X
X
Глава - 234:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

В этих условиях каждая дивизия не могла ничего сделать, кроме как отворачивать носы, когда они делали, так как хотел Лейлин. Однако, его репутация сразу же устремилась в сторону водосточных труб и завоевала ему репутацию “наиболее приветствуемого’ во всех подразделениях.

Честно говоря, когда он впервые услышал об этом, то слегка удивился, но нашел это забавным.

В мире магов, сила должна была уважаться. Репутация не явлалсь бесполезной, но применима только к тем, кто находился на том же уровне силы.

Пока он будет продолжать увеличивать свои силы, продвинется и станет магом 2 ранга, все эти люди будут находиться на его крючке, как собаки, и вилять хвостами сокрушаясь от мысли, что они не позволили Лейлину использовать их в своих интересах.

— Маг Лейлин! Жадный Дракон! Лорд Рейнольд хотел бы встретиться с вами завтра в 7 вечера. Пожалуйста, будьте готовы.

Цезарь громко анонсировал новость Лейлину и ушел.

— Немного раньше, чем я ожидал. Неужели я обидел небеса? — бесстрашно рассмеялся Лейлин.

Он не относился к своей должности Инспектора по Патрулированию со всей серьёзностью, и вдобавок ко всему он делал всё что хотел. Неудивительно, что каждый человек в Садах Четырёх Сезонов относился к нему как к врагу и противостояли ему.

Если он не подготовится, то просто умрёт!

Это было по определению. В конце концов, сам Лейлин не был невинен, и расследование привело бы к его падению.

Вдобавок, наследство Великого Мага Серхольма определённо привлечет внимание мага 2 ранга!

В мире магов, существовали всевозможные заклинания, которые использовались для проверки на ложь и обнаружения духа.

Причина почему здешние маги не использовали их, заключалась в том, что они являлись светлыми магами и всё делали последовательно. Однако сейчас было военное время. Все заботились о силе. И также у Лейлина имелось полно тайн.

В настоящее время, если бы любое из этих заклинаний будут использовано против него, то у него даже не будет и шанса, чтобы объясниться.

На самом деле Лейлин уже давно подозревал, что Сад Четырёх Сезонов прознал о его делишках с темными магами. Хотя он не оставлял никаких доказательств, возможно, что следы оставались.

В противном случае, почему бы его, высокоуровневого мастера зельеварения, молодого, талантливого и уверенные что его будут высоко ценить везде, куда бы он ни отправился, назначат в такое место для сражений?

“Но этого достаточно».

Губы Лейлина слегка изогнулись.

Он уже морально подготовился к тому, что его раскрыли. В конце концов, у магов имелось слишком много тайных методов, и у него не имелось возможности защититься от всего.

Будучи в состоянии за 2 года позволить своей родословной преобразоваться, а также накопить большой объем знаний и ресурсов, Лейлин чувствовал себя удовлетворённым.

«Похоже, что настало время мне с ними расстаться».

Лейлин выглядел равнодушным. Теоретически он предал Сады Четырёх Сезонов, но это имело отношение лично к нему. Он преследовал свои мечты и не собирался с ходить с намеченного маршрута.

— Хорошо. Я воспользуюсь этим. — Лейлин перевернул ладонь и взору предстала хорошо сохранившаяся пробирка.

В пробирке находился серый раствор. Смотря на такой серый цвет, люди уже могли почувствовать отвращение, и простой взгляд уже бы заставил их почувствовать головокружение.

«Раствор из перьев Нечестивого Филбирда. Я проводил над ним испытания. Для того, чтобы вырваться из лап Садов Четырёх Сезонов, и возможно, даже стать врагами, необходимо развеять ограничения контракта, о которых говорило Око Суда.

Лейлин пристально всмотрелся в пробирку в правой руке и выглядел очень возбуждённым.

Он щелкнул пальцами и в мгновение, комната окуталась слоем слабого желтого света. Затем Лейлин осторожно убрал пробку из пробирки.

*Тссс!* Серый газ вылетел из пробирки и при контакте с воздухом раствор их перьев Нечестивого Филберда произвёл бесчисленные крошечные пузырьки и начал дико растворяться.

— Ух. — Лейлин сильно зажал нос. — Какая ужасная вонь!

Он слегка вздохнул, но уже находился на грани обморока от запаха. Раствор оказался слишком ‘ароматным’. Даже с его живучестью более 20 единиц он еле мог его выносить.

Нечестивый Филберд первоначально являлся собранием всех грязных вещей в мире и его перья содержали в себе все виды мерзостей.

В действительности, раствор, сделанный из перьев, не получал свою силу от самих перьев, но от проекции силы Нечестивого Филберда - частей его тела.

Древний Нечестивый Филберд являлся существом, заклятым врагом Глаза Суда! Мало того, что их сражение затронуло Мир Магов, они также затронули несколько других крупных территорий.

Следы их присуствия прослеживались по мифам и легендам.

«Мерзость! Хаос! Как возникли эти характеристики и как они работали?»

Любопытство, которое невозможно было скрыть, появилось в глазах Лейлина. Были ли это характеристики Нечестивого Филбирда или справедливого Глаза Суда, они очень сильно отличались от заклинаний в Мире Магов. Они больше походили на тип регулирования, который придал Лейлину сильное желание узнать об этом побольше.

Маги обычно любили исследовать все виды странных явлений и сил, а также пытались найти способы, чтобы превратить их в свою силу.

