ее серебристый голос прорезался сквозь завывание ветра.

"Хочешь узнать?" спросил, не утруждая оглянуться.

"Может быть, в следующий раз," мягко сказала она после молчания.

"Слышал а, она хочет следующего раза" Реджи давился от смеха.

Я проигнорировал комментарий товарища, но мысленно дал ему второй страйк.

"Держите глаз востро, любой тип укрытия подойдет," кричал я, своими глазами осматривая каждую тень и складочку на замерзшем пустыре на предмет чего-то, что могло бы быть пещерой или оврагом, или даже просто свесом, который укрыл бы нас от укусов ветра.

"Я едва вижу тебя. Даже с маной, я не думаю, что смогу что-то увидеть, пока оно не появится перед глазами” сказала Каэра, в его голосе была нотка разочарования.

"Слушай я тут подумал, может вам ребятки выкопать самим укрытие, и крепко обнявшись—”

Страйк номер три.

Окружив эфиром бесплотную форму Реджи изнутри, я направил ее в ладонь и вытолкнул наружу.

К моему удивлению, пламенный детеныш Реджи на самом деле вырвался из моей руки, махая конечностями от неожиданности.

“Эй! Что за—”

Каэра открыла рот и рванула в движение. Вылетев из под простыни и вытянув тонкий изогнутый меч, она резанула кратким движением вниз, разрезав Реджи пополам.

Я наблюдал за этим с поднятыми бровями, как рассеченная форма Реджи исчезала, растворяясь в ветренном снегу.

Острый взляд Каэры порыскал вокруг местности, и когда она больше не заметила никаких угроз, она одним плавным движением спрятала лезвие. Потом она заметила вид моего лица, и ее собственное уверенное выражение улетучилось.

Я невозмутимо показал на точку, где исчез Реджи, и сказал: "Через несколько секунд эта штука появиться вновь. И как бы забавно это ни было, пожалуйста, не нападай на него снова."

Её глаза расширились. "А так это была твоя штука?"

"Это был мой волк, да."

"Грей, я—"

Она прервалась, как только щепотка темного пепла начала вращаться внутри светлого снега, сгущаясь доверху до тех пор, пока это стал идеально круглый шарик, который лопнул в пламени. Наконец, выпуклые светлые глаза Реджи открылись, и темная тень рта скрутилась в комический хмурый вид.

Блуждающий огонек приземлился на землю, переместившись, вздулся и превратился обратно в маленького, похожего на волка щенка. "Знаете, я уже не знаю, кто мне больше из вас нравится."

Брови Каэры сморщились, она была сбита с толку, пока ее взгляд метался между Реджи и мной.

Я пожал плечами. "Это Реджи. Вы оба знакомы по последним двум зонам."

Ее глаза засияли в понимании, а потом она наклонила голову. "Но тогда он был немного больше.”

"Да а ты оказывается трап(была мужиком)," Реджи рассердился.

"Ты прав." Губы Каэры дрожали, как будто она очень старалась не улыбаться. "Прости, дружочек."

Алакриянка наклонилась и почесала Реджи за одним заостренным маленьким ухом. Его яркие глаза смотрели на нее, но он не мог остановить свой теневой хвост от довольного виляния.

В этот раз посмеялся я, из-за чего моя товарищ остолбенел.

Прорычав, Реджи клацнул у пальца Каэры, напугав ее так, что она отдернула руку.

Крошечный теневой волчок бросился вперед, с некоторым трудом пробираясь сквозь снег. Не оглядываясь назад, Реджи сказал: "Хватит глазеть и идемте, пока вы оба не превратились в фруктовую мороженку из мяса."

Я встретил странные красные глаза Каэры, суженные в приятной улыбке, и заставил себя отвернуться. Сняв простыню, Алакриянка стряхнула снег и обернула его вокруг плеч, затем мы последовали за нашим маленьким пушистым проводником.

***

"Это посудина," пробормотал я, остановившись так, что Каэра, идя по следам, которые я оставлял в снегу, наткнулась на меня.

"Что?" спросила она, сделав шаг назад и осмотрелась вокруг нас.

Я взял ее за плечо и повернул так, чтобы она смотрела вниз, в широкую яму в земле. Видимость была настолько плохой, что я не сразу это заметил, но мы шли по гребню массивного, неглубокого кратера.

В этот момент остановился ветер, и луч серебристого света прорезал под нами серое одеяло, пролившийся через снег и высветив целый бассейн. Далеко под нами, наверное, в миле или более, было четкое очертание большой круглой выпуклости под снегом—слишком круглой и идеальной, чтобы быть естественным образованием.

Затем поднялся ветер, сошлись облака, фигура скрылась за белым занавесом.

"Ты это видел?" спросила Каэра с волнением, указывая вниз в сторону скрывавшегося холма.

Она повернулась ко мне, и вдруг оказалась слишком близко. Ее взгляд упал на мою руку, которая, вдруг осознав, все еще оставалась у нее на плече. Немедленно убрав ее и сделав шаг назад, Каэра также сдвинулась от неловкости.

"Видел что?" спросил Реджи, подойдя к нам рысью после того, как ушел от нас на несколько ярдов вперед. "Что я пропустил?"

“И что твоя рука делала на шпионе, а?"

"Там внизу что-то есть." Я показал вниз на наклон, игнорируя своего товарища. "Похоже, что снег становится глубже, так что, может быть, тебе стоит вернуться внутрь меня". Я посмотрел на Реджи, ясно давая понять, что это не столько вопрос, сколько приказ.

"Знаешь, было приятно размять ноги. Я думаю, мне будет и тут хорошо. Я не против такому количеству снега."

Я взглянул на щен