X
X
Глава - 5: КОНТИНЕНТ ТЯНЬ ЮАНЬ
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

— Сёстры Хун Хуа, Донг Мей, спасибо за хлопоты, — поблагодарив обеих, Цзянь Чэнь спокойно посмотрел на них.

Эти две служанки были горничными в клане Чан-Ян и были специально наняты для заботы о повседневных потребностях Цзянь Чэня. Поскольку Чэнь Цзянь всегда был один в своей комнате, его мать Би Юнь Тянь наняла двух служанок, чтобы они прислуживали ему.

Услышав Цзянь Чэня, девушки сладко засмеялись и сказали: — Четвертый мастер, в любом случае не стоит так любезничать. Мы просто делаем то, что должны.

— Это верно, четвертый мастер, пожалуйста, в будущем воздержитесь от вежливости в общении с нами. Если старейшины услышат ваше обращение к нам, тогда мы можем быть сурово наказаны… — Сказала другая служанка.

— Не волнуйтесь, я бы не стал говорить так, будь здесь кто-то еще, —  Цзянь Чен был необычайно умен, и в особняке Чан-Ян соблюдались строгие правила, касающиеся статуса. Можно быть уверенным, что девушки не отделаются легким наказанием, если такое кто-то услышит.

После того как Цзянь Чэнь умылся, он покинул свою комнату и пошел к комнате матери. Расстояние между ними было не велико, около двадцати метров.

Когда он вошел, Цзянь Чэнь увидел свою мать, положившую зеркало на трюмо. С помощью своих двух служанок она наводила макияж.

— Сян Эр, сегодня ты пришел раньше, чем обычно, — во взгляде на Цзянь Чэня, была видна нежная улыбка, полная любви и обожания.

Видя выражение любви на лице матери, его сердце становилось мягче. В прошлой жизни он потерял своих родителей, когда был еще совсем мал, поэтому не знал материнской любви и никогда её не испытывал. Но переродившись в этом мире, он ясно почувствовал её. И так постепенно, с течением времени, он начал ценить эти чувства.

Цзянь Чэнь подошел к своей матери и, погладив живот, со смущенным смехом сказал: «Твой сын голоден!» — Он чувствовал легкий голод после интенсивных тренировок прошлой ночью.

— Тогда через мгновенье мы пойдем в обеденный зал завтракать, —  Би Юнь Тянь положила нежную руку на голову Цзянь Чэня и рассмеялась.

— Да! — Цзянь Чэнь кивнул головой, и удовлетворенное выражение появилось на его лице. В сердце он тайно наслаждался любящим беспокойством, что мать оказывала ему

— Мама! — Промедлив секунду, Цзянь Чэнь снова открыл рот.

Би Юнь Тянь тепло посмотрела на него и произнесла: — Сян Эр, если ты хочешь что-то сказать, то говори!

Цзянь Чен заколебался на секунду, вспоминая свои глубокие раздумья. Снова взглянув на мать, он сказал: — Мама не могла бы ты, пожалуйста, рассказать своему сыну, на что похож внешний мир.

Услышав Цзянь Чэня, Би Юнь Тянь была явно шокирована этим вопросом.

— Сян Эр, возможно ли что ты интересуешься внешним миром? — удивлённо спросила Би Юнь Тянь.

— Мне просто любопытно! — последовал ответ Цзянь Ченя.

Би Юнь Тянь рассмеялась: «Сян Эр, внешний мир чрезвычайно обширен и невероятно сложен, сущность внешнего мира, не может быть описана при помощи нескольких слов. Если ты хочешь узнать о нём, лучше сходи в библиотеку и прочти несколько книг о нашем мире». — Даже ответив, лицо матери выглядело немного беспомощным.

— Но Сян Эр, ты еще не умеешь читать, прежде чем идти в библиотеку тебе нужно научиться читать.

— Мама, тогда почему бы нам не пригласить учителя, чтобы научить меня читать? — В его голосе содержалась некоторая неудовлетворенность.