Что касается попыток преследовать истину, маги походили на исследователей и учёных из прошлого мира Лейлина.

«Жаль, что к таким вещам могут приблизиться только те, кто по крайней мере стал Магом Утренней Звезды»,

Были ли это Око Суда или же Грязная Птица, оба могли пройти через весь мир и переступать через ужасающих существ. Их жизнь превосходило таковую у нормальных существ, и они достигли такого уровня, которого Лейлин даже не надеялся достичь, и тем более понять.

В настоящее время, Лейлин не был даже муравьём в их глазах. Вероятнее всего он был не больше пылинки.

Даже если он захочет принести жертвы и призвать их, он смог бы осуществить призыв, которому не хватило бы силы. Невозможно было сейчас исследовать и узнать о них побольше.

Несмотря на то, что Лейлин был немного разочарован, он ощущал даже больший огонь и желание внутри себя.

«Однажды! Однажды я доберусь до вершины Мира Магов и заставлю людей обратить внимание на другие великие существа и преследовать истину и вечность, о которой они грезят…»

*Тссс!*

После того, как летучий серый газ закончил свою активность, тело Лейлина поглотилось серым туманом.

Туман был невыносимо вонючий, заставляя Лейлина ощущать себя, будто бы он задыхается.

У серого тумана, как будто, имелась своя жизнь, когда он пробирался под кожу Лейлина, словно пытаясь найти способ войти в него.

*Грохот!*

Лейлин внезапно ощутил слабость и его выражение изменилось.

*Пак! Пак! Пак!* Словно спровоцированный, на его теле тут же проявилось несколько явлений Глаза Суда.

Эти явления были размером с большой палец, а самое большое достигало размеров кулака. Несколько таинственных нитей распространялось от него, и которые нависли вокруг Лейлина.

— Мощь регулирования? — Лейлин протянул руку и попытался коснуться этих нитей.

Неудивительно, что его руки прошли сквозь нити, словно они образовались из тонкого воздуха.

— Это должно быть нить из контракта и правил! Маленький Глаз Суда представляет собой моё соглашение со старой ведьмой, а большой подразумевает контракт, который я заключил при засвидетельствовании мага 2 ранга Рейнольда.

Самый большой Глаз Суда имел наиболее толстые нити, окружавшие Лейлина, неразрывно связанные с его телом.

Какая-то часть его тела дала ему понять, что, если он пойдёт против контракта, эти линии сломаются и это приведёт к результату, о котором он даже не хотел думать.

*Тссс тссс!*

После проявления явлений Глаза Суда, колебания серого тумана стали более интенсивными. Через неизвестный канал, мистическая часть информации была передана в мозг Лейлина.

— Один раствор из этих мерзких перьев может удалить только один контракт? — Лейлин кивнул и произнёс на языке Байрона, — Я выбираю этот! — и Лейлин указал на самый большой Глаз Суда.

Мало того, что язык Байрона являлся основой всех заклинаний, он даже обладал таинственной силой, позволяющая всем существам и духам понимать смысл, следовавший за произносимыми словами. Поэтому, этот язык использовался во всём Мире Магов и также в других местах.

*Чи Чи!*

Получив ответ Лейлина, серый туман быстро уплотнился и в его центре прозвучало щебетание птицы.

Щебетание этой птицы звучало крайне неприятно, словно рёв женщины.

Вместе с щебетанием, серый туман обратился двумя крыльями и превратился в большую туманную седую птицу.

«Является ли это истинной внешностью Нечестивого Фиобирда?» Лейлин аккуратно осмотрел внешность Мерзкой Птицы. Однако, из-за препятствий тумана, кроме основного тела, он больше ничего не смог рассмотреть из её особенностей.

“Приговор!” “Приговор!” “Приговор!” “Приговор!”

В этот момент, словно спровоцированный появлением образа Нечестивого Филберда, изображение Глаза Суда на поверхности Лейлина начало колебаться.

Небольшие болты молнии вырывались вокруг Глаза Суда, вокруг них образовалась пустота и даже слышались звуки жертвенных гимнов.

Глаз Суда посередине тут же расширился в несколько раз, а могущественные энергетические волны распространялись, пытаясь пробиться через пустоту, чтобы позаимствовать немного энергии от своего первоначального тела.

“Чи!”

Гигантская птица из серого тумана раскрыла крылья, где образовалось большое количество серо-черного тумана.

Мерзость! Хаос!

Лейлин снова ощутил головокружение и почти не мог определить где же он сейчас находится.

«Чи! Чи!» Серо-черный туман и синие электрические потоки пытались поглотить друг друга, и в конце концов погибали вместе.

Тем не менее, было очевидно, что тумана было намного больше, чем синих молний и через несколько секунд состояние тумана находилось в лучшем положении.

“Чи Чи!”

Под покровом тумана Глаз Суда дико дрогнул и даже прекратил все свои попытки связаться с оригинальным телом.

В этот момент, большая птица в сером тумане взмыла в воздух и словно хищник, охотящийся за едой, налетел с воздуха!

*Хлоп!*

Клюнув своим большим серым клювом, самое большое явление Глаза Суда было выклевано.

*Ка-ча!* *Ка-ча!* *Ка-ча!* Нити соединяющие Лейлина и Глаз Суда были унесены туманом.

По мере того, как исчезали нити, Лейлин ощущал, будто его тело, вздохнуло с облегчением, и даже его дух почувствовал свободу, словно с него упала тяжелая ноша.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<