Хихикая, Би Юнь Тянь сказала: «Сян Эр, тебе только 2 года. Твоя мать никогда раньше не видела и не слышала о 2-летнем ребенке умеющем читать. Даже на всем континенте Тянь Юань, этого никогда не случалось. Честно говоря, самый ранний возраст, когда детей начинают учить читать, примерно в 4-5 лет».

— Мама, твой сын хочет научиться читать. Не могла бы ты, пожалуйста, найти учителя, который все же попробует научить меня? — настойчиво попросил Цзянь Чень.

Би Юнь Тянь потеряла дар речи, тем не менее, счастливая улыбка показалась на её лице.

— Сян Эр, обучение чтению — это очень утомительно и скучно. Ты должен понимать, что существует очень много слов. Ты точно уверен, что желаешь начать обучение сейчас, это не то, чему можно быстро выучить.

— Да мама, я уверен! —  Цзянь Чэнь кивнул головой в подтверждение,

Услышав ответ сына, улыбка на лице Би Юнь Тянь стала еще великолепней.

— Если это просьба Сян Эр, мама полностью тебя поддержит, —повернув голову она крикнула: «Сяо Лю! Немедленно отправляйся в город Лоре, найми самого престижного учителя и приведи его в особняк, что бы он мог научить читать моего Сян Эр».

— Да, моя госпожа! — С уважением ответила служанка, что расчесывала волосы Би Юн Тянь.

— Сян Эр, уже прошло немало времени, давай пройдем в обеденный зал, не будем заставлять себя терпеть голод.

День пролетел очень быстро, на второй день в особняк прибыл учитель, нанятый матерью, и так началось обучение чтению.

Начиная с этого момента, Цзянь Чэнь проводил свои дни в усердном обучении чтению. Так как он сохранил некоторые психические силы духа и знания из воспоминаний о прошлом. Обучение письменному языку этого нового мира, не было чем-то сложным для него. В сочетании учителя, который отдавал все свое сердце и душу, обучая его, а так же его удивительные способности к запоминанию позволили ему легко продвигаться в обучении. За какие-то три месяца он уже освоил большинство базовых слов и выражений.

Скорость обучения Цзянь Чэня приводила в шок его учителя. Как только Би Юн Тянь узнала, она не могла поверить в то, что он освоил большую часть письменного языка всего за три месяца. В конце концов, она оставила принятие этого факта до прохождения Цзянь Чэнем испытания.

Если бы кто-то захотел читать и писать на уровне Цзянь Чэня, ему бы пришлось обучаться более двух лет. Даже ни один из гениев не сможет утверждать, что он изучил за три месяца то, на изучение чего уходит более двух лет.

Это достижение быстро дошло до ушей его отца Чан-Ян Ба. Из-за этого Чан-Ян Ба лично навестил его.

— Сян Эр, ты пережил многое за такой короткий промежуток времени, сейчас время, чтобы немного отдохнуть. Поскольку ты с таким трудом учился читать несколько последних месяцев, твой отец сделает тебе подарок, но я не знаю что бы ты хотел получить, — говоря Чан-Ян Ба смотрел вниз на Цзянь Чэня, и улыбка не сходила с его лица. Имея такого гениального сына, он был неимоверно горд собой и заботился о Цзянь Чэне гораздо больше, чем о других детях.

Услышав эти слова, глаза Цзянь Чэня заблестели, и он размышлял всего несколько секунд, прежде чем ответить.

— Отец, мог бы ты разрешить своему сыну отправится в библиотеку и прочесть некоторые книги, так я смогу получить некоторый опыт и узнать еще больше.

Глаза Чан-Ян Ба просветлели, и он с ублажением посмотрел на Цзянь Чэня.

— Сян Эр это не проблема. У тебя сердце, которое желает улучшать себя и твой отец гордится этим. Я разрешаю тебе, когда ты захочешь, библиотека будет свободна для тебя, — громко смеясь ответил Чан-Ян Ба.

— Спасибо отец! — Лицо Цзянь Чэня излучало счастье.

Разрешение на посещение библиотеки было немалым достижением, так что Цзянь Чэнь был по-настоящему рад. В конце концов, он понимал, что библиотека это не то место, куда может войти любой. Для того чтобы войти ты должен быть старше 6ти лет и быть непосредственным потомком главы клана Чан-Ян. Конечно, получив разрешение от главы клана, эти требования можно было обойти.

Вскоре нарадовавшись на Цзянь Чэня, Чан-Ян Ба покинул комнату сына. После того как отец ушел, Цзянь Чэнь более не мог сидеть в своей комнате. Выйдя из комнаты, он немедля направился в сторону библиотеки. После упорного обучения чтению в течение трёх месяцев, все вело к моменту, когда он сможет войти в библиотеку и найти информацию о внешнем мире. Даже если в книгах будет мало деталей, он всегда мог спросить свою мать.

Но в книгах определенно должна быть более полная информация, чем то, что могла рассказать его мать. В результате, Цзянь Чэнь возлагал большие надежды на информацию, описанную в книгах.

Цзянь Чэнь давно знал место расположения библиотеки: она располагалась в глубине поместья, во внутреннем дворе большой пагоды. Когда он вошел в здание суда, он сразу же почувствовал присутствие множества экспертов, скрытых в тенях и уставившихся на него как гадюки.

Цзянь Чэнь сделал вид, что не чувствует их и с гордо поднятой головой пошел дальше вглубь. Если другие узнают, что он ощущает взгляды людей из мест, скрытых от него, тогда последует много проблемных вопросов. В конце концов, он был  двухлетним ребенком без каких-либо знаний о боевых искусствах.

В особняке Чан-Ян было много прямых потомков, но не многие из них направлялись в библиотеку. Поэтому Цзянь Чэнь видел только стражников, которые охраняли это место и почти никаких других членов клана.

Цзянь Чэнь быстро добрался до двери в башню и остановился, подняв голову вверх, он увидел большую табличку над дверьми. На ней декоративно были написаны слова «Павильон книг», с двумя охранниками, стоящими под ней. Когда он взглянул на охранников, сразу заметил, что они были довольно слабыми.

Подождав пока откроются двери, Цзянь Чэнь прошел внутрь без препятствий со стороны охранников. Без движений стоя сбоку они были, как будто вырезанные из дерева. Даже когда появился Цзянь Чэнь, охранники не поприветствовали его.

Как только он вошел внутрь башни, его глаза увидели длинный и узкий коридор. Снаружи стоял день, и свет, падая вниз, оставлял незабываемый вид. Висящий на стенах коридора жемчуг яркой луны, источая свет, освещал коридор.

Коридор был прямой и длинный, прежде чем, наконец, разделился на два пути. Цзянь Чэнь рассчитал, что оба пути расходятся в противоположных направлениях,  а после вновь соединятся вновь.

— Четвертый мастер, глава клана сказал, что у вас есть полномочия для доступа к левой стороне башни, — произнесла пожилым голосом высокая фигура, медленно выходящая из тени.

Услышав это, Цзянь Чэнь повернулся, хотя свет в этой части башни был тусклым, он мог разглядеть внешний вид фигуры посреди теней. Это была пожилая фигура с седыми волосами и вся в морщинах. Одеждой был серебряный Чан Пао, который был лишен каких либо других цветов, даже сейчас создавалось впечатление обычного старика, никто и не подумает, что он больше чем обычный старик.

Независимо от того сколько он смотрел на старика, он не мог увидеть нечего кроме посредственности. Но его не стоит недооценивать — это было его внутренним инстинктом, что говорил ему, эта старая фигура была экспертом с необычайной силой. Сильнейшим человеком которого он видел придя в этот мир был его отец Чан-Ян Ба, но для Цзянь Чэня было невозможно сравнить ощущения, что он испытывал от этого старого человека.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